read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- Думай, приятель, - нетерпеливо ответил Капитан. Альвар уже знал этот тон. - Ему и не надо мне верить. Но когда до него дойдут твои угрозы, - и при свидетелях, я тебе это обещаю, - как должен будет поступить король, если что-то случится с моей семьей?
Снова воцарилось молчание. Когда де Рада снова заговорил, из его голоса исчезла насмешка.
- Ты ему действительно расскажешь об этом? Неразумно. Ты не оставляешь мне выхода, Бельмонте.
- А ты мне. Подумай об альтернативе, прошу тебя. Сыграй роль старшего, мудрого брата. Скажи этому забияке, мужчине-ребенку Гарсии, что нельзя позволить его играми компрометировать законы и дипломатию короля. Неужели это такая уж невыполнимая обязанность для министра Вальедо?
На этот раз молчание длилось дольше. Потом де Рада осторожно произнес:
- Сделаю все, что смогу, чтобы он не попадался на твоем пути.
- А я сделаю все возможное, чтобы заставить его пожалеть, если он попадется. Если он не проявит уважения к словам своего старшего брата. - Голос Родриго не выражал ни торжества, ни снисхождения.
- Теперь ты не станешь докладывать королю о нашем разговоре?
- Мне надо это обдумать. К счастью, у меня действительно есть свидетель, на тот случай, если он мне понадобится. - И после этих слов Капитан произнес, слегка повысив голос: - Альвар, заканчивай свое дело, ради бога, ты так долго этим занимаешься, что мог уже затопить весь двор. Иди сюда и позволь мне представить тебя министру.
Альвар почувствовал, что его сердце внезапно оказалось значительно выше, чем ему положено быть, и обнаружил, что пересох, как пески пустыни. Он дрожащими пальцами застегнул пуговицы на штанах и растерянно вышел из-за фургона. Красный от смущения и страха, он увидел, что лицо графа Гонзалеса стало не менее красным, а в его глубоко посаженных карих глазах прочел ярость.
Голос Родриго звучал невозмутимо, словно он не замечал их чувств.
- Господин граф, примите поклон от члена моего отряда в этой поездке, сына Пеллино де Дамона. Альвар, поклонись министру.
Сбитый с толку, потрясенный до глубины души, Альвар повиновался приказу. В ответ на его поклон Гонзалес де Рада коротко кивнул. Выражение лица графа было холодным, как зима на севере, когда дуют ветра. Он сказал:
- Кажется, я знаком с твоим отцом. Он командовал крепостью на юго-западе при короле Санчо, не так ли?
- Караулом Мараньи, это правда, господин. Большая честь для меня, что вы были так добры и вспомнили его. - Альвар удивился тому, что голос слушается его настолько, что он может произнести эти слова. Он не поднимал глаз.
- А где твой отец сейчас?
Невинный вопрос, вежливый вопрос, но Альвар, после услышанного с противоположной стороны фургона, уловил в нем слабый намек на опасность. Тем не менее у него не было выбора. Этот вопрос задал министр Вальедо.
- Ему позволили выйти в отставку, господин, после полученного во время набега ашаритов ранения. Теперь он держит ферму на севере.
Гонзалес де Рада долгое мгновение молчал. Наконец он прочистил горло и сказал:
- Если мне не изменяет память, твой отец славился своим благоразумием.
- И верностью своим командирам на службе, - быстро вставил Капитан, пока Альвар не успел ничего на это ответить. - Альвар, тебе лучше сесть на коня, не то Лайн сдерет с тебя шкуру за то, что ты нас задерживаешь.
Благодарный Альвар поспешно поклонился обоим мужчинам и поспешил в противоположный конец двора, где ждали кони и солдаты, живущие в гораздо более простом мире, чем тот, с которым он нечаянно соприкоснулся возле фургона.

В конце утра того же дня сэр Родриго Бельмонте покинул свое место в голове колонны и кивком подозвал к себе Альвара.
Сердце Альвара сильно билось в предчувствии катастрофы, когда они с Капитаном отъехали немного в сторону от фланга походной колонны. Они двигались по Варгаским Холмам, одной из самых красивых местностей Вальедо.
- Лайн родился в деревне за той западной грядой, - непринужденным тоном заметил Капитан. - Так он, по крайней мере, говорит. А я ему говорю, что это ложь. Он вылупился из яйца на болоте таким же лысым при рождении, как сегодня.
