read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Я спросил, как прошла операция.
- Глупо, - сказал Венька и кивнул на убитых. - Ты смотри, что наделал
этот наш припадочный - Иосиф Голубчик...
Я знал, что Венька не любит Голубчика. Но сейчас мне было все-таки
непонятно, почему он сердится. Я еще спросил удивленно, приподняв фонарь
над убитыми:
- Это что, разве Голубчик их наколотил?
- Да нет, - сказал Венька. - Клочкова, вот этого, Коля Соловьев срезал.
Этого вот, - он тронул труп ногой, - кажется, я. А этих - курсанты с
повторкурсов...
- А Голубчик?
Венька ничего не ответил, наклонившись над трупом Зубка.
Зубок лежал на снегу в красивой черной бекеше, отороченной серым
каракулем, в расшитых унтах, без шапки, беловолосый, аккуратно причесанный
на пробор.
Видно было, что шапка, теперь потерянная, приминала прическу до
последней минуты жизни, и поэтому прическа осталась нерастрепанной на
застывшей навсегда голове.
- Ты смотри, куда он ему попал, - расстегнул на мертвом бекешу Венька.
- Прямо в самое сердце. Вот свинья худая! Ну кто его просил убивать
мальчишку? Только бы ему порисоваться перед начальником, показать свое
геройство. Он, припадочный, кого угодно из-за этого убьет. Хоть отца
родного. Лишь бы начальник похвалил его за храбрость. Все время на глаза к
начальнику лезет. Глядите, мол, какой я герой!..
Я понял, что это Голубчик убил Зубка. Но я не мог разделить возмущения
Веньки.
- Тут же не разберешь, в такой горячке, кого убить, кого оставить, -
сказал я. - Если ты не убьешь, тебя убьют...
- Ерунда, - взял у меня фонарь Венька. - Зубка мы свободно могли живьем
захватить. Ты помнишь, как осенью на лесозаводе было? Я же его тогда почти
поймал на крыше. Даже карабин у него из рук выбил. Деваться ему просто
некуда было. Никто бы не поверил, что он спрыгнет с крыши, прямо со
второго этажа. А он даже не задумался - спрыгнул. Очень храбрый мальчишка.
Если б не опилки внизу, он бы насмерть разбился. А он ничего, побежал. Я
его тогда хорошо видел с крыши, как он бежал по двору. Только прихрамывать
стал...
- Все-таки он был уже конченый, если свАзался с бандитами, - сказал я,
чтобы Венька не горевал об убитом. - Клочков же, понятно, имел на него
большое влияние...
- Клочков - это дерьмо, - покосился Венька на труп Клочкова. - Клочков
мог из него только бандита сделать, а мы бы сделали хорошего парня. Просто
мирового парня сделали бы...
- Не думаю, - сказал я.
- Ты что, глупый; что ли? - вдруг как бы удивился Венька, поглядев на
меня. И еще что-то хотел сказать, но из здания на крыльцо вышел Иосиф
Голубчик.
Длинный, худой, чуть сутулый, в кожаной не по росту короткой тужурке, с
короткими рукавами, он шел по снегу в нашу сторону и похлопывал плеткой по
сапогам.
За ним продвигался, распахнув, как крылья, собачью доху, маленький Яков
Узелков с блокнотом и карандашом, почему-то зажатым в зубах.
- Любуетесь? - спросил нас Голубчик, и даже в темноте было заметно, что
он ухмыльнулся.
Мы промолчали.
Узелков вынул изо рта карандаш.
- Покажите мне, который Клочков.
Иосиф Голубчик взял у Веньки фонарь и осветил необыкновенно грузный
труп Клочкова.
- Говорят, не все лошади его выдерживали, - засмеялся Голубчик. - У
него особая лошадь была. Здоровенная! Как битюг. Жалко, ее убили. Она там
и осталась, в Золотой Пади...
- А который его адъютант? - спросил Узелков.
- Вот он, - осветил Зубка Голубчик.
- Это, значит, твоя работа? - оглянулся на него Узелков и снова взял
карандаш в зубы.
- Моя. - Голубчик опять засмеялся.
А Венька Малышев стоял в стороне, как замерзший.
Я подумал: вот сейчас что-нибудь случится. Вот сейчас Венька скажет
что-нибудь Голубчику, и между ними вспыхнет ссора. Но подле нас неожиданно
появился из темноты наш фельдшер Поляков.
- А я тебя ищу, - потянул он Веньку за тулуп. - Пойдем, я тебе переменю
повязку...
Только тут я узнал, что Венька ранен. Вот, оказывается, почему он надел
тулуп внакидку.
