read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Как бы ни сшито, но это настоящая маска, - сказал майор, - маска,
закрывающая нос и рот. Она висела у него на груди?.. Так. Ясно, что он мог
в любой момент вскинуть ее на подбородок, закрыть нос и рот. Все ясно!..
Лейтенант взял маску из рук майора и, надев ее, зашагал по дороге. Вот
он свободно вошел в ту зону, где начиналось действие газа, вот он уже
возле разбитой машины. Через открытую дверцу влез внутрь машины и долго
там оставался. Затем он вылез и зашагал к нам. Он шел теперь быстро, потом
сбросил маску.
- Вы правы, товарищ майор, - сказал он. - В машине лежит большой
баллон, из которого, видимо, вытекал газ. Я плотно прикрутил вентиль.
Сейчас ветер разгонит тот газ, что успел вытечь, и мы сможем осмотреть
машину.
Через полчаса я вместе со всеми вновь подошел к машине, поднял из пыли
мой велосипед и смог наконец вернуться к своим делам. Движение по дороге
было восстановлено. Разбитую машину куда-то увезли пограничники.
Происшествие было настолько странным, что о нем даже трудно было
кому-нибудь толком рассказать. Произошло что-то... Но что именно? Кто
пострадавший? Что за газ находился в баллоне?
Этого человека было очень жаль. Чем-то он показался мне симпатичным.
Ясный, прямой взгляд, черные с проседью волосы, хорошая улыбка. Может
быть, он еще очнется, может быть, еще будет жив? Не хотелось думать, что
этот человек - преступник, диверсант. Не верилось!..
III
Домой я вернулся часов в одиннадцать. Да, Сибиряка не было. Обычно он
меня всегда встречал у калитки. Куда же запропастился песик? Я обошел весь
двор, заглянул в каждый уголок, звал, манил... Пользы от Сибиряка было
немного, но я привык к нему... Я открыл калитку и выглянул за ворота. Но и
на улице собаки не было.
- Вы моего Сибиряка не видели? - спросил я у соседа, который в эту
минуту возился у своих ворот. - Убежал куда-то, бродяга.
- Нет, не видел. А давно он у вас в бегах?
- В пять утра еще крутился здесь. Я как раз отпирал ворота...
- В пять? Плохо дело!.. Я немного попозже встал. Выглянул из окна, а на
том углу, как раз напротив овощного магазина, вижу - фургон стоит синий, с
собачьей будкой. Он, верно, вашего Сибиряка и увез. Номера-то на ошейнике
не было?
- Не было... Жалко собаку!
- Да вы идите, идите, может быть, он еще жив. Рублей десять собачнику
за труды заплатите - отпустит. Ему что, раз хозяин отыскался - отдаст.
Я смутно припомнил, где находится это самое страшное для собак место, и
только уже за городом выбрался на верный путь.
Пожилая женщина, которая старательно мыла порог крайнего в городе
домика - за ним начинались железнодорожные пути, - сказала:
- Собаки где ловленые? Вон за полем домик виднеется. Там их для
института содержат, а каких и убивают.
Последние метры были очень неприятны. Я считал шаги... Вот низенькая
хатка.
Навстречу мне вышел собачник, насмешливо посмотрел на меня. Понял,
зачем я, понял, почему мне не по себе... А вокруг, скажу прямо, было
весьма неприятно. Я, признаться, удивился, как город может такое терпеть у
себя под боком: дышать было просто нечем...


- Собачку вам, значит? Так-так... Не уберегли? Ну что же, чья пропажа -
того и грех.
- Верните мне ее, пожалуйста!
- Вернуть недолго. В другой раз регистрировать будете, номерок вешать,
согласно постановлению. Мы тоже полезное дело делаем.
Он провел меня во двор, в котором стояла распряженная лошадь, уткнувшая
морду в охапку сена. Штук двадцать собак выло и прыгало в нескольких
ящиках-клетках.
- Я теперь больше для науки работаю, - говорил собачник. - Вот уж с
неделю из института не приезжали, а пора бы, собак много собралось... Цыц,
вы! - прикрикнул он на своих пленников. - Так, говорите, маленькая,
серенькая?
Была такая, а как же. Да, вон... Не она?
- Нет, моя поменьше.
- Тогда смотрите, в глубине еще одна.
- Нет, нет...
И в этот момент я увидел Альму. Это была Альма, сомнений нет. Вот она
внимательно посмотрела на меня и бросилась к сетке - узнала.
Когтями она зацепилась за проволоку, и сетка задрожала, загудела.
- Назад! - громко крикнул собачник. - Назад!
- Я возьму ее.
- Так она ж не ваша.
- Все равно. Понравилась мне собака, отдайте!..