Альвар слишком нервничал, чтобы рассмеяться. Ему удалось лишь вымученно улыбнуться. Он впервые остался наедине с сэром Родриго. Опороченный Капитаном Лайн Нунес ехал впереди и снова хриплым голосом отдавал приказы. Скоро предстоял полуденный привал.
Капитан продолжал тем же мягким тоном:
- Я слышал, что некогда в Аль-Рассане жил один человек, который боялся покинуть пиршественный стол халифа, чтобы помочиться. Он так долго терпел, что у него лопнул пузырь и он умер, еще до того как подали десерт.
- Я могу в это поверить, - с жаром ответил Альвар.
- Что тебе понадобилось там, за фургоном? - спросил Капитан. Его тон еле заметно изменился.
Альвар только об этом и думал, с тех пор как всадники оставили за спиной стены Эстерена. Он удрученно ответил:
- Мне следовало прочистить горло или кашлянуть.
Родриго Бельмонте кивнул:
- Свистнуть, запеть, плюнуть на колесо. Что угодно, чтобы дать нам знать о твоем присутствии. Почему ты этого не сделал?
Хорошего, умного ответа не подвернулось, поэтому Альвар сказал правду:
- Я боялся. Я все еще не мог поверить, что вы возьмете меня в этот поход. Мне не хотелось быть замеченным.
Капитан снова кивнул. Он смотрел мимо Альвара на уходящие вдаль холмы и густой сосновый лес на западе. Потом перевел пронизывающий взгляд ясных серых глаз на Альвара.
- Ладно. Урок первый. Я не допускаю ошибок, отбирая людей в свой отряд, даже на время короткого похода. Если тебя выбрали, значит, на то была причина. Понятно?
Альвар энергично кивнул. Набрал воздуха и выпустил его. Не успел он ничего ответить, как Капитан продолжил:
- Урок второй. Скажи, как ты думаешь, почему я заставил тебя выйти из-за фургона? Я ведь нажил тебе врага - второго по могуществу человека в Вальедо. Не слишком благородно с моей стороны. Зачем я это сделал?
Альвар отвел взгляд от Капитана и некоторое время ехал, усиленно соображая. Он не знал этого, но на лице юноши появилось то выражение, которое обычно вызывало тревогу у его близких. Собственные мысли иногда заводили его в неожиданные, опасные места. И на этот раз именно так и произошло. Он взглянул на сэра Родриго и снова отвел глаза, проявляя не свойственную ему осторожность.
- Скажи мне! - резко приказал Капитан.
Альвару вдруг захотелось очутиться снова на ферме, сеять пшеницу вместе с отцом и его работниками, ждать, когда придет одна из сестер с пивом, сыром и хлебом и с домашними сплетнями. Он с трудом глотнул. Возможно, он очень скоро снова окажется там. Но сына Пеллино де Дамона никогда еще не называли трусом, как, впрочем, и человеком, который слишком застенчив в своих высказываниях.
- Вы обо мне не думали, - произнес он самым твердым голосом, на который был способен. Нет никакого смысла говорить это, если твой голос дрожит, словно у испуганного ребенка. - Вы вытащили меня, чтобы поставить заслон между графом Гонзалесом и своей семьей. Сам я не много значу, но моего отца знали, и теперь министр знает, что я - свидетель того, что произошло сегодня утром. Я - защита для вашей жены и сыновей.
Он закрыл глаза. А когда открыл их, то увидел, что Родриго Бельмонте улыбается ему. Каким-то чудом Капитан вовсе не выглядел сердитым.
- Как я уже сказал, была причина, по которой тебя отобрали для участия в этом походе. Я не имею ничего против умных людей, Альвар. В определенных пределах, имей в виду. Возможно, ты даже прав. Возможно, я действовал из чисто эгоистических побуждений. Когда раздаются угрозы моей семье, это допустимо. Я действительно создал тебе потенциального врага. Даже в какой-то степени рискнул твоей жизнью. Не очень благородно для командира поступать так с человеком, находящимся под его началом, правда?
