read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Ты чужеземец из неведомых мне племен, - сказал Тверд раздумчиво, -
но ты не враг. Я бывал в разных походах, врагов чую... Но хоть из
неизвестных мне племен, но нашего роду, чую тоже... Эх, сюда бы волхва!
Тот бы враз разобрался!
- Волхв нужнее всего, - подтвердил я. - Дело в том, что я сам волхв в
некотором роде. Правда, у нас это называется иначе, но у себя мы делаем то
же самое, что у вас делают волхвы.
- Жрец? - спросил Тверд с интересом. - Брамин?
- У нас эти люди называются общим словом: ученые, - сказал я
осторожно.
- Гм... Ладно, как бы ни называлось, но тебе надо добраться до князя
или хотя бы до княжеского тиуна. Он два раза в год объезжает эти края,
собирает полюдье.
- Мне надо раньше! - воскликнул я в испуге.
Тверд некоторое время размышлял.
- Добро, - сказал он. - Я отведу тебя к тиуну. Закисаю я в этой
деревне! Ничего здесь не случается. А так хоть городище увижу.
После завтрака Тверд снова набросил на плечи волчью шкуру. В этом был
свой шик, спесь особого рода. Его руки были свободными, но спину укрывал
маленький щит, из-за плеча высовывались короткий лук и колчан со стрелами.
На широком поясе висел меч-акинак.
Не задерживаясь, мы тронулись в путь. Тверд выглядел красивым и
мужественным, шагал легко, зорко посматривал по сторонам. Я еле поспевал,
хотя на мне ничего, кроме комбинезона и кроссовок. Но я не воин, выросший
в походах, я волхв другого племени, где другие нравы, другие обычаи, и где
вовсе нет лесов.

Мы были довольно далеко от села, когда раздался лихой свист. Тверд
тут же бросился к толстенному дереву, мгновенно оказался спиной к стволу,
прикрыв живот щитом и выставив перед собой острие меча.
Из чащи вынырнули двое угрюмых молодцов. Я растерянно оглянулся, но и
там, отрезая путь к отступлению, встало двое мужиков, держа в руках боевые
топоры, с оттянутыми в стороны лезвиями.
- Кидай оружие, - скомандовал первый, самый здоровенный из четверки.
- Я Громобой, понятно?
Тверд метнул взгляд на меня, но меч не выпустил, только еще сильнее
согнулся, укрываясь щитом.
- Юрай, - сказал он коротко, - это людоловы. Иди в полон, тогда
уцелеешь. Продадут в рабство, а там все в руках богов. Могут и не принести
в жертву.
- А ты? - спросил я.
- Не для того я уцелел под Царьградом, Карфагеном, при Гавгамелах,
чтобы меня вязала эта мразь!
Громобой, выслушав наши переговоры, засмеялся, указал на нас тем
двум, что стояли сзади... Разбойники, откровенно посмеиваясь, пошли
вперед. Я был безоружен, растерян, и они, сунув мечи в ножны, достали
веревки.
Я стоял, ожидая, когда их руки ко мне прикоснутся. Только за мою
короткую жизнь способы нападения и защиты совершенствовались много раз.
Сперва от пленного требовали поднять руки, этого было достаточно. Потом на
горьком опыте научились поворачивать их спиной, через десяток лет пришла
новая команда: "Руки на голову!", а еще через некоторое время стали в той
же позе сажать на корточки.. Но и тогда оставался шанс извернуться и
напасть на охранника...
Я считал всегда, что мои самые отвратительные годы прошли в армии. Я
ненавидел муштру, изматывающие тренировки, всякий раз боялся прыгать с
парашютом в ночь... Прошло полста лет после войны, все говорят о мире, мне
никогда не приходилось никого бить в лицо, я всю жизнь буду
физиком-теоретиком...
Я истошно завизжал, прием первый - ошеломление, мои руки ударили как
бы помимо моей воли. Оба упали как подрубленные, а я, выхватив у первого
меч, с силой ударил его плашмя по голове. На втором разбойнике меч
соскользнул с кудрявой головы и вонзился в плечо. Мое сердце болезненно
сжалось, я выпустил рукоять и поспешно отошел в сторону.
Тверд только-только сам сделал первый шаг навстречу Громобою. Второй
разбойник широко раскрыл рот, видя своих товарищей неподвижными на траве.
Потом он с воплем, не слушая вожака, бросился на меня, поднимая меч.
Фехтовать я не умел. Мне показывали в армии только основные приемы с
винтовкой, саперной лопатой, так что меч мне помог бы мало. Я шагнул
вперед, пропустил удар мечом справа, мои руки сами схватили противника,
тело само изогнулось, и этот здоровый парень упал на траву с неестественно
вывернутой шеей.
