read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



сдачи государству. В хорошие времена на одну крепкую рабочую силу за год
получали по мешку зерна (обычно рожь), по пуду гороха, литра по два ме-
ду, по стольку же растительного масла и круга по три-четыре жмыха. И
все. Чтобы выжить, многие браконьерствовали, варили самогон и валяли ва-
ленки. Все это жестоко преследовалось, но люди конспирировались, живя по
принципу "авось не засекукт".
Долго смотрит мужик на место бывшей односторонней улицы,
вспоминает свое далекое детство и думает: "Неужели это все
было? Неужели это было так?.." На месте вспоминается многое,
чего не вспомнил бы в другой обстановке, встают перед глазами
картины босоногого прошлого.
Маленький порядочек начинался с небольшой избушки-мазанки,
в которой сначала жил пожилой мужик с женой, больной
туберкулезом. По имени-отчеству он был Василием Кузьмичем, но
звали его по бесталанности и бедности "ни Кузя, ни Вася" или
просто "Кузюка". На правой кисти у него не было среднего
пальца. Это обстоятельство маленького Колю очень пугало. В доме
деда и вообще в селе он видел многих, возвратившихся с фронта
безногих и безруких, подражал им. Пробовал скрутить "козью
ножку" одной рукой, как это делал знакомый однорукий мужик.
Хромых видел с костылями, палками, на протезах, с подоткнутой
штаниной, на каталке (без обоих ног). Когда Кольку спрашивали,
кем он хочет быть, то в отличие от других ребят, желающих стать
трактористами, летчиками, моряками, он говорил под дружный
хохот взрослых:
- Я буду хромым.
Во всяком случае он не боялся увечных, а вот Кузюкину
кисть без пальца боялся панически. Бывало, увяжется за бабкой с
матерью в город, а там и без него хлопотно... Прогоняют пацана,
упрашивают, грозят наказанием - не действует. Бежит он за ними
и канючит, размазывая слезы и сопли... Но вот женщины уже
проходят Кузюкину избушку. Колька продолжает идти за ними, но с
большой опаской. Стоит выйти Кузюке из домика на дорогу и
протянуть к нему свою руку без пальца с грозным вопросом:
- Эт-то что еще такое?!. - как Колька мигом переставал
капризничать и стремглав убегал назад, домой, не смея даже
оглянуться на страшного Кузюку. Наверное у него Кузюка со
своими пальцами ассоциировался с детской пугалкой "коза-коза".
Потом Кузюка куда-то переехал, а в домик вселилась
малюсенькая, худюсенькая старушка, которую редко кто знал по
имени. Иногда ее называли Дашухой Ильичевой, но в основном все
ее звали Похлебкой. Жила она сначала одна-одинешенька. Хоть в
годах (шел ей седьмой десяток), работала в колхозе, ковырялась
на своем огородике. Вскоре приехал ее сын Ванюшка, который
после армии работал где-то на стороне, немного подкопил деньжат
и вернулся в родное село. Но в колхоз не пошел, устроился на
чугунолитейный завод, зарабатывать деньги. Как мог,
отремонтировал домик. Купил себе мотоцикл к восхищению всех
мальчишек села, так как это был единственный мотоцикл на все
село. А мать к этому времени уже в колхозе не работала по
старости. Колхозное руководство было в глубокой обиде, что Иван
не пошел в колхоз, и отрезало у старухи землю. Долго пришлось
бедняжке хлопотать, обивать пороги разных инстанций, пока не
разрешили ей пользоваться небольшим, соток шесть, участочком
возле дома. Безграмотная, она в молодости была одной из
активисток по организации комбедов, а затем колхозов,
агитировала за новую жизнь, которая со временем становилась все
хуже и хуже. К старости заметно потупела и служила объектом
беззлобных насмешек для односельчан. И прозвище-то дали -
Похлебка - не от хорошей жизни.
Однажды, когда еще ее Ванюшка не приехал, парилась она в
бане у Николая Ивановича. А баня, надо сказать, была у него
шикарная.
Просторная, трехполковая, с предбанником. Многие из
соседей ходили попариться в его баню. В этот день, а было это
перед пасхой, в чистый четверг, у Николая Ивановича попарились
старики Халяпины: дед Максим Зиновев с женой; попарились и
вымылись сами хозяева: дед с внуком да бабушка Варя с Валей,
дедушкиной племянницей, жившей тогда у них и нянчившей
маленького Кольку. Не мылась только дочь их, Колькина мать. Она
себя неважно чувствовала и лежала в постели с полугодовалой
Юлькой. Пару было еще много. Похлебка парилась после хозяев.
