read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



в качестве пассажира. Поэтому если ты это знаешь, ты уже не пассажир. Им
никогда не придет в голову, что с этого поезда можно сойти. Для них
ничего, кроме поезда, просто нет.
- Для нас тоже нет ничего кроме поезда, - мрачно сказал Андрей. -
Если, конечно, не обманывать самих себя.
Хан усмехнулся.
- Не обманывать самих себя, - медленно повторил он. - Если мы не
будем обманывать самих себя, нас немедленно обманут другие. И вообще,
суметь обмануть то, что ты называешь "самим собой", - очень большое
достижение, потому что обычно бывает наоборот - это оно нас обманывает. А
есть ли что-нибудь другое, кроме нашего поезда, или нет, совершенно не
важно. Важно то, что можно жить так, как будто это другое есть. Как будто
с поезда действительно можно сойти. В этом вся разница. Но если ты
попытаешься объяснить эту разницу кому-нибудь из пассажиров, тебя вряд ли
поймут.
- Ты что, пробовал? - спросил Андрей.
- Пробовал. Они не понимают даже того, что едут в поезде.
- Какой-то бред получается, - сказал Андрей. - Пассажиры не понимают
того, что едут в поезде. Услышал бы тебя кто-нибудь.
- Но ведь они и правда этого не понимают. Как они могут понять то,
что и так отлично знают? Они даже стук колес перестали слышать.
- Да, - сказал Андрей, - это точно. Это я на себе почувствовал. Я,
когда в ресторан зашел, еще подумал - как тихо, когда нет никого.
- Вот именно. Тихо-тихо. Даже слышно, как ложечка в стакане звенит.
Запомни, когда человек перестает слышать стук колес и согласен ехать
дальше, он становится пассажиром.
- Нас никто не спрашивает, - сказал Андрей, - согласны мы или нет. Мы
даже не помним, как мы сюда попали. Мы просто едем, и все. Ничего не
остается.
- Остается самое сложное в жизни. Ехать в поезде и не быть его
пассажиром, - сказал Хан.
Дверь в тамбур распахнулась, и вошел проводник. Андрей узнал своего
соседа по столику в ресторане - только теперь он был в фуражке, а его
китель с петлицами, на которых серебрились какие-то скрещенные молотки или
разводные ключи, был расстегнут на выпуклом животе, и виднелась вязаная
малиновая жилетка, надетая поверх форменной черной рубахи. Он рассеянно
крутил вокруг ладони веревку с символом своей должности - ключом,
маленьким никелированным цилиндром с крестообразной ручкой, который
использовался в качестве кастета при общении с пьяными пассажирами или для
открывания бутылок. Проводник тоже узнал Андрея, широко улыбнулся и
приложил три сложенных щепотью пальца к козырьку.
- Чего это он скалится? - спросил Хан, когда проводник скрылся в
вагоне.
- Так. За столом разговорились. А что делать, если это опять
случится?
- Что? - спросил Хан. - Ты про проводника?
- Нет. Если я опять стану пассажиром.
- Надо просто перестать им быть, и все. Это со всеми нами иногда
бывает.
- Что значит - со всеми нами? Нас что, здесь много?
- Я думаю, да, - сказал Хан. - Должно быть много, только мы друг
друга не знаем. Раньше точно было много.
- Скажи, а от кого ты про все это первый раз узнал?
- Не знаю, - сказал Хан, - я их не видел.
- Как это? Как ты мог что-то узнать от тех, кого ты не видел?
- А вот так, - сказал Хан, и Андрей понял, что тот не собирается
дальше развивать эту тему.
- Ну а где они сейчас? - спросил он.
- Я думаю, что они там, - сказал Хан и кивнул за окно, где плыло
бесконечное поле, заросшее травой, по которой, как по воде, шли волны от
ветра.
- Они умерли?
- Они сошли. Однажды ночью, когда поезд остановился, они открыли
дверь и сошли.
- По-моему, ты что-то путаешь, - сказал Андрей. - "Желтая стрела" не
останавливается никогда. Это все знают.
- Послушай, - сказал Хан, - опомнись. Пассажиры не знают, как
называется поезд, в котором они едут. Они даже не знают, что они
пассажиры. Что они вообще могут знать?