Я подобрал меч, тяжело побрел через поляну к сражающимся Тверду и
Громобою. Мое сердце бешено колотилось, я дышал надсадно. Я не дрался даже
в детстве, физических нагрузок избегал, и сейчас сердце выпрыгивало из
груди.
Тверд и Громобой едва успели обменяться двумя ударами. Оба двигались
невыносимо медленно, замысел каждого был виден за версту. Оба дрались так,
как дерутся актеры в кино, один спортсмен-фехтовальщик мог бы драться
против сотни таких бойцов.
Тверд бросил мне весело:
- Ты великий боец, Юрай!.. Сейчас сомну эту гадину к праотцам, вымоем
руки...
За время его речи Громобой мог бы срубить его десять раз, но только
сопел и бросал угрюмые взгляды на меня. Вид у него был обреченный, но он
держался так, как должен держаться мужчина этого мира.
- Прекращайте, - сказал я с отвращением. - Прекращайте эту
нелепость...
- Сейчас, - ответил Тверд.
Он ринулся вперед, как бык. Страшно загремело железо. С минуту они
стояли, упершись щитами, старались столкнуть противника с места, потом
разом отступили, и снова застучали мечи. Оба крякали при каждом ударе,
широко размахивались, двигались тяжело, основательно.
Я старался не оглядываться на троих. Я никого не убил, они только
притворялись мертвыми, но я все равно твердил себе, что там лежат куклы,
макеты. Пусть инструктора сто раз вколачивали в мою голову, что убивать и
совершать убийства - это не одно и то же, но родители с детства учили, что
зверя из себя нельзя выпускать даже для самозащиты, что лучше быть
жертвой, чем палачом, что зверя нужно загонять вглубь, пока через уйму лет
и поколений не истончится совсем, не растворится без остатка...
- Бросайте оружие, - обратился я к Громобою. - С двумя вам не
справиться.
Внезапно он ринулся с поднятым мечом на меня. Я едва успел отскочить
в сторону. Громобой запнулся, рухнул лицом в траву. Тут же он с
проклятиями вскочил, глаза его были налиты кровью, он сделал быстрый шаг
ко мне... и осел на колени. В левом плече торчала стрела. Она ушла
глубоко, и даже я понял, что сердце она нашла...
Тверд опустил лук, сказал мрачно:
- Погань. Чем живут, изгои, а? Своих же продают в рабство... Этот
Громобой был когда-то в нашей деревне крепким охотником.
Громобой грузно сидел в траве, неумело зажимая ладонью рану. Кровь
струилась между пальцами. Рубашка на груди покраснела и обвисла.
Тверд сказал:
- Прикончи его.
- Ты что? - ответил я. - Оставь. Пойдем отсюда.
- Это же людоловы, - удивился Тверд. - Нет хуже пакости!
- Эти свое уже получили. Пойдем отсюда!
Тверд покачал головой, но пошел за мной. На развилке я остановился,
Тверд пошел вперед, зная или угадывая направление. Так мы прошли с
полкилометра, как вдруг Тверд хлопнул себя по лбу:
- А мечи забыли! Упырь меня возьми, тебе не помешает в дороге... Жди
меня здесь!
Он пропал за деревьями. Двигался он по-охотничьи бесшумно, я не смог
бы успеть за ним, если бы даже хотел. Похоже, что не только меч заставил
его вернуться, но и карманы побежденных разбойников.
Вернулся он довольно скоро. В руке держал меч, в котором я узнал
оружие Громобоя. Хороший клинок, удобная рукоять. Драгоценные камни на
эфесе. Видимо, драгоценные - у меня их в жизни не было, а витрины
ювелирные я не рассматривал.
- Путешествуй с этим, - сказал Тверд. - Пригодится.
- Спасибо, - сказал я. - Только ножен у меня нет, а нести в руке
тяжело...
- Приладим, - пообещал он рассеянно. - Только не знаю, где. Души
храбрых попадают в дружину Перуна, а куда попадают эти? Еще говорят о
переселении душ. Трусливые и подлые, мол, возрождаются в червях, в
нечисти. Если проживут хорошо, то могут возродиться людьми. Если же и
людьми еще раз проживут достойно, то останется возможность попасть в
небесную дружину Перуна..
Я спохватился:
- Ты... ты зарезал их?
Он подтолкнул меня, сказал участливо:
- Если обеты волхва не позволяют проливать кровь, то я таких обетов
не давал. Для чего же рождаются мужчины, как не для драк, подвигов, гибели
в бою? Позор для мужчины умирать в постели!
У меня в глазах потемнело от боли и унижения. Недосмотрел, теперь
четверо убиты. Да, разбойники, но тоже люди! Теперь эти человеческие
ростки срублены мечом Тверда. Не хитри, эти жизни отняты твоей рукой,
твоим равнодушием, твоей озабоченностью о себе любимом.
- Ты расстроен? - слышался рядом участливый голос Тверда. - Вот уж не



Страницы: 1 2 [ 3 ] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.