read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



занять руки, стал крест-накрест надрезать пули:
Пес дремал.
Ночью ничего не произошло.
В восемь утра репетер его серебряного "лонжина" звякнул. В свои
лучшие золотые тридцатые годы "лонжин" играл начало увертюры из
"Вильгельма Телля", но со временем кулачок сносился, а нынешние
часовых дел мастера умели лишь менять батарейки в гонконгской
штамповке.
- Доброе утро, - сказал Николай Степанович потянувшемуся псу.
Перекусили, выпили чаю. Тьма снаружи медленно рассеивалась.
- Пора.
Воздух от мороза стал студенистым, не вполне прозрачным. Слипались
ресницы. Брови, опущенные уши песцовой ушанки, натянутый на подбородок
вязаный шарф мгновенно поросли куржаком. Лыжи долго не хотели
скользить...
К реке можно было пройти по околице, но Николай Степанович
намеренно сделал крюк. Встав перед молельным домом, в котором люди
искали спасения от зверя крестом и молитвой, он обнажил голову,
опустился на колени и перекрестился.
- Простите, православные, - тихо сказал он. - Не могу вас
похоронить, а вот рассчитаться за вас - рассчитаюсь.
Никто не ответил. За ночь снег засыпал черноту, и следы, и все,
что здесь жило и сгорело.
До острова было метров сто - если лететь на крыльях. Лед за
островом был черный, выглаженный ветром, цветом подстать исполинской
скале-быку на том берегу, а здесь, под высоким берегом - белый,
заснеженный. И ровно под взвозом громоздились безобразные торосы, и
яснее ясного было, откуда они такие взялись.
- Прямой нам дороги нет, - сказал Николай Степанович. - А с
флангов обрывы. Такая диспозиция. И артиллерия в тылу застряла, по
обыкновению. Что, господин гусар, делать будем?
Пес всмотрелся в лед, в остров, глухо тявкнул.
- На остров-то ему, думаю, хода не будет, - объяснил Николай
Степанович. - Как твое мнение? А вот на льду бы нам не задержаться.
Не ответив, пес медленно, нюхая воздух и прислушиваясь, начал
спускаться.
- Осторожней, гусар! - шепнул Николай Степанович вслед. Сам он
повесил карабин на шею, распахнул полушубок и начал высвистывать
ветер. Пар изо рта повисал перед лицом неподвижным облаком.
Получилось не сразу. Сначала ветер потянул в лицо, разорвал туман,
обжег щеки. Потом зашумело поверху. Иней посыпался с елей. И, наконец,
застонало, завыло, загудело сзади - по-настоящему. Когда-то любой
чухонец мог такое.
Подхваченный вихрем, Николай Степанович слетел по взвозу на самый
берег, обежал, пригибаясь, торосы справа - и поставил падающему с
обрыва ветру распахнутые полы полушубка. Слева, звонко лая и
подпрыгивая, танцевал на льду пес. Взвизгнул под лыжами высохший от
стужи снег. Не стой на месте, Гусар! Хорошо идем! Лед задрожал. Пес
метнулся вперед, потом вбок. Николая Степановича несло ветром. Все,
что не было прикрыто унтами и полушубком, мгновенно закоченело. Позади
раздался громкий треск, но оглядываться дураков не было. Пес заходился
лаем. Трещины, как от попавшей в стекло пули, разбежались там, где он
был секунду назад. Половину прошли, подумал Николай Степанович. До
острова было еще немыслимо далеко. За спиной с шумом перевернулась
льдина - и раскололась. Пес несся теперь быстрее гепарда, а за ним лед
выгибался горбом и ломался, ломался.
Они с Гусаром выскочили на берег одновременно, взглянули друг на
друга и на всякий случай отбежали подальше от протоки. Потом
посмотрели назад и повалились на снег.
Вход в рум, понятно, замело, но камень-замок оставался на виду -
так уж он был устроен. Весь этот внешне обычный остров был устроен
особо, но понять особость не то что простому человеку, но и непростому
- было невозможно.
Равно как и особость румов. Равно как и...
Николай Степанович негнущимися пальцами извлек из-за пазухи крест.
Мало кто из нынешних мог увидеть и понять, что нижняя косая
перекладина креста наклонена не по канону. Парамон Прокопьич никогда
не брал ключ голой рукой, всегда через чистую тряпицу, которую потом
непременно бросал в пылающую печь.
Крест утонул в гнезде, высеченном на камне. Потекла долгая минута
ожидания. Гусар нервно переминался с лапы на лапу, но не уходил - хотя
и знал наверняка, что коли дверь не признает его за своего, то быть
ему теплым белесым пеплом: Николай Степанович решил не рисковать и
подхватил пса на руки. Пес был тяжелый, как годовалый бычок.
- Однако, не голодал ты, брат.
Дверь просела. Снег посыпался на ступени. Заклубился, вырываясь
наружу, пар.
"Вот теперь можно и лыжи снять" -, с нервным смешком подумал
Николай Степанович, вспомнив старый, времен финской войны, анекдот.
Похоже было на то, что в руме недавно жили. Хотя: румы - это такое
место, где время как бы и не идет. По крайней мере, видимых изменений
не происходит. И неизвестный постоялец мог жить здесь и двадцать, и
тридцать лет назад. Когда же я сам-то был тут последний раз?..
В пятьдесят шестом? Да, пожалуй, в пятьдесят шестом.
Потом, наведываясь регулярно в Предтеченку, он не испытывал ни
малейшего желания спускаться в тайные подземелья. Подвалов башни
Беньовского ему хватило навсегда - не говоря о погребальной камере
Аттилы: Но сейчас другого разумного выхода не оставалось. Уют в руме,
конечно, чисто спартанский, простору примерно как в подводной лодке
"Пантера", но даже самый завзятый клаустрофоб не почувствовал бы себя
здесь заживо погребенным - таким уж умением обладали неведомые древние
строители. Просто Николая Степановича с давних пор (и не без
оснований) тревожили вентиляционные решетки:
Первым делом, даже не скинув полушубок, он достал из рундука
аптечку.
Открыл цифровой замок. Потом в нетерпении вывернул ящик на крышку
стола:
Здесь было все, кроме того, главного. За чем он шел.
На всякий случай он перебрал все пузырьки и ампулы, читая
сигнатуры. Потом еще раз. Потом еще.
Ясно. Тот, кто побывал здесь до него, приходил за этим же. Но он
не имел никакого права трогать неприкосновенный запас: оставил бы хоть
несколько гранул!.. Николай Степанович в отчаянии замахнулся кулаком
на стеклянное бесполезное воинство: и опустил руку.
Гусар ткнулся головой в колени, буркнул что-то неразборчивое.
Николай Степанович бессильно отошел от стола и провалился в кресло.
- Все бесполезно, брат Гусар, - сказал он негромко. - Одна отрада
- что я тоже теперь рано или поздно умру.
2.
Когда рассеется дым, увидишь
внизу детей и животных.
Василий Аксенов



Страницы: 1 2 [ 3 ] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.