read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



я не хотела сказать ничего обидного. Это скорее комплимент. Я
очень люблю всех животных и, как только есть возможность, хожу
в зоологические сады, в зверинцы, в цирки, чтобы полюбоваться
на больших зверей и на их прекрасные движения. Но медведей я
обожаю! Напрасно на них клевещут, говоря, что они неуклюжи.
Нет, несмотря на свою ужасную силу, они необыкновенно ловки и
быстры, а в их позах есть какая-то необъяснимая тяжелая грация.
Один раз, не помню где, я увидела в клетке необычайно большого
бурого медведя. У него шерсть на шее была белая, точно белое
ожерелье, а на клетке написано: "Мишика. Сибирский медведь".
Сторож мне сказал, что этот медведь был подарен французскому
полку русскими солдатами, которые после армистиса возвращались
домой, в Сибирскую Лапландию. И с тех пор я уже не могу
мысленно называть русских иначе, как "Мишика".
Я не мог не засмеяться. Она вопросительно поглядела на
меня.
-- Очень странное совпадение,-- сказал я. -- Мишика -- это
и мое имя, данное мне при крещении.
И я объяснил ей, как имя Михаил у нас превращается в Мишу
и Мишку и как, неизвестно почему, наш народ зовет повсюду
медведя Мишкой.
-- Как странно! -- сказала она и замолчала на несколько
минут, пристально глядя на абажур висячей лампы. Потом, точно
насильно оторвав глаза от огня, она спросила:
-- Вы суеверны?
Я признался, что да.
-- Как странно,-- повторила она задумчиво, -- как
странно... Неужели это фатум? -- И крепко приложила теплую
маленькую ладонь к моим губам. И когда она потом говорила -- то
постоянно: или нежно гладила мои щеки, или, отделивши вихор на
моей голове, навивала колечками волосы на свои пальцы и
распускала, или клала руку на мое колено. Мы были вдвоем, мои
губы еще помнили ее недавний неторопливый поцелуй, но
предприимчивость кентавра уже покинула меня. Она продолжала:
-- Я люблю русских. В них бродит молодая раса, которая еще
долго не выльется в скучные общие формы. Я ценю их мужество,
твердость и ясность, с какой они несут свои несчастия. Мне
нравится, как они поют, танцуют и говорят. Их живопись
изумительна. Русской литературы я не знаю... Пробовала читать,
чувствую какую-то большую внутреннюю силу, но не понимаю... не
умею понять. Скучно...
-- В другой раз я видела вас в соборе Notre Dame de la
Guarda, вы ставили свечку мадонне. В следующий раз я видела,
как вы с вашими друзьями -- вас было трое -- наняли лодку у
старого кривоглазого Онезима и поплыли на остров Иф. Скажу вам
без лести, вы отлично гребете. И последний раз -- сегодня.
Признаюсь, я была немного экстравагантна, и вас это немного
покоробило. Не правда ли? Но уверяю вас, я не всегда бываю
такая. Вы не поверите, я иногда очень застенчива, а застенчивые
люди склонны делать глупости, Мне давно хотелось познакомиться
с вами. Мне казалось, что в вас я найду доброго друга.
-- Друга! -- вздохнул я меланхолично.
-- Может быть, и больше. Я ничего не знаю наперед. Не
придете ли вы завтра в полдень в этот же ресторан?
Предупреждаю, я вам скажу или очень, очень много, или ничего не
скажу. Во всяком случае, завтра в двенадцать. Согласны?
-- Благодарю вас. Я здесь ночую. Может быть, проводить
вас?
-- Да, только до улицы. Внизу меня ждет автомобиль. Я
светил ей, спускаясь по крутой лестнице. На последней ступеньке
я не выдержал и поцеловал ее в затылок. Она нервно вздрогнула,
но промолчала. Удивительно: ее кожа нежно благоухала резедой,
так же, как ею пахнет море после прибоя и шейка девочки до
десяти лет. Мальчишки -- те пахнут воробьем.
"Monsieur Michica et madame Reseda",-- подумал я в темноте
по-французски и улыбнулся,
Глава III. СУПЕРКАРГО
Вообрази себе большую бетонную комнату, в зеленоватом
тусклом освещении. В ней нет ничего, кроме деревянного,
некрашеного стола, на котором аккуратными рядами разложены штук
тридцать - сорок голландских печных кафелей, ну, вот тех самых
изразцов с незатейливым синим рисунком, которые нам так были
любы на наших "голанках". И на каждой из этих плиток мне
приказано кем-то раскладывать правильными линиями, в строгом
порядке, старые почтовые марки разных цветов, годов и стран,
каждую -- по своей категории. Но огромная бельевая корзина,
стоящая на полу, подле меня, переполнена марками свыше верха.