Это было еще одно испытание, и Альвар это понимал. Отец не раз твердил, что лучше бы ему думать немного меньше, а говорить гораздо меньше. Но это же сам Родриго Бельмонте, Капитан задает вопросы, которые требуют осмысленного ответа. Альвар полагал, что он мог бы увильнуть. Возможно, от него ждали именно этого. Но вот они едут по направлению к Аль-Рассану через поросшие соснами холмы Варгаса, которых он никогда прежде не видел, и его взяли в этот поход по какой-то причине. Капитан только что так и сказал. Его не собираются отсылать назад. Казалось, с каждым мгновением к Альвару возвращается его прежний характер.
- Был ли это благородный поступок? - спросил Альвар де Пеллино. - Не очень, если хотите знать мое мнение, господин. Конечно, на войне капитан может делать со своими людьми что угодно, но если речь идет о личной вражде, не знаю, правильно ли это.
На секунду ему показалось, что он зашел слишком далеко. Затем сэр Родриго снова улыбнулся; в его серых глазах читалось искреннее веселье. Капитан погладил усы затянутой в перчатку рукой.
- Могу себе представить, что ты не раз огорчал отца своей откровенностью, мой мальчик.
Альвар улыбнулся в ответ:
- Он действительно иногда предостерегал меня.
- Предостерегал?
Альвар кивнул:
- Ну, откровенно говоря, я не знаю, что еще он... Альвар не был мелким мужчиной, и жизнь на северной ферме была совсем не легкой, и еще меньше располагала к слабости служба в течение года в королевской армии в Эстерене. Он был сильным и быстрым, и хорошим наездником. И, тем не менее он так и не заметил кулака, который, подобно молоту, ударил его в лицо, отчего он вылетел из седла и упал на траву, словно маленький ребенок.
Альвар быстро сел, выплевывая кровь. Дотронулся ослабевшей рукой до челюсти, и ему показалось, что она сломана. Это произошло: предостережение отца только что сбылось. Его идиотская привычка говорить все, что думает, только что заставила его упустить тот счастливый случай, ради которого любой молодой солдат отдал бы жизнь. Родриго Бельмонте открыл перед ним дверь, а Альвар, по собственной глупости, споткнулся на пороге и упал навзничь. Правильнее сказать, на локоть и задницу.
Прижав к лицу ладонь, Альвар смотрел снизу вверх на Капитана. Отряд остановился неподалеку и во все глаза уставился на них.
- Мне приходилось поступать так же со своими сыновьями, раз или два, - произнес Родриго. Как ни странно, у него был по-прежнему веселый вид. - И, несомненно, придется поступать так же еще несколько лет. Теперь урок третий, Альвар де Пеллино. Иногда неправильно прятаться, как ты сделал у фургона. Иногда так же неправильно высказывать свои идеи раньше, чем они созреют. Подожди еще немного, чтобы обрести уверенность в себе. У тебя будет время, чтобы подумать об этом, пока мы в пути. И когда станешь обдумывать все это, прикинь, не переводит ли несанкционированный набег на Аль-Рассан банды дружков Гарсии де Рада, играющих в разбойников, это дело из разряда личной вражды в нечто иное. Я - офицер на службе короля Вальедо, и пока ты состоишь в этом отряде, ты тоже находишься на службе короля. Министр пытался угрозами заставить меня забыть о своем долге перед королем. Разве это личное дело, мой юный философ?
- Клянусь божественной задницей, Родриго! - раздался хорошо знакомый голос из головы колонны. - Чем этот малыш Пеллино заслужил такое?
Сэр Родриго обернулся и посмотрел на Лайна Нунеса, рысью приближавшегося к ним.
- Он назвал меня эгоистичным и несправедливым по отношению к моим людям. Обвинил в том, что я использую их в личных интересах.
- Всего-то? - Лайн сплюнул на траву. - Его отец в наше время говорил мне кое-что похуже.
- Неужели? - Капитан казался удивленным. - Де Рада недавно заявлял, что папаша Пеллино славился своей сдержанностью.
- Чушь собачья, - смачно ответил Лайн. - Разве можно верить тому, что говорит де Рада? Пеллино де Дамон имел свое мнение обо всем и обо всех под солнцем господа. Чуть не свел меня с ума этот парень. Мне пришлось с этим мириться, пока я не выхлопотал ему повышение по службе и не послал командовать крепостью на ничейной земле. Никогда не испытывал в жизни такого счастья, как тогда, когда увидел его зад в седле, удаляющийся прочь от меня.
