read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


-... и вы, конечно же, знакомы с моими произведениями.
Я воскликнул:
- Впервые слышу!
Он не высказал разочарования и произнес странную фразу:
- Однако нет других исследователей амазонок, кроме меня!
И погрузился в какие-то свои размышления, предоставив мне наконец
возможность пуститься наутек.
Я обежал площадь, не узнавая ничего, и остановился в полном
недоумении. Где вода, где берег? Мне не вырваться своими силами из этого
дьявольского лабиринта!
Возвращаюсь, побежденный, к освещенному островку - единственному
месту, где можно бросить якорь. Странный человек снова начинает свои
рассуждения, как будто не заметив моего отсутствия:
- Согласитесь, что нельзя общаться с людьми, не делая между ними
никаких различий. Роду человеческому грозит вырождение. И наш долг - не
допустить этого. Но, кстати, вам будет спокойнее в частном доме...
- Я был бы вам очень признателен, если бы вы подсказали, как пройти
кратчайшим путем к мосту Академии, - грустно попросил я.
- Следуйте за мной, - коротко отозвался он.
Неужели этот человек наконец-то услышал меня? Но он остановился у
фонтана, украшенного высокими фризами с изображением вздыбленных коней.
- Изучите хорошенько эти фигуры! - воскликнул барон. - И вы сразу
поймете связь между ними и моими героинями.
Я опустил чемодан на скользкую брусчатку мостовой и погладил
мраморный зев фонтана, который, кажется, дышал под моими пальцами.
- Эти лошадки позволяли оседлать себя только тому, кто их любил, -
продолжал рассказчик. - А любить друг друга могут только существа,
созданные одинаковыми.
Я устало ответил, уловив его мысль:
- Пол перестает быть злом, если не подчиняется законам вида? Он вдруг
посмотрел на меня как на старого знакомого.
-Вы упрямо используете слова, чтобы скрыть свои мысли, - воскликнул
он. - Это секрет любого самоубийцы. Амазонкам помогло выжить то, что они
не разговаривали.
Несомненно, делаю ошибку, притворяясь, что принимаю его игру:
- Так вот откуда идет их дурная слава?
- То, что им никогда не могли простить, - это их стремление к
однополому существованию.
- Как же они продолжали свой род?
- Иллюзия необходимости противоположного пола еще не делает любовь
возможной, но лишь скрывает ее истинные возможности.
- Природа, однако, распорядилась по-своему...
- Природа чаще обрекает нас на несчастья, чем на радости.
- Но мы не можем выбрать себе другие условия для жизни.
- Можно просто не подчиняться условиям.
- Убежать в фантастику?
- Мудрость амазонок заключается в том, что они отбросили сказку о
мире, разделенном на мужчин и женщин.
- Отказ от признания полового плюрализма не может изменить реальность
бытия.
- Они всегда знали, что существует только один пол.
- В каком мифическом пространстве?
- В том, где мифы становятся реальностью.
- Единственная реальность, о которой можно говорить с уверенностью -
это смерть.
- Смерть понятна только там, где существует любовь, которая является
антитезой смерти, - это отмена всех различий. - А амазонки вели войны из
любви к жизни или из любви к смерти?
- Они сражались только за свободу любить.
- И какими мерками они измеряли эту свободу?
- Самой красотой их обнаженных торсов!
- То есть вы хотите сказать, что они были лесбиянками?
- Они были сами себе хозяйками.
- Такое искусство может иметь различный смысл.
- Смысл, который в этом заложен, еще никем не понят.
- Ну конечно, иначе амазонки не дожили бы до наших дней.
Он не реагирует на сарказм, просто замечает:
- В противном случае зачем я был бы здесь?
Я стараюсь казаться объективным:
- И каким образом они воспроизводятся?
- Кооптированием.
Мое молчание, по-видимому, заставляет моего странного собеседника
думать, что я размышляю над этим открытием. Поэтому он уточняет:
- Вербуются среди женщин, способных быть мужчинами, и среди мужчин,
способных быть женщинами.
Должно быть, я на какое-то мгновение закрыл глаза, потому что,
осмотревшись, вдруг никого не увидел рядом с собой. Жду какое-то
мгновение, зову. Никто не отвечает. С некоторым сожалением поднимаю свой
чемодан и снова пускаюсь в путь с новым болезненным усилием, в попытке
вырваться из лабиринта, в который я позволил себя завлечь.
Удаляюсь от фонтана, пока не натыкаюсь на стену. Обойдя ее, нахожу
проход. В конце прохода вижу обычные венецианские стены. Но канал,
идущий вдоль этих стен, имеет узкую неогороженную мостовую, и приходится
ступать по воде. Чем дальше, тем вода становится выше. Может, это начало
одного из очередных наводнений, которые так часто случаются в Венеции?