9
Как только Андрей открыл дверь, он понял, что в его вагоне что-то
произошло. У входа в одно купе стояло несколько человек в темных костюмах;
плакала пожилая женщина в черной шали. Радио не работало, зато из купе,
где жил Авель, неслась тягостная музыка: играл маленький магнитофон.
Андрей вошел к себе.
- Что случилось? - спросил он Петра Сергеевича.
- Соскин умер, - сказал Петр Сергеевич, откладывая книгу. - Сейчас
похороны.
- Когда это?
- Вчера ночью. К Авелю теперь очередника подселяют.
- Вот он чего такой мрачный был, - сказал Андрей и посмотрел на
книгу, которую читал Петр Сергеевич. Это был Пастернак, "На ранних
поездах".
- Да, - сказал Петр Сергеевич, - верно. Не получилось у него. Он сюда
брата хотел переселить. Ты же понимаешь, один черножопый зацепится
где-нибудь, а потом всех своих тащит. А бригадир документы посмотрел и
говорит - он и так в купейном едет, а у нас в общих и плацкарте
очередников полно. Хотя что-то я не очень верю, что он сюда кого-нибудь из
плацкарты вселит. Просто Авель сунул мало. Или не тому - вот ему прикурить
и дали.
Андрей вспомнил, что так и не купил сигарет.
- Про что книжка? - спросил он.
- Так, - ответил Петр Сергеевич. - Про жизнь.
Он опять погрузился в чтение. Андрей вышел в коридор. Из купе уже
выносили тело, и он остановился у окна - протискиваться мимо скорбящих
было не принято. Впрочем, процедура обычно не затягивалась.
Из открытой двери показался бледный профиль усопшего над краем
оргалитового листа, который держали два проводника. Оргалитовый лист,
специально использовавшийся для этих случаев, был с обеих сторон покрашен
красной краской, обведен по краю черной каймой и больше всего походил на
траурное знамя, так что было загадкой, почему в народе его прозвали
подстаканником.
Покойник был по горло прикрыт старым малиновым одеялом. Откуда-то
взявшийся Авель засуетился у окна, открывая его, - оно не поддавалось, и
пара мужиков пришла ему на помощь. Вместе они оттянули раму вниз, и
образовался просвет сантиметров в сорок. Женщина в темной шали сразу же
стала громко кричать, и ее под руки увели в купе. Проводники осторожно
подняли подстаканник, выдвинули его край за окно и стали выталкивать
покойника наружу - делали они это медленно, чтобы не оскорбить
присутствующих суетливостью. Был момент, когда Соскин чуть было не застрял
- зацепилось одеяло на груди.
Сквозь окно, возле которого стоял Андрей, была видна мертвая голова с
бешено развевающимися на ветру волосами - она неслась в трех метрах над
насыпью, и ее наполовину закрытые глаза были обращены к небу, которое
постепенно затягивали высокие синие тучи. Отодвигаясь от желтой стены
вагона, голова несколько раз дернулась и стала медленно клониться вниз.
Потом за стеклом мелькнул малиновый край одеяла, и внизу глухо стукнуло.
Еще через секунду мимо окна пролетели подушка и полотенце - по традиции их
выбросили вслед за покойником.
Можно было идти за сигаретами, но Андрей все стоял и глядел в окно.
Прошло несколько секунд. Вдруг зеленый склон оборвался, удары колес о
стыки рельсов стали звонче, и мимо окна понеслись ржавые балки моста, за
которыми была видна широкая голубая полоса неизвестной реки.


8
В ресторане играла музыка, та самая вечная кассета, где в конце был
записан обрывающийся на середине "Bridge over troubled waters". За одним
из столиков Андрей заметил своего старого приятеля Гришу Струпина в модном
твидовом пиджаке, к лацкану которого была прицеплена крылатая эмблема МПС
- стоила она бешеных денег, но у Гриши они были. Еще при коммунистах он
приторговывал по тамбурам сигаретами и пивом, а сейчас развернулся совсем
широко. Напротив Гриши сидел какой-то коротко стриженный иностранец и ел
из алюминиевой миски гречневую кашу с икрой. Заметив Андрея, Гриша
призывно замахал руками, и через минуту Андрей втиснулся на свободное
место рядом с ними. Гриша за последнее время стал еще более пухлым,
веселым и кудрявым - или, может быть, так казалось, потому что он был уже
немного пьян.
- Здорово, - сказал он. - Знакомьтесь. Андрей, друг зловещего
детства. Иван, товарищ зрелых лет и партнер по бизнесу.
Это, значит, парень из эмигрантов, понял Андрей. Они молча пожали
руки. Андрей огляделся по сторонам в поисках знакомых лиц. Их не
оказалось, зато вокруг, как всегда по вечерам, было много пьяных финнов и
арабов.



Страницы: 1 2 [ 3 ] 4 5 6 7 8 9 10 11
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.