Альвар таращился на них обоих. У него отвисла бы челюсть, если бы так сильно не болела. Он был слишком ошеломлен даже для того, чтобы подняться с земли. Его тихий, терпеливый отец столько раз мягко предостерегал его от излишней откровенности.
- Вижу, - сказал сэр Родриго, улыбаясь стоящему рядом с ним ветерану, - что ты несешь чушь не хуже любого де Рады.
- А это, скажу я тебе, уже смертельное оскорбление, - хрипло ответил Лайн Нунес, и на его покрытом шрамами, обветренном лице появилось выражение яростного возмущения.
Родриго громко расхохотался.
- Ты любил отца этого парня как брата. Ты мне долгие годы твердил об этом. Ты сам выбрал его сына в этот поход. Станешь отрицать?
- Я буду отрицать все, что понадобится, - упрямо ответил его заместитель. - Но если парень Пеллино уже довел тебя до этого удара, то я, возможно, совершил ужасную ошибку. - Они оба посмотрели вниз на Альвара, медленно качая головами.
- Возможно, ты и прав, - наконец произнес Капитан. Он не выглядел особенно озабоченным. - Очень скоро мы это проверим. Вставай, парень, - прибавил он. - Приложи что-нибудь холодное к этой стороне лица, иначе тебе на некоторое время станет трудно высказывать свое мнение о чем бы то ни было.
Лайн Нунес уже развернулся, чтобы ускакать. Теперь Капитан сделал то же самое. Альвар поднялся.
- Капитан, - позвал он с трудом.
Сэр Родриго оглянулся через плечо. Серые глаза смотрели теперь с любопытством. Альвар понимал, что снова рискует. Ну и пусть. Как ни поразительно, но, кажется, его отец тоже имел это обыкновение. Ему понадобится какое-то время, чтобы справиться с подобным. И, по-видимому, все же не паломничество матери к Васке привело его в этот отряд.
- Обстоятельства не позволили мне закончить последнюю мысль. Я только хотел сказать, что был бы горд умереть, защищая вашу жену и сыновей.
Губы Капитана дрогнули. Он снова смеялся.
- Гораздо вероятнее, ты умрешь, защищая свою жизнь от них. Давай, Альвар, я серьезно говорил насчет того, чтобы приложить что-нибудь холодное к челюсти. Если не снять эту опухоль, ты перепугаешь женщин в Фезане, и у тебя не будет никаких шансов. А пока не забудь подумать, прежде чем заговоришь в следующий раз.
- Но я уже подумал...
Капитан предостерегающе поднял руку. Альвар осекся. Родриго поскакал назад к отряду, и через несколько минут Альвар подвел своего коня за повод туда, где они остановились на привал. Как ни странно, несмотря на ноющую челюсть, боль в которой почти не облегчила смоченная в воде ткань, он вовсе не чувствовал себя плохо.
И он действительно уже подумал. Он ничего не мог с этим поделать. Он решил, что капитан прав насчет того, что возможность налета Гарсии де Рада переводит подобный случай из разряда личной вражды в разряд проблем королевской службы. Альвар гордился тем, что всегда готов был признать остроумный довод противника в споре.
Все это произошло много дней назад. Распухшая, хоть и не сломанная челюсть помогала Альвару выполнить трудную задачу - оставить при себе свои быстро мелькающие мысли.
Сбор париас, дани, два раза в году в Фезане теперь стал чем-то вроде рутины, скорее дипломатическим предприятием, чем военным. Королю Рамиро было важнее отправить туда лидера ранга сэра Родриго, чем послать армию. Все знали, что Рамиро может послать армию. Дань будет выплачена, пусть и не так быстро. И еще следовало исполнить некое подобие танца, перед тем как отправиться обратно с золотом Аль-Рассана. Все это Альвар узнал во время дежурства, когда ехал впереди колонны вместе с Лудусом или Мартином, самыми опытными дозорными.
Они научили его и многому другому. Пусть это и обыкновенная экспедиция, но Капитан не терпел беспечности, и особенно на ничейной земле или в самом Аль-Рассане. Они ехали на юг не для того, чтобы дать сражение, но у них был свой образ, они должны были внушить всем, что никто не смеет вступать в битву с Всадниками Вальедо, и особенно с теми, которыми командует Родриго Бельмонте.
