read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Только смотри не заговаривай со мной, если встретишь возле отеля, -
предупредил он ее, когда они остались одни. - Не подавай виду, что знаешь
меня.
- Почему? - простодушно спросила она.
- Ты прекрасно знаешь, почему, - ответил брат; он уже не раз говорил,
что у них у всех слишком жалкий вид, из-за такой родни сраму не оберешься.
- Если встретимся, проходи мимо, и все. Слышишь?
- Хорошо, - кротко ответила Дженни. Хотя брат был лишь годом старше,
она всегда ему подчинялась.
На другой день по дороге в отель она заговорила с матерью о предложении
брата.
- Басс говорит, что мы могли бы брать у постояльцев белье в стирку.
Миссис Герхардт, которая всю ночь мучительно раздумывала над тем, как
бы заработать еще что-нибудь сверх трех долларов в неделю за уборку,
одобрила идею Басса.
- Это верно, - сказала она. - Я спрошу в отеле.
Однако, когда они пришли в отель, удобный случай представился не сразу.
Только под вечер судьба им улыбнулась: старшая горничная велела вымыть пол
перед портье. Это важное должностное лицо явно к ним благоволило. Ему
пришлась по душе добрая, озабоченная мать и хорошенькая дочка. И он
благосклонно выслушал миссис Герхардт, когда она осмелилась задать ему
вопрос, который весь день не выходил у нее из головы:
- Может, кто из ваших постояльцев согласится давать мне белье в стирку?
Я была бы так благодарна...
Портье посмотрел на нее и снова прочел на этом невеселом лице
безысходную нужду.
- Посмотрим, - ответил он и тотчас подумал о сенаторе Брэндере и
генерале Гопкинсе. Оба они люди отзывчивые и охотно помогут бедной
женщине. - Подымитесь наверх к сенатору Брэндеру. В двадцать второй номер.
Вот, - портье записал номер на бумажке, - пойдите и скажите, что это я вас
прислал.
Миссис Герхардт дрожащей рукой взяла бумажку. Ее глаза были полны
благодарности, которую она не умела выразить словами.
- Ничего, ничего, - сказал портье, заметив ее волнение. - Пойдите
сейчас же. Он как раз у себя.
Осторожно и почтительно постучала миссис Герхардт в дверь двадцать
второго номера; Дженни молча стояла рядом.
Через минуту дверь открылась, и на пороге ярко освещенной комнаты
появился сенатор. Он был в изящном смокинге и выглядел моложе, чем
показалось им при первой встрече.
- Чем могу служить, сударыня? - спросил он миссис Герхардт, сразу узнав
обеих.
Мать совсем смешалась и ответила не сразу.
- Мы хотели спросить... может, вам надо постирать белье?
- Постирать? - переспросил он удивительно звучным голосом. - Постирать
белье? Ну, войдите. Сейчас посмотрим.
Он учтиво посторонился, пропуская их, и закрыл дверь.
- Сейчас посмотрим, - повторил он, выдвигая один за другим ящики
солидного шифоньера орехового дерева.
Дженни с любопытством оглядывала комнату. Никогда еще она не видела
такого множества безделушек и красивых вещиц, как здесь - на камине и на
туалетном столике. Мягкое кресло и рядом лампа под зеленым абажуром, на
полу толстый пушистый ковер, несколько маленьких ковриков, разбросанных
там и сям, - во всем такое богатство, такая роскошь!
- Присядьте, вот стулья, - любезно сказал сенатор, уходя в соседнюю
комнату.
Преисполненные пугливой почтительности, мать и дочь из вежливости
остались стоять, но сенатор, покончив с поисками, повторил приглашение.
Они смущенно и неловко сели.
- Это ваша дочь? - спросил он миссис Герхардт, улыбаясь Дженни.
- Да, сэр, - ответила мать. - Старшая.
- А муж у вас жив? - расспрашивал он далее. - Как ваша фамилия? Где вы
живете?
Миссис Герхардт покорно отвечала на все вопросы.
- Сколько у вас детей? - продолжал он.
- Шестеро, - ответила миссис Герхардт.
- Семья не маленькая, что и говорить. Вы, без сомнения, выполнили свой
долг перед страной.
- Да, сэр, - ответила миссис Герхардт, тронутая его вниманием.
- Так вы говорите, это ваша старшая дочь?
- Да, сэр.
- А чем занимается ваш муж?
- Он стеклодув. Но только он сейчас хворает.
Они беседовали, а Дженни слушала, и большие голубые глаза ее глядели
удивленно и пытливо. Всякий раз, как сенатор смотрел на нее, он встречал
такой простодушный, невинный взгляд, такую чудесную улыбку, что ему трудно
было отвести глаза.
