read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Значит, порядочный человек должен быть нечестным, чтобы
скомпенсировать нечестность мира. Ведь это подлый, подлый мир, коль скоро
он так устроен: бережный - лжет, Честный - чуть что, рубит наотмашь...
Горячий ликующий ветер, огибая ветровое стекло, бил в лицо. Разливы
цветов на обочинах мелькали и сметали друг друга. Шипя, дорога танцевала
навстречу, как змея.
Прекрасный, нечестный мир.
Ираклий лихо затормозил у самых ворот своей сагурамской дачи.
Выскочил из машины, галантно распахнул дверцу со стороны Стаси.
- Прошу.
Потом, ухмыляясь, открыл дверцу мне. С букетом я был совершенно
беспомощен.
- Прошу и вас.
Навалившись обеими руками, сам распахнул перед нами створку ажурных
ворот. Полого вверх в темную глубину сада уходила дорожка.
- Добро пожаловать в приют убогого чухонца.
Забавно, он уже не в первый раз называет так свое родовое гнездо. Я
никогда не решался спросить, в чем тут дело. Подозреваю, игра сложилась
уже давно, благодаря многолетней фамильной дружбе князей Чавчавадзе с
баронами Маннергейм. Корни ее уходят годы, пожалуй, в тридцатые. Вот и
Ираклий в свое время долго служил вместе с Урхо. Я с Урхо никогда не был
особенно близок, и никогда мне не довелось бывать в его особняке под
Виипури, но, думаю, случись такое, у ворот он непременно пригласил бы
войти в бедную саклю, прилепившуюся к крутому склону соплеменных гор. Или
что-нибудь в этом роде.
Наконец-то тень. Только в саду я понял, как, при всей своей любви к
солнцу, с непривычки устал от него. Настоящей прохлады не было, однако, и
здесь - сухой прогретый воздух томно играл листвой, колыхался среди
деревьев, причудливо катая волны запахов от одного к другому, так что,
проходя мимо олеандра или жасмина, мы вдруг ощущали на миг аромат
глицинии, а возле глицинии вдруг проносилась струйка тягучей патоки дрока.
Хотелось сесть на землю, привалиться спиною к стволу хотя бы вот этой
фисташки, зажмуриться и дышать, дышать.
- Хочу обратить ваше внимание, Станислава Соломоновна, - древний
источник. Он волшебный. Еще триста с лишним лет назад люди заметили, что
каждый глоток отнимает один грех.
- О-о! У меня как раз такая жажда! Нужно пить и пить!
Она стремительно подбежала к высокой тумбе красного кирпича, в нише
которой журчала чуть слышно кристально чистая влага. Стараясь стоять
подальше, чтобы не забрызгать платье, и даже отведя одну руку за спину,
ладошкой другой она черпала и пила, пила. Не простудилась бы... Только что
с солнцепека, а горлышко-то у нее слабенькое, я знал.
Отвернувшись, выпрямилась, отряхивая руку. Лицо - счастливое, глаза
сверкают, и чуть вздрагивает безымянный цветок в черных кудрях. И влажно
поблескивает подбородок.
- Вкусная! И двадцать семь грехов как не бывало! А можно еще, он не
обмелеет?
- Сколько вашей душе угодно, Станислава Соломоновна. Я вижу, вы
великая грешница. Или решили запастись на будущее? Только не простудитесь.
Он будто читал мои мысли.
Может и читал слегка. Друг.
- Александр тоже вчера набросился было, - Ираклий лукаво посмотрел на
меня и подмигнул. - Но потом быстро понял, что есть напитки куда более
целебные.
Стася совсем по-детски затягивала шею, чтобы с подбородка не капнуло
на платье.
- Еще пятнадцать, - опять повернулась она к нам, вытирая улыбающиеся
губы тыльной стороной ладони. - А? Нет, целебнее нет.
- А молодые вина? - явно оскорбился Ираклий.
- Спасибо, Ираклий Георгиевич, но это не для меня.
С нею что-то случилось?
Она вдруг подошла ко мне. Взглянула чуть исподлобья.
- Здесь можно принять душ, Саша? Я успею до обеда?
- Разумеется. Сейчас я провожу.
Наконец-то что-то родное в интонации. И тоски - как ни бывало, лишь
удивление: что за тьма мне пригрезилась, из какого ящика Пандоры? Ведь все
хорошо, все чудесно. Покой, солнце. Дышать...
- Как красиво здесь, - сказала она.
- Да. Я знал, что тебе понравится. Идем.
- Знаешь, что я подумала там, у Джвари? Совершенно необходимо иногда
увидеть воочию те прекрасные места, о которых до этого только читал и
только от поэтов знал, как они прекрасны. Тогда сразу становится ясно, что
и остальное прекрасное, о чем мы читаем - совесть, преданность, любовь -
тоже не выдумка.
- А тебе иногда кажется, что выдумка?
Она пожала плечами.
- Как и тебе.
- Ну не-ет...