Может, начинается период, когда расположение луны и солнца поднимает
уровень моря? Знаю только, что в этом направлении идти больше нельзя. Но
только делаю несколько шагов в другую сторону, как снова коварная вода
настигает меня. Теряя голову, опрометью бегу с этого места. Туман
превратился в жидкий лед, который морозит губы и жжет глаза. Руки и ноги
становятся ватными. Кажется, я чувствую за спиной журчание настигающей
меня темной и густой массы. Больше нет моих сил.
Я громко кричу, уже не соображая, какие слова срываются с моих губ.
Чувствую, как они, словно смеясь надо мной, отскакивают от черной
поверхности ледяной воды. - Фонтан! Где Фонтан амазонок? От звуков этой
безнадежной молитвы прихожу в себя и вдруг начинаю смеяться: очевидно,
слова барона настолько утомили меня, что голова пошла кругом. Теперь мне
лучше. Если бы не тяжесть этого бесполезного чемодана, я чувствовал бы
себя еще более готовым преодолеть последний этап. Но поскольку я считаю
его бесполезным, зачем таскать лишний груз? Просто из привычки? Или в
самом деле мне так уж дорого содержимое чемодана?
Делаю над собой усилие- может даже большее, чем нужно, - и оставляю
свой груз возле стены. Ухожу, стараясь не прислушиваться к долго
преследующим меня воплям сожаления.
Почти сразу же снова оказываюсь у знакомого фонтана. Или это другой,
просто похожий на прежний? Их так много на больших и малых площадях
Венеции. Наверное, я проделал больший путь, чем мне показалось.
Внимательно рассматриваю барельефы на парапете фонтана. Узнаю
неспешный аллюр, мягкость взгляда, нежные изгибы молодых лошадок,
грациозность которых так расхваливал мне ученый. И правда, они
прекрасны. Становлюсь на колени, чтобы получше рассмотреть их очертания
и снова погладить их шелковистые спины. Не всякая обнаженная девица в
этой каменной плоти способна вызвать столько человеческих чувств. С
каким наслаждением я сел бы без седла на эти чувственные спины, обнял
руками их грациозные, пронизанные теплыми венами шеи, окунул лицо в
пахнущие луговыми травами гривы!
Осторожное прикосновение отвлекает меня от этого сна. Повернув
голову, вижу глаза с золотым отливом, глядящие на меня с таким доверием,
что не испытываю ни удивления, ни страха. Протягиваю руку и трогаю
мягкую густую шерсть, настолько короткую, что она позволяет ощутить
теплоту тела. Это собака, которая, по-видимому, заблудилась, как я, в
этом промозглом тумане и пришла составить мне компанию.
Как мне кажется, это дворняга, хотя морда у нее вытянутая и прямая,
как у легавой. На лбу у животного странная рана, похожая на
отпечатавшийся поцелуй.
Чем больше вглядываюсь, тем более странной мне кажется эта рана. Ее
эллиптические линии и пропорции так совершенны, что это не может быть
результатом несчастного случая или насилия. С этим животным сделали
что-то такое, что природа сама по себе не могла изобрести.
Сука или кобель? Я ласкаю ее. Оказывается, сука. Кажется, в ее
глазах, сверкающих золотыми искорками, лучится усмешка. Я улыбаюсь ей в
ответ. Собака кладет мне на колено лапу - она длинная и тонкая, не как у
обычной собаки. Я сжимаю тонкое запястье. За всю жизнь не помню случая,
чтобы я испытывал такую нежность к животному. Но эта собака была
необычной. И без тени смущения я мог бы представить ее в своих объятиях.
Может, потому, что этот необычный рот, высеченный у нее на лбу, вызывает
желание наклонить голову и прижаться к нему губами?
Не отрывая от меня глаз, гостья старается высвободить свою лапу. Я
разжимаю руку. Она отступает, поворачивается, поднимает ко мне голову,
как бы приглашая следовать за ней. Зачем заставлять себя уговаривать?
Без сомнения, она знает лучше меня, куда идти.
Действительно, место, которое я так долго искал, оказалось всего в
нескольких шагах отсюда: огороженный железной оградой дом с мраморными
колоннами, высоким фронтоном и портиками неизвестного мне стиля.
Собака кладет лапу на засов, я толкаю калитку, и она беззвучно
открывается. Четвероногая проводница ведет меня через едва освещенные
своды, под которыми я успеваю разглядеть изящные изваяния. Подхожу к
одному из них. Это скульптурное изображение обнаженной женщины в
античном стиле, обнимающей оленя, - может быть, это богиня охоты, хотя и
без лука и стрел. Собака остановилась в ожидании, и я уже собрался за



Страницы: 1 2 [ 3 ] 4 5 6 7 8 9 10 11 12
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.