- Да, - сказал он сочувственно, - все это очень печально. У меня тут
набралось немного белья, вы его выстирайте, пожалуйста. А на той неделе,
вероятно, будет еще.
Он сложил белье в небольшой, красиво вышитый синий мешок.
- В какой день вам его принести? - спросила миссис Герхардт.
- Все равно, - рассеянно ответил сенатор. - В любой день на той неделе.
Она скромно поблагодарила его и собралась уходить.
- Вот что, - сказал он, пройдя вперед и открывая перед ними дверь. -
Принесите в понедельник.
- Хорошо, сэр, - сказала миссис Герхардт. - Спасибо вам.
Они ушли, а сенатор вновь принялся за чтение, но почему-то им овладела
странная рассеянность.
- Печально, - сказал он, закрывая книгу. - В этих людях есть что-то
очень трогательное.
Образ Дженни, полной изумления и восторга, витал в комнате.
А миссис Герхардт с дочерью снова шли по мрачным и темным улицам.
Неожиданная удача необычайно подбодрила их.
- Какая у него прекрасная комната, правда? - прошептала Дженни.
- Да, - ответила мать. - Он замечательный человек.
- Он сенатор, да? - продолжала дочь.
- Да.
- Наверное, приятно быть знаменитым, - тихо сказала девушка.



2
Духовный облик Дженни - как его описать? Эта бедная девушка, которую
нужда заставила помогать матери, стиравшей на сенатора, брать у него
грязное белье и относить чистое, обладала чудесным мягким характером, всю
прелесть которого не выразишь словами. Бывают такие редкие, особенные
натуры, которые приходят в мир, не ведая зачем, и уходят из жизни, так
ничего и не поняв. Жизнь всегда, до последней минуты, представляется им
бесконечно прекрасной, настоящей страной чудес, и если бы они могли только
в изумлении бродить по ней, она была бы для них не хуже рая. Открывая
глаза, они видят вокруг совершенный мир, который им так по душе: деревья,
цветы, море звуков и море красок. Это - их драгоценнейшее наследство, их
лучшее богатство. И если бы никто не остановил их словами: "Это мое", -
они, сияя счастьем, могли бы без конца странствовать, по земле с песнью,
которую когда-нибудь услышит весь мир. Это песнь доброты.
Но, втиснутые в клетку реального мира, такие люди почти всегда ему
чужды. Мир гордыни и алчности косо смотрит на идеалиста, мечтателя. Если
мечтатель заглядится на пролетающие облака, его упрекнут в праздности.
Если он вслушивается в песни ветра, они радуют его душу, а окружающие тем
временем спешат завладеть его имуществом. Если весь так называемый
неодушевленный мир захватит его, призывая столь нежными и чарующими
голосами, что, кажется, они не могут не быть живыми и разумными, -
мечтатель гибнет во власти стихии. Действительный мир всегда тянется к
таким людям своими жадными лапами и завладевает ими. Именно таких жизнь
превращает в покорных рабов.
Такой была и Дженни в этом прозаическом мире. С детства каждый ее шаг
был подсказан добротой и нежностью. Когда Себастьян падал и ушибался, это
она, преодолевая тревогу и страх за брата, помогала ему встать и приводила
к матери. Когда Джордж жаловался, что он голоден, она отдавала ему свой
кусок хлеба. Долгими часами она баюкала младших братьев и сестер, ласково
напевая и в то же время грезя о чем-то. Едва научившись ходить, она стала
верной помощницей матери. Она мыла, чистила, стряпала, бегала в лавку и
нянчила малышей. Никто никогда не слыхал от нее ни слова жалобы, хотя она
нередко задумывалась над своей горькой долей. Она знала, что многим
девочкам живется гораздо привольнее и радостнее, но и не думала им
завидовать; ей случалось в тайне грустить, и все же она пела свои песенки.
В ясные дни, когда она смотрела из окна кухни на улицу, ее тянуло на
простор, в зеленые луга. Красота природы, ее линии и краски, свет и тени
волновали девочку, как прекрасная музыка. Бывало, она уводила Джорджа и
других детей в заросли орешника, в уютный, тенистый уголок, где струился
говорливый ручей, а вдали широко раскинулись поля. Она не умела, как
делают поэты, выразить словами то, что чувствовала, но душа ее живо
откликалась на всю эту красоту и радовалась каждому звуку, каждому
дуновению.
Когда издалека доносилось негромкое, нежное воркованье лесных горлинок
- этих духов лета, - она наклоняла голову и прислушивалась, и полные
нежности звуки, словно серебряные капли, падали ей прямо в сердце.
Когда солнце пригревало жарче и сквозные тени и золотые узоры ложились



Страницы: 1 2 [ 3 ] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.