Лудус научил Альвара, как по полету птиц угадать местонахождение ручья или озера на продуваемом ветрами плато. Мартин показал, как по узору облаков предсказывать погоду: эти приметы сильно отличались здесь, на юге, от примет, которые Альвар знал на далеком севере, у моря. А сам Капитан посоветовал ему укоротить стремена. Сэр Родриго тогда обратился прямо к Альвару, впервые после того сокрушительного удара в первое утро похода.
- Несколько дней ты будешь чувствовать себя неловко, - сказал он, - но не больше. Все мои солдаты научились отправляться в бой с такими стременами. Все они умеют это делать. Во время схватки может наступить момент, когда тебе понадобится встать в седле или спрыгнуть с коня. Тебе будет легче проделать это с высокими стременами. Это может спасти тебе жизнь.
К тому времени они уже ехали по ничейной земле, приближаясь к двум небольшим крепостям, которые построил король Рамиро, когда начал предъявлять права на париас от Фезаны. Гарнизоны этих крепостей бурно обрадовались встрече с земляками, пусть даже они провели в каждой лишь одну ночь, чтобы оставить письма, сплетни и припасы.
Здесь, в Лобаре и Баэсе, жизнь протекала в тревожной изоляции, как понял Альвар. Равновесие на полуострове могло нарушиться с падением халифата в Аль-Рассане, но это был развивающийся процесс, несвершившаяся реальность, и в том, что вальедцы разместили свои гарнизоны, пусть даже небольшие, на землях тагры, заключался немалый элемент провокации. Горстка солдат жила среди бескрайней пустоты, в опасной близости от мечей и стрел ашаритов.
Король Рамиро пытался сначала, два года назад, поощрять поселения вокруг крепостей. Он не мог принудить людей ехать туда, в такую даль, но гарантировал переселенцам обычную военную помощь и освобождение от налогов на десять лет - не пустяк, учитывая затраты на постоянно растущую армию. Всего пятнадцать-двадцать семей, оставив свои явно безнадежные дела на севере, оказались достаточно храбрыми, или безрассудными, или отчаянными, чтобы попытаться устроить свою жизнь здесь, на пороге Аль-Рассана.
Возможно, положение год от года менялось, но память об армиях ашаритов, с громом несущихся на север по этим высокогорным равнинам, была еще свежа. И все, кто видел дальше собственного носа, понимали, что король слишком погряз во вражде со своим братом и дядей в Руэнде и Халонье и что безрассудно с его стороны содержать два сомнительных гарнизона в тагре и те семьи, которые сгрудились вокруг них.
Равновесие, возможно, и нарушалось, но все еще оставалось равновесием, и игнорировать его было гибельно. Вспоминая по дороге на юг прищуренные глаза и опасливые лица мужчин и женщин, которых он видел на полях возле этих крепостей, Альвар решил, что фермеру приходится бороться с худшими вещами, чем тощая почва и ранние заморозки на севере, у границы с Руандой. Даже сами поля здесь выглядели жалкими и хрупкими, всего лишь царапинами на широких просторах пустошей.
Кажется, Капитан смотрел на это иначе. Сэр Родриго непременно спешивался и разговаривал с каждым фермером, которого они встречали. Альвар однажды оказался достаточно близко, чтобы услышать: они говорили об урожаях и сезонах дождей здесь, на землях тагры.
- Не мы истинные воины Вальедо, а эти люди, - сказал Капитан своим солдатам, вскакивая на коня после одной из таких бесед. - Любой из тех, кто выступил вместе со мной в этот поход, совершит ошибку, забыв об этом.
При этих словах его лицо было необычайно мрачным, словно он вызывал их на спор. Альвар вообще не склонен был что-либо отвечать. Он в задумчивости поскреб свой пострадавший подбородок, на котором пробивались первые ростки светлой бородки, и промолчал.
Плоский высокогорный ландшафт плато не изменился, на нем не было никаких пограничных знаков, но к вечеру следующего дня старый Лайн Нунес громко произнес, ни к кому в отдельности не обращаясь:
- Мы уже в Аль-Рассане.

Три дня спустя, ближе к закату, дозорные заметили вдали реку Таварес, а вскоре после этого Альвар впервые увидел башни и стены Фезаны, стоящие на северной излучине реки. В лучах заходящего солнца они имели цвет меда.
Лудус первым заметил нечто странное. Поразительное количество стервятников кружилось и парило над рекой у северной стены города. Альвар никогда не видел ничего подобного. Их там были тысячи.
