read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



возраст. Я хочу вернуться в те дни, стать молодым и наивным...
Глава первая
-- Ясненько-ясненько-прекрасненько! -- прокричала Зиночка,
не дослушав материнских наставлений.
Она торопилась закрыть дверь и накинуть крючок, а мать,
как всегда, застряла на пороге с последними указаниями.
Постирать, погладить, почистить, прокипятить, подмести. Ужас
сколько всего она придумывала каждый раз, когда уходила на
работу. Обычно Зиночка терпеливо выслушивала ее, но именно
сегодня мама непозволительно медлила, а идея, возникшая в
Зиночкиной голове, требовала действия, поскольку была
неожиданной и, как подозревала Зина, почти преступной.
Сегодня утром во сне Зиночка увидела себя на берегу речки.
Этим летом она впервые поехала в лагерь не обычной девочкой, а
помощником вожатой, переполненная ощущением ответственности.
Она все лето так строго сдвигала колючие бровки, что на
переносице осталась белая вертикальная складочка. И Зиночка
очень гордилась ею.
Но увидела она себя не с пионерами, ради которых и
приходилось сдвигать брови, а со взрослыми: с вожатыми отрядов,
преподавателями и другими начальниками. Они загорали на песке,
а Зиночка еще плескалась, потому что очень любила барахтаться
на мелководье. Потом на нес прикрикнули, и Зиночка пошла к
берегу, так как еще не разучилась слушаться старших.
Уже выходя на берег, она почувствовала взгляд:
пристальный, оценивающий, мужской. Зиночка смутилась, крепко
прижала руки к мокрой груди и постаралась поскорее упасть на
песок. А в сладком полусне ей представилось, что там, на
берегу, она была без купальника. Сердце на мгновение екнуло. но
глаз Зиночка так и не открыла, потому что страх не был
пугающим. Это был какой-то иной страх, на который хотелось
посмотреть. И она торопила маму, пугаясь не страха, а решения
заглянуть в него. Решения, которое боролось в ней со стыдом, и
Зиночка еще не была уверена, кто кого переборет.
Накинув крючок на входную дверь, Зиночка бросилась в
комнату и первым делом старательно задернула занавески. А потом
в лихорадочной спешке стала срывать с себя одежду, кидая ее
куда попало: халатик, рубашку, лифчик, трусики... Она лишь
взялась за них, оттянула резинку и тут же отпустила -- резинка
туго щелкнула по смуглому животу, и Зиночка опомнилась.
Постояла, ожидая, когда уймется застучавшее сердце, и тихонечко
пошла к большому маминому зеркалу. Она приближалась к нему как
к бездне: чувствуя каждый шаг и не решаясь взглянуть. И, только
оказавшись перед зеркалом, подняла глаза.
В свинцовом зеркальном холодке отразилась смуглая
маленькая девушка с круглыми от преступного любопытства,
блестящими, как вишенки, глазами. Вся она казалась шоколадной,
и лишь не по росточку крупная грудь да полоски от бретелек были
неправдоподобно белыми, словно не принадлежавшими этому телу.
Зиночка впервые сознательно разглядывала себя как бы со
стороны, любовалась и одновременно пугалась того, что казалось
ей уже созревшим. Но созревшей была только грудь, а бедра никак
не хотели наливаться, и Зиночка сердито похлопала по ним
руками. Однако бедра еще можно было терпеть: все-таки они хоть
чуточку да раздались за лето, и талия уже образовалась. А вот
ноги огорчали всерьез: они сбегали каким-то коку-сом,
несоразмерно утончаясь к щиколоткам. И икры еще были плоскими,
и коленки еще не округлились и торчали, как у
девчонки-пятиклашки. Все выглядело просто отвратительно, и
Зиночка с беспокойством подозревала, что природа ей тут не
поможет. И вообще все счастливые девочки жили в прошлом веке,
потому что тогда носили длинные платья.
Зиночка осторожно приподняла грудь, словно взвешивая: да,
это уже было взрослым, полным будущих ожиданий. Значит. такая
она будет -- кругленькая, тугая, упругая. Конечно, хорошо бы
еще подрасти, хоть немного; Зина вытянулась на цыпочках,
прикидывая, какой она станет, когда наконец подрастет, и, в
общем, осталась довольна. "Подождите, вы еще не так будете на
меня смотреть!" -- самодовольно подумала она и потанцевала
перед зеркалом, мысленно напевая модное "Утомленное солнце".