- И сильно тебя стукнули? В какое место?
- Да ерунда! - поморщился Венька. - Плечо немножко ободрало около шеи.
- Хорошенькое немножко! - сказал Поляков. - Крови сколько вытекло, пока
сделали перевязку.
Венька пошел за Поляковым в нашу крошечную, рядом с баней, амбулаторию,
которую мы называли "предбанником".
- Вениамин! - закричал Узелков. - Я потом должен с тобой поговорить.
Мне очень важно выяснить некоторые подробности. Ты мне должен объяснить
подробно...
- Ты и сам хорошо придумаешь, - слабо улыбнулся Венька. - Тебя учить не
надо.
В коридоре на зеленой садовой скамейке под охраной милиционеров сидели
семь арестованных - семь косматых, давно не бритых и не стриженных мужиков
в нагольных полушубках и огромных, еще обледеневших броднях, какие носили
в старое время водовозы.
Я стал вызывать их в дежурку по очереди, чтобы произвести
предварительный допрос. На специальных бланках я записывал их фамилии,
имена и отчества, возраст, национальность, место рождения и все, что
положено записывать в таких случаях.
Они охотно отвечали на вопросы, просили закурить и, закурив, благодатно
почесывались, распространяя по всей дежурке и коридору удушливый запах
плохо дубленной и мокрой от снега овчины.
Еще несколько часов назад представлявшие отупело грозную и беспощадную
силу, они походили сейчас, пожалуй, на усталых ямщиков, готовящихся к
ночлегу где-нибудь на близком к тракту постоялом дворе. Поэтому я не
испытывал к ним никакой враждебности.
Только один раз я вышел из себя - когда в дежурку ввели пожилого, но с
виду все еще могучего мужика, буйно заросшего рыжей щетиной, из которой
высовывался вздернутый нос с нервно трепещущими ноздрями и светились
яростью небольшие, прищуренные, медвежьи глаза.
- Фамилия?
- Чего?
- Фамилия как твоя?
- Это для чего?
- Ты мне не задавай тут вопросов! - строго сказал я. - Теперь уж мы
тебе будем задавать вопросы. Садись.
- Сяду.
Он уселся так, что венский стул заскрипел под ним.
- Так как твоя фамилия?
- Моя-то?
- Твоя. Ты дурака тут не разыгрывай, - предупредил я. - Мы быстро из
тебя всю твою бандитскую дурь вытрясем.
- Гляди-кось, какой герой! - хрипло, простуженно засмеялся и закашлялся
рыжий. Потом сплюнул на пол и прикрыл плевок броднем. - Материно молоко у
тебя на губах еще не обсохло, губошлеп ушастый, а ты туда же - грозишься.
А вдруг я, - он кивнул на чугунную пепельницу, стоявшую на столе, - вдруг
я возьму энту вот вещь да шаркну тебя по башке? Что тогда? Какой будет
разговор?
Я отодвинул пепельницу к себе под локоть.
- Оберегаешься? - опять хрипло засмеялся рыжий. - Ну, это не худо.
Береженого сам бог бережет.
Я встал из-за стола.
- Ты будешь говорить фамилию?
- А ты что, вроде испугать меня хочешь? - насмешливо спросил рыжий и
тоже встал. - Ну-ка, испугай! Я погляжу, как ты умеешь...
Из соседней комнаты вышел Коля Соловьев. У него после операции в
Золотой Пади разболелись зубы и чуть вспухла щека. Но он не уходил домой,
потому что начальник хотел еще сегодня провести подробный разбор операции
и всем велел остаться.
- Ты чего, рыжий, шеперишься? - заговорил Коля тихим, домашним голосом.
- Тебя, как путного, развязали, а ты шеперишься.
- Он завидует своему атаману, - кивнул я на окна. - Торопится на тот
свет, на Хрустяковское кладбище, поближе к богу...
- Щенки! - обвел нас ненавидящим взором рыжий. - Платит вам казна
жалованье, а вы ну в точности щенки!
И, опять усевшись на стул, закрыл глаза: не желаю, мол, я не только
разговаривать с вами, но и смотреть на вас не желаю.
Венька Малышев заглянул в дежурку, спросил меня:
- Начальник не звонил?
- Нет еще.
- Ты этих где размещаешь?
- В восьмой.
- Она пустая?
- Пустая.
Венька вошел в дежурку и сел недалеко от рыжего на лавку.
- Ну что, кум, о чем вдруг опять заскучал, задумался?



Страницы: 1 2 [ 3 ] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.