- Так бывает на поле боя, - тихо произнес Мартин. - Я имею в виду, когда битва закончилась.
Лайн Нунес прищурился, чтобы лучше видеть, и через мгновение повернулся и вопросительно посмотрел на Капитана. Сэр Родриго не слез с коня, поэтому никто из них не сделал этого. Он долго смотрел на далекую Фезану.
- В реке плавают мертвецы, - наконец произнес он. - Мы сегодня заночуем здесь. Я не хочу подходить ближе или вступать в город, пока мы не узнаем, что случилось.
- Хотите, я возьму двоих или троих солдат и попытаюсь выяснить? - спросил Мартин.
Капитан покачал головой.
- Не думаю, что в этом есть необходимость. Сегодня ночью мы разведем хороший костер. Удвой число дозорных, Лайн, но я хочу, чтобы ашариты знали, что я здесь.
Некоторое время спустя, после вечерней трапезы и молитвы на закате о благополучном путешествии бога в ночи, они собрались вокруг костра. Мартин играл на гитаре, а Лудус и Бараньо пели под сверкающими звездами.
Вскоре после того как на востоке взошла почти полная белая луна, три человека открыто въехали в их лагерь.
Они слезли со своих мулов, дозорные отвели их в круг света от костра, и тогда музыка и пение прекратились, а Родриго Бельмонте и его всадники узнали, что произошло в Фезане в тот день.

Глава 3

В конце дня из спальни Хусари ибн Мусы они услышали вопли на улицах. Послали раба узнать, в чем дело. Тот вернулся с пепельно-серым лицом и принес страшную новость.
Ему не поверили. Лишь после того как друг ибн Мусы, тоже купец, но менее процветающий, что, по-видимому, спасло ему жизнь, прислал своего слугу с тем же известием, прятаться от реальности стало невозможно. Все, кто отправился в замок этим утром, погибли. Обезглавленные тела плыли по крепостному рву и вниз по течению реки, становясь добычей парящих кругами птиц. Очевидно, деятельный правитель Картады решил, что только таким образом можно полностью покончить с угрозой восстания в Фезане. За вторую половину дня практически все влиятельные фигуры, еще остававшиеся в городе, были уничтожены.
Пациент Джеаны, торговец шелком - любитель роскоши, который, как в это ни трудно поверить, должен был оказаться среди трупов во рву, лежал в постели, закрыв глаза рукой, дрожащий и обессиленный после выхода почечного камня. Стараясь, хоть и не слишком успешно, справиться с собственными бурлящими чувствами, Джеана пристально наблюдала за ним. Как всегда, ее убежищем стала профессия. Тихим голосом, радуясь тому, что он ей пока повинуется, она велела Веласу приготовить еще снотворного. Но ибн Муса ее удивил.
- Пожалуйста, больше не надо, Джеана. - Он опустил руку и открыл глаза. Голос его звучал слабо, но четко. - Я должен быть в состоянии ясно мыслить. За мной могут прийти. Тебе лучше покинуть этот дом.
Джеана об этом не подумала. Он был прав, разумеется. Нет никаких причин, из-за которых кровожадные наемники Альмалика позволили бы случайной болезни уберечь от них голову Хусари. А что касается лекаря - женщины-киндата, которая так некстати не пустила его во дворец...
Джеана пожала плечами. "Куда бы ни дул ветер, дождь прольется на киндатов". Она встретилась взглядом с Хусари. И увидела на его лице пугающее выражение, нарастающий ужас. Джеана подумала о том, как выглядит она сама, усталая и измученная после почти целого дня в этой жаркой и душной комнате, а теперь еще надо пережить то, о чем они узнали. Эту резню.
- Не имеет значения, останусь я или уйду, - ответила она, снова удивившись спокойствию собственного голоса. - Ибн Хайран знает, кто я, помните? Это он привел меня сюда.
Странно, но в глубине души ей все еще не хотелось верить, что именно Аммар ибн Хайран организовал и осуществил это массовое убийство невинных людей. Она не могла бы объяснить, почему это имеет для нее значение: он - убийца, об этом знает весь Аль-Рассан. Имеет ли значение, что убийца умен и остроумен? Что он знал, кто ее отец, и хорошо отозвался о нем?