Она усмехнулась с грустным всепрощающим превосходством.
- Кому-нибудь другому рассказывай, Я-то уж знаю.
- Старый дядя Реваз, будто спрыгнувший с картин Пиросмани, сидел в
плетеном кресле у входа, в тенечке, обмахиваясь последним номером
"Аполлона", и явно поджидал нас - увидел и сразу встал.
- Гамарджобат, мадам! Гамарджобат, батоно княз!
- Добрый день, дядя Реваз.
"Реваз" и "княз", благодаря его произношению, составили, на мой
взгляд, идеальную рифму. Я коротко покосился на Стасю - заметила ли она?
Не подвигнет ли эта деталь, например, на эпиграмму? Мне всегда было ужасно
приятно и даже лестно, если в ее стихах я угадывал отголоски впечатлений,
коим я был пусть не виновником, но хотя бы свидетелем. Нет, ее лицо
оставалось отстраненным.
- Это Станислава Соломоновна, большой талант, - проговорил я. - Это
Реваз Вахтангович, большая душа.
- Здравствуйте, Реваз Вахтангович.
- Заходите дом, прошу. Дом прохладно. - Он говорил с сильным
акцентом, но мне и акцент был мил, и акцент был пропитан солнцем. Сделал
шаг в сторону, пропуская Стасю к ступенькам, и, когда она прошла,
наклонился ко мне. Сказал вполголоса: - Вам депеша пришел, батоно. В
конверт. Протянул мне.
- Спасибо, дядя Реваз, - я оттопырил правый локоть, а дядя Реваз
сунул мне конверт подмышку - я прижал его к боку и, по-прежнему с
врученным мне Стасей стоглавым младенцем на руках, вошел в дом.
Здесь, в действительно прохладной прихожей, Стася и княгинюшка
Темрико уже ворковали, успев познакомиться без меня.
- Мужчины всегда не там, где надо, спешат и не там, где надо,
опаздывают, - сказала княгинюшка, завидев меня. - Я уже все знаю - и как
нашу гостью зовут, и про Джвари, и что нужен душ. Вы свободны, Саша.
Да. Стася умела быть стремительной, мне-то довелось это испытать.
- Тогда я действительно поднимусь на минуту к себе и хоть руки
освобожу.
- Я велю принести вам вазу с водой, - княгинюшка взглядом опытного
эксперта смерила букет. - Две вазы.
- Ты положи его пока аккуратненько, - сказала Стася, стоя ко мне
спиной. - Я приду - разберусь.
Я свалил букет на стол, рванул конверт по краю. Конечно, бумага
раздернулась не там, где надо - пальцы спешили и волновались; бросающаяся
в глаза надпечатка "Князю Трубецкому А.Л. в собственные руки" с хрустом
лопнула пополам.
Так я и знал, сплошная цифирь. Несколько секунд, кусая губы, я
бессмысленно смотрел на выпавший из конверта маленький твердый листок с
шестью колонками пятизначных чисел, потом встал. Открыл шкап; из бокового
кармана пиджака достал комп-шифратор, оформленный под записную книжку.
Вложил в щель листок и надавил пальцами на незаметные точки гнезд
опознавателя; пару секунд опознаватель считывал мои отпечатки пальцев,
индекс пота... Потом на темном табло брызнули мельтешащие бестолковые
буквы и, посуетившись мгновение, сложились в устойчивую строку:
"Получением сего надлежит вам немедля вернуться столицу участия
расследования чрезвычайной важности. Товарищ министра государственной
безопасности России И.В.Ламсдорф".
Я отложил дешифратор. Вне контакта с моей рукой он сразу погасил
текст.
Я поднялся и медленно подошел к распахнутому в сад окошку. Оперся
обеими руками на широкий подоконник. Солнце ушло с него, наверное, с
полчаса назад, спряталось за угол дома, но подоконник до сих пор был
теплее, чем руки. Отсюда, со второго этажа, поверх сверкающей листвы
долина открывалась на десятки верст - едва ли не все главные земли
древнего Картли.
Вот тебе и отдохнул.
Вот тебе и побыл с любимой в раю.
Упоительный запах цветущего под окном смолосемянника сразу стал не
моим. Далеким, как воспоминание.
Нет, все-таки надо закурить. Я закрутился по комнате в поисках
сигарет; обнаружил. Снова подошел к окну и дунул мерзким дымом в
благоухающий простор. Слышно было, как внизу, за углом, перешучиваются по
грузински мальчишки, волокущие багаж Стаси из авто в дом.
Милейший Иван Вольфович! Чтобы он отбил мне такую шифровку, должно
было случиться нечто действительно выходящее из ряда вон. Ведь мы виделись
с ним только вчера поутру, и он, теребя свои старомодные бакенбарды,
взбивая их указательным пальцем, так откровенно, по-домашнему завидовал
мне. "Какие места! Какой язык! Цинандали, кварели, киндзмараули... каждое



Страницы: 1 2 [ 3 ] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.