Когда, черт возьми, окончу я эту идиотскую работу? Глаза мои
устали и плохо видят; руки тяжелы, неловки и не хотят меня
слушаться; марки прилипают к пальцам и разлетаются во все
стороны от моего дыхания.
Но не это самое главное. Самое важное в том, что окончания
моей работы ждет нетерпеливо какая-то знакомая, но забытая
мною, непонятная женщина. Она невидима, но угадывается мною.
Она -- вроде колеблющейся неясной фигуры духа на спиритических
сеансах или туманного бледного образа, как рисуют привидения на
картинах, и в то же время, я знаю, что она телесная: живая и
теплая, и чем скорее я разложу по местам марки, тем скорее
увижу ее в настоящем виде. Надо только спешить, спешить,
спешить...
Я просыпаюсь от спешки. Ночь. Тьма. Далеко в порту тонко,
длинно и печально свистит катер или паровозик. Я никак не
разберусь где левая, где правая сторона кровати, и долго шарю
руками в черной пустоте, пока не натыкаюсь на холодную стену.
Дыхание у меня коротко, сердце томится. Нахожу кнопку и
надавливаю ее. Свет быстро разливается по комнате. Смотрю на
часы: какая рань. Два без десяти.
И опять засыпаю. И опять гладкие, зеленоватые бетонные
стены, опять белые, сине-узорчатые изразцы, опять капризные,
проклятые марки... опять загадочный, видимый и невидимый образ
женщины, и опять просыпаюсь с томлением в сердце. Курю, пью
воду, гляжу на часы, укладываюсь на другой бок и опять засыпаю
и вижу тот же самый сон, и снова и снова... Мучение. Я знаю
давно, что эти надоедливые, какие-то многостворчатые составные
выдвижные сны снятся после больших душевных потрясений или
накануне их.
Последний раз я проснулся оттого, что моя постель внезапно
затряслась от мелких содроганий. Ревел в порту огромный
океанский пароход. Ревел поразительно низко, густо и мощно,
точно под моей комнатой, а на черном фоне этого
апокалипсического рева вышивал золотые спирали своей утренней
песни ничем непобедимый петух. Из узких прямых прорезей в окнах
струился параллельными линиями голубоватый свет утра.
Ночные сонные образы еще бродили неуловимо в полутемной
комнате: бетонная комната, изразцы, марки, нелепый труд,
отяжеление сердца... Сны ведь долго не покидают нас; их вкус,
их тон иногда слышатся на целый день. Но они таяли, таяли, а
когда я распахнул настежь ставни, то . исчез и их отдаленный
отзвук.
Было семь часов. Можно было бы разбудить Анри, но я
предпочел спуститься вниз. Ресторан был еще заперт, а выход из
отеля был на внутреннем крючке. Я вышел на улицу, прошел налево
и в маленьком кабачке угольщиков выпил кофе с ромом. Потом
вернулся домой и, не раздеваясь, крепко заснул -- без снов.
Точно в десять часов, как и было условлено, ко мне вошел
Анри с кофеем, молоком и круассанами. Обменялись добрым днем. Я
льстил Анри. Я его назвал и моим стариком, н моим добрым
другом. (Ведь мы были давно знакомы.) Я его спросил:
-- Скажите, Анри, кто была эта вчерашняя дама?
Он сделал глупое лицо -- скосил глаза и слегка разинул
рот.
-- Дама, мсье? Какая дама?
У этого бандита был совершенно невинный вид. Я
рассердился:
-- Черт бы вас побрал, мой очень дорогой Анри! Да та самая
дама, которая со мною сидела вчера, рядом, в ресторане, внизу.
-- Увы, я не помню, мсье. Как хотите, не помню.
-- Ну, та самая, которая потребовала шампанское "Мумм".
-- Извините меня, мсье, уверяю вас, что не помню.
-- Ах, черт! Наконец, та самая, которая уплатила весь
счет, хотя я и показывал вам знаками, что вы меня ставите в
самое идиотское положение. Не стройте же дурака, мой старый
Анри, прошу вас.
Но Анри был холоден, непроницаем и равнодушен.
-- Что вы хотите от меня, дорогой господин? У нас в
ресторане бывают ежедневно сотни мужчин и дам. Трудно всех
упомнить... Добрый день, мсье.
-- Нет, нет, постойте. Та самая дама, для которой вы



Страницы: 1 2 [ 3 ] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.