У нее за спиной Велас тихо и деликатно кашлянул, что означало: ему надо сказать ей нечто срочное. Обычно так он выражал свое несогласие с ее мнением. Не оглядываясь на него, Джеана произнесла:
- Я знаю. Ты считаешь, что нам надо уйти.
Седой слуга, который до нее служил ее отцу, произнес своим, как всегда, приглушенным голосом:
- Я считаю, что почтенный ибн Муса дает мудрый совет, доктор. Мурвадийцы могут узнать от ибн Хайрана, кто ты, но у них нет особых причин тебя преследовать. Но если они придут за господином ибн Мусой и найдут нас здесь, твое присутствие их спровоцирует. Господин ибн Муса скажет тебе то же самое, я уверен. Они - из племен пустыни, госпожа. Они нецивилизованные люди.
Теперь Джеана резко обернулась, понимая, что срывает свой гнев и страх на самом верном друге, и не в первый раз.
- Так ты предлагаешь мне бросить пациента? - резко спросила она. - Это я должна сделать? Какой цивилизованный поступок с нашей стороны.
- Мне уже лучше, Джеана.
Она снова повернулась к Хусари. Тот с трудом сел на постели.
- Ты сделала все, что можно требовать от лекаря. Ты спасла мне жизнь, хоть и не так, как мы ожидали. - Поразительно, он даже лукаво улыбнулся. Но глаза его не улыбались!
Голос его теперь звучал тверже и более резко, чем когда-либо прежде. Джеана подумала, не пострадал ли рассудок торговца после навалившегося на него ужаса: возможно, такая перемена в поведении была реакцией на потрясение. Отец смог бы это определить и сказать ей.
"Отец, - подумала она, - больше никогда мне ничего не скажет".
Весьма вероятно, что мурвадийцы придут за Хусари, что они действительно заберут и ее, если найдут здесь. Племена из Маджрита не знакомы с цивилизацией. Аммару ибн Хайрану хорошо известно, кто она такая. Альмалик Картадский отдал приказ устроить эту резню. Альмалик Картадский точно так же сделал с ее отцом то, что сделал. Четыре года назад.
В жизни любого человека бывают такие моменты, когда все сдвигается, меняется, когда разветвляющиеся дороги ясно видны, когда человек делает выбор.
Джеана бет Исхак снова повернулась к своему пациенту.
- Я не оставлю вас здесь одного ждать их прихода.
Хусари снова улыбнулся.
- Что ты сможешь сделать, дорогая? Предложить воинам снотворное, когда они придут?
- У меня есть для них кое-что похуже, - загадочно ответила Джеана, но его слова заставили ее задуматься. - А чего хотите вы? - спросила она. - Я слишком спешу, простите. Может быть, они уже насытились. И никто не придет.
Он решительно покачал головой. Снова она отметила перемену в его поведении. Она знала ибн Мусу очень давно, но никогда не видела его таким.
- Полагаю, это возможно. Меня это мало волнует. Я не намерен ждать, чтобы выяснить. Я собираюсь выполнить свой долг. В любом случае мне придется покинуть Фезану.
Джеана заморгала:
- А в чем именно состоит ваш долг?
- Уничтожить Картаду, - ответил пухлый, ленивый сибарит, торговец шелком Хусари ибн Муса.
Джеана во все глаза смотрела на него. И это тот самый человек, который любил хорошо прожаренное мясо, чтобы не видеть крови во время еды. Его голос звучал так же спокойно и равнодушно, как тогда, когда он при ней обсуждал со своим торговым представителем страховку партии шелка перед отправкой его за море.
Джеана снова услышала робкое покашливание Веласа. Она обернулась.
- В таком случае, - сказал Велас так же тихо, как прежде, но теперь он тревожно хмурился, - мы ничем не можем помочь. Несомненно, будет лучше, если мы уйдем отсюда, чтобы господин ибн Муса мог начать готовиться к путешествию.
- Согласен, - сказал Хусари. - Я вызову провожатых и...
- А я не согласна, - резко возразила Джеана. - Во-первых, у вас может начаться лихорадка, после того как вышли камни, и мне необходимо проследить за этим. Во-вторых, вы не сможете покинуть город до наступления темноты, и уж, конечно, не пройдете ни в какие ворота.
Хусари сплел свои пухлые пальцы. Теперь он смотрел прямо в глаза Джеаны.
- Что ты предлагаешь?
Джеане это казалось очевидным.



Страницы: 1 2 [ 3 ] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.