Примерно через полтора часа пребывания в бане она постучала в
окно и поблагодарила за баньку. Ее в ответ поздравили с легким
паром, и пошла она к своему дому. Валя, выглянувшая в окно,
заметила, что Похлебка-то вроде вместо платка укутала голову
байковым одеялом. Сбегала в баню - точно: платок ее висел на
гвоздике в предбаннике, а одеяла не было. Ну, что ж, бывает.
Такому в Юсово не удивлялись. Попариться люди любили,
случалось, и запаривались. Кстати, потом Халяпины рассказывали,
что ушли после бани домой, перепутав одежду. Максим напялил
женскую рубаху вместо кальсон, а жена долго не могла вместо
рубашки надеть мужнины исподники, все рукава оказывались
длиннющими, а сама рубашка - короткой.
Так вот, после ухода Дашухи прошло около часа. Колька
лежал на кровати, где он обычно ночевал с дедом, дед в новых
белоснежных кальсонах и рубахе сидел на краешке крловати и
читал газету. В противоположном углу избы стояла другая
кровать, где спала маленькая Юлька с матерью. Валя и бабушка
приспевались у печки, готовились к празднику. На зады выходило
маленькое окошечко, в которое Валя заметила быстро идущего
человека.
- Ой, крестная, кто-то к нам огородами чешет... -
сказала она с удивлением. Время было позднее. "Чесать" вроде
было некому, тем более со стороны огородов, за которыми был
луг, весь в весенних проталинах и лужах.
- Гляди-ка, правда... А может, не к нам...
- А к кому же тогда?..
Через несколько минут в окно избы (не в заднее окошечко, а
в которое стучала Похлебка, когда благодарила за баню) раздался
сильный отрывистый стук и послышался довольно грубый голос:
- Гражданочка, выдь на минутку!..
В тех местах бывали случаи, когда бродячие шайки вырезали
целые семьи.
Колькина мать встрепенулась, проснувшись. Валя попыталась
что-либо увидеть через окно, но на улице было темно. Бабушка,
поборов страх, вышла на улицу, и сразу оттуда раздались ее
всхлипывающие крики. Валя выскочила следом за ней... Уже
доносятся рыдания и всхлипы сразу двоих...
- Пап, выйди, ради Бога, что ж там такое творится?..
Праздник на носу, а тут - на тебе: убийство...
Николай Иванович вскочил, отбросив газету, схватил топор и
выскочил в сенцы. На какое-то время всхлипывания и рыдания
прекратились... Послышался какой-то говор... Затем в избу вошел
хозяин, раздраженно бросил топор к печке, и ни слова не говоря,
сел на кровать, снова раскрыв газету. Колька с испугом наблюдал
за происходящим. Мать была в полуобморочном состоянии. Вслед за
дедом в избу ввалились бабка и Валентина. Они держались за
животы и неудержимо хохотали, сотрясаясь всем телом. Кольке
врезалось в память: льет бабушка его матери на грудь холодную
воду из ковшика, а рука трясется от смеха. Действительно: и
смех, и грех. Виновницей происшествия оказалась Дашуха
Похлебка. Она заблудилась и пошла не к своему дому, а правее, к
речке; увидев воду, взяла еще правее: снова вода. Так она и
ходила по юсовскому лугу, пока не увидела огонек окошечка
пятистенки Николая Ивановича. На этот огонек она и пошла. Когда
вышла хозяйка и, увидев Похлебку в байковом одеяле, разразилась
смехом, та не могла ничего понять и все твердила:
- Гражданочка, я куды попала-то? Я - Дашуха Ильичева из
Юсово,
Похлебкой кличут, может слыхали? Я у Николая Ивановича в
бане парилась, а домой не попасть. Куды ни сунусь - вода. Куды
я хоть попала-то? Не в Кривополянье?..
Тоже самое несколько другими словами она повторила, когда
увидела перед собой молодую девку, тем более, что вышедшая
первой баба ее не слушает, а ржет, как глупая. Но не смогла
удержаться от смеха и молодая. Обе хохотали от души: весь вид
потерпевшей способствовал этому. Она недоуменно обращалась к
ним со своей бедой, что еще больше смешило женщин. Их
придыхания и были приняты в избе за рыдания и всхлипывания.
Дед выскочил с топором над головой, весь в белом.
- Скажи ты им, милай, чего ж они разоржались-то... Ведь я
заблудилась. Куды ни сунусь - вода. Я - Дашуха Ильичева... У
Николая Ивановича в бане... - Тут она вдруг осеклась. Два
глаза сверкнули на деда из-под байкового одеяла...
- Ох, Коля... Да ведь это - ты!?.
Дед ушел сразу, а за ним и бабка с Валей. Дашуха,
обескураженная, постояла, постояла и, будто бы сразу придя в
себя, спокойно пошла по направлению к своему дому, до которого
и было-то всего метров четыреста.



Страницы: 1 2 [ 3 ] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.