Альма не лаяла, не выла, она молча билась о сетку, время от времени
взглядывая на меня темными с желтым ободком глазами. Потом вздрагивания
клетки стали редкими и, мне показалось, - или это только показалось? -
ритмичными. Мы прислушались. Издалека донеслась музыка - это на пляже
играла радиола. И Альма - я мог в этом поклясться! - трясла сетку в такт
музыке.
- Ученая! - удивился собачник. - Может, из цирка?.. Прибавить бы надо.
За нее мне в институте полста, а то и сотню дали бы.
Я выложил все, что у меня было в карманах - рублей сорок, - и увел
Альму.
Куском веревки я обвязал ее шею, и Альма тащила меня вперед с такой
силой, что я почти бежал. Она старалась поскорее и подальше уйти из этого
страшного места.
Только дома, во дворе, мы перевели дух. Я запер калитку, а Альма обняла
мою ногу передними лапами.
- Ну, Альма, ну... - говорил я ей.
Но она только повизгивала, не отпуская мою ногу. И в этот момент до
моего слуха донесся знакомый лай Сибиряка. Я обошел весь двор, но никак не
мог сообразить, где эта негодная собака, откуда лает. Наконец догадался
отворить дверь сарая. Сибиряк, живой и невредимый, вышел из сарая и,
помахивая хвостом, виновато поглядывал на меня.
- Ах, негодяй, разбойник! Что же ты молчал, когда тебя звали?
По-видимому, Сибиряк забежал в сарай еще с вечера, когда я там работал,
и всю ночь и утро проспал за дровами. И только теперь как ни в чем не
бывало объявился и лакал воду из лужи возле крана, время от времени рыча
на спокойно наблюдавшую за ним Альму.
- Да ты знаешь, псина, что я с ног сбился, тебя разыскивая? -
выговаривал я Сибиряку, но в душе, конечно, не жалел об этом.
То, что я выручил из беды Альму, доставляло мне какое-то необъяснимое
удовлетворение. Да и толку от Сибиряка никакого: захочет - полает, захочет
- спать уляжется, а уж если Альма кого схватит, то пиши пропало! Сторож! Я
любовался Альмой: сильная, стройная, с красивой и гордой посадкой головы.
Не стара ли? Да нет, года три - четыре, не больше...
Все последующие дни я находился в беспокойном состоянии. Каждый день
Альма угощала меня какой-нибудь неожиданностью. Началось с того, что она
показала свою необычайную выучку и понятливость. Для нее ничего не стоило,
нажав на щеколду, открыть калитку или пустить воду из крана, что она
проделывала, мягко взяв в зубы вентиль крана и ловко отвертывая его. В то
же время она была совершенно незнакома с обычным собачьим "словарем".
Когда я кричал ей:
"Альма, фу-фу, Альма!" - она только сильнее лаяла. Это же касалось и
охотничьих выражений: "тубо" и "пиль". Я очень долго возился с ней, пока
она не поняла смысл команды "апорт". Я несколько раз бросал ей палку и
кричал:
"Апорт, Альма, апорт!" Она нехотя подходила к палке, но в пасть ее не
брала.
Только тогда, когда, выведенный из терпения, я наглядно показал ей, что
нужно сделать, и даже сам, встав на четвереньки, взял палку в рот, Альма
немедленно выполнила приказание.
Самым странным было то, что Альма, несомненно очень умная собака,
оставалась равнодушной ко всем знакам одобрения, ко всем подачкам. Я не
видел, чтобы она умильно виляла хвостом. Когда я ее гладил, она не
подставляла голову, как сделала бы это любая другая собака, а стояла
неподвижно, не выражая удовольствия. Ее восторженное состояние, которое я
наблюдал в первый день, когда она спаслась от собачника, больше не
приходило к ней. Она становилась все более и более неспокойной.
Ела она все, но не при мне. Как-то я вынес ей тазик с остатками обеда и
ужина во двор, а сам спрятался за полуоткрытой дверью. Альма взбежала по
ступенькам крыльца и притворила дверь перед самым моим носом.
Она очень любила, когда ее пускали в дом. Именно здесь, в доме,
чувствовалась вся ее выучка. В доме она вела себя как-то особенно
аккуратно.
Спала Альма только днем. Ночью носилась по саду. В хоре собачьих
голосов ее голос был первым. Громкий, ясный, короткий лай Альмы как-то
будоражил всех собак нашей улицы, и они долго не могли успокоиться.
Но вскоре Альма стала исчезать - вначале по ночам" а потом и днем.
IV
Как-то выдался очень жаркий день, и весь город устремился к реке. Мужчины
в сетках и майках, стайки полуголых мальчишек, мамы и бабушки, нагруженные
припасами, взбирались на раскаленную палубу речного трамвая, перевозившего



Страницы: 1 2 [ 3 ] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.