И тут ворвался звонок. Он ворвался так неожиданно, что
Зиночка сначала ринулась к дверям, как вертелась перед
зеркалом. Потом метнулась назад, торопливо, кое-как напялила
разбросанную одежду и вернулась в прихожую, на ходу застегивая
халатик.
-- Кто там?
-- Это я, Зиночка.
-- Искра? -- Зина сбросила крючок.-- Знала бы, что это ты,
сразу бы открыла. Я думала...
-- Саша из школы ушел.
-- Как ушел?
-- Совсем. Ты же знаешь, у него только мама. А теперь за
ученье надо платить, вот он и ушел.
-- Вот ужас-то! -- Зина горестно вздохнула и примолкла.
Она побаивалась Искорку, хотя была почти на год старше.
Очень любила ее, в меру слушалась и всегда побаивалась той
напористости, с которой Искра решала все дела и за себя и за
нее и вообще за всех, кто, по ее мнению, в этом нуждался.
Мама Искры до сих пор носила потертую чоновскую кожанку,
сапоги и широкий ремень, оставлявший после удара жгучие красные
полосы. Про эти полосы Искра никому никогда не говорила, потому
что стыд был больнее. И еще потому, что лишь она одна знала: ее
резкая, крутая, несгибаемая мать была глубоко несчастной и, в
сущности, одинокой женщиной. Искра очень жалела и очень любила
ее.
Три года назад сделала она это страшное открытие: мама
несчастна и одинока. Сделала случайно, проснувшись среди ночи и
услышав глухие, стонущие рыдания. В комнате было темно, только
из-за шкафа, что отделял Искоркину кровать, виднелась полоска
света. Искра выскользнула из-под одеяла, осторожно выглянула. И
обмерла. Мать, согнувшись и зажав голову руками, раскачивалась
перед столом, на котором горела настольная лампа, прикрытая
газетой.
-- Мамочка, что случилось? Что с тобой, мамочка? Искра
рванулась к матери, а мать медленно встала ей навстречу, и
глаза у нее были мертвые. Потом побелела, затряслась и впервые
сорвала с себя солдатский ремень.
-- Подглядывать? Подслушивать?..
Такой Искра навсегда запомнила маму, а вот папу не помнила
совсем: он наградил ее необыкновенным именем и исчез еще в
далеком детстве. И мама сожгла в печке все фотографии с
привычной беспощадностью.
-- Он оказался слабым человеком, Искра. А ведь был
когда-то комиссаром!
Слово "комиссар" для мамы решало все. В этом понятии
заключался ее символ веры, символ чести и символ ее юности.
Слабость была антиподом этого вечно юного и яростного слова, и
Искра презирала слабость пуще предательства.
Мама была для Искры не просто примером и даже не образцом.
Мама была идеалом, который предстояло достичь. С одной, правда,
поправкой: Искра очень надеялась стать более счастливой.
В классе подружек любили. Но если Зиночку просто любили и
быстро прощали, то Искру не только любили, но слушали. Слушали
все, но зато ничего не прощали. Искра всегда помнила об этом и
немного гордилась, хотя оставаться совестью класса было порой
нелегко.
Вот Искорка ни за что на свете не стала бы танцевать перед
зеркалом в одних трусиках. И когда Зиночка подумала об этом, то
сразу начала краснеть, пугаться, что Искра заметит ее внезапный
румянец, и от этого краснела еще неудержимее. И вся эта
внутренняя борьба настолько занимала ее, что она уже не слушала
подругу, а только краснела.
-- Что ты натворила? -- вдруг строго спросила Искра.
-- Я? -- Зиночка изобразила крайнее удивление.-- Да что
ты! Я ничего не натворила.
-- Не смей врать. Я прекрасно знаю, когда ты краснеешь.
-- А я не знаю, когда я краснею. Я просто так краснею, вот
и все. Наверное, я многокровная.
-- Ты полоумная,-- сердито сказала Искра.-- Лучше
признайся сразу, тебе же будет легче.
-- А! -- Зиночка безнадежно махнула рукой.-- Просто я
пропадушка.
-- Кто ты?
-- Пропадушка. Пропащий человек женского рода. Неужели не
понятно?
-- Болтушка,-- улыбнулась Искра.-- Разве можно с тобой
серьезно разговаривать?
Зиночка знала, чем отвести подозрения. Правда, "знать" --



Страницы: 1 2 [ 3 ] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.