read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



верности и цепями.
У замучившейся дружины не хватило даже сил дотащить пленника до князя,
пришлось грозному Жупелу самому вставать и ковылять на недлинных ножках.
- А вот и суд мой праведный идет! - обрадовал он всех утончившимся от
пережитого голосом.
Воины разошлись вдоль стен, стыдясь глядеть друг на друга. Только старый
мудрый варяг Нурдаль Кожаный Мешок жалобно глядел на все еще обильное
застолье - в мешок больше ничего не лезло.
- Говори, дубина, кто надоумил тебя оскорбить княжеское величие? - пристал
Жупел к богатырю.
Жихарь подумал, сощурил и без того заплывший глаз.
- Да княгиня твоя, - сказал он. - Изведи да изведи постылого - зудила,
зудила каждую ноченьку...
- Врешь, - сказал князь, ибо доподлинно знал, что как раз Жихарь-то
княгиней брезговал.
- Врешь, - зашипела и княгиня. - Какой ему суд, когда и так все понятно?
- Верно, - сказал Жупел. - Все и так все видели. Словом, за то, что зарезал
он лучшего друга, нашего достойного Фуфлея, подлым отравленным ножом,
бросить Жихаря прямо в Бессудную Яму на острые осиновые колья!
- Слава! Слава! - одиноко вскричал очнувшийся Завид. Остальные недовольно
молчали. Недовольна была и княгиня Апсурда - она недавно выдумала новую
отраву, настой бородавок на крысином молоке, и хотела ее на ком-нибудь
опробовать. Потом подумала и решила распустить слух, что молодой воин и
вправду был казнен за преступную любовь к повелительнице: может быть,
какой-нибудь дурак и поверит. И песню сложит.
...Столенград был обнесен высоким частоколом, и на каждой его тычине
насажена человеческая голова. Это, по замыслу князя Жупела, должно на деле
показать всем добрым людям силу и мощь Многоборья и связь его с иными
народами. Тут были воины всех соседних племен, да и отдаленных хватало.
Далеко не все эти головы были отсечены в честном бою. Говорили, что князь
Жупел рассылает по отдаленным землям особых людей, которые попросту
выкупают это добро у могильщиков. Да и заморские купцы, приезжая в
Многоборье по своим делам, хорошо знали, что будет от владыки всякая помощь
и поддержка, если поклониться ему чьей-нибудь головой, желательно редкого
вида: чернокожей и толстогубой или, наоборот, желтой и узкоглазой. Почетных
и желанных гостей князь усердно водил вокруг страшной смердящей ограды и
долго, с отягчающими подробностями рассказывал, где и при каких
обстоятельствах заполучил он каждую голову, о нечеловеческой доблести и
бешеном сопротивлении бывших головоносцев. При этом Жупел сильно махал
руками, пока не уставал. Если же гость-невежа указывал, что вот эта голова,
несомненно, женская, князь нимало не терялся и повествовал о свирепых
богатырках Бабьей Земли Окаянии, которые в бою стоят десятерых мужиков.
Но голове Жихаря не суждено было украсить собой мертвую городьбу: что за
честь держать тут своего же подданного! Поэтому его с великим трудом
выволокли через княжий двор на самую вершину горы Чернухи, к Бессудной Яме.
Никто во всем княжестве не знал, что находится на дне этой самой Ямы.
Считалось, что туда вбиты острые осиновые колья; да только кто бы лазил их
туда вбивать? Раньше случалось, что подпившие дружинники, поспорив,
пытались спуститься в мрачный провал на веревке, но обратно не вылез ни
один, а сама же веревка неизменно оказывалась пережженной.
- Не мы тебя, Жихарь, ведем - судьба тащит! - оправдывались дружинники.
- Я вас из-под земли достану! - грозился Жихарь. И могучие бородачи
ежились: несмотря на зеленые лета, слава у Жихаря была самая дурная. Много
всякого он успел натворить и в бою, и в пиру, и в девичьих светелках.
- Прости, друг! - приговаривали соратники, и многие при этом исходили
честными слезами.
На краю Ямы, возле деревянного кумира Владыки Проппа, остановились, чтобы
подождать коротконогого князя. Кумир был вырезан грубовато, но умело:
всякий враз признал бы высокий лоб, добрый взгляд, аккуратные усы и
крошечную бородку. Очи Владыки обведены были двумя кружками - без них,
верили, он плохо будет видеть. Поклоняться Проппу стали еще в незапамятные
времена, такие незапамятные, что никто и не помнил, что это за Пропп такой
и зачем ему следует поклоняться. Много чего знали про Белбога и Чернобога,
про Громовика и Мокрую Мокриду, да и про Отсекающую Тени рассказывали
немало лишнего; некоторые самолично видели издалека Мироеда, а вот насчет
Проппа никто ничего определенного сказать не мог, у него даже жрецов своих
не было. Знали только, что жил он на свете семь с половиной десятков лет и
установил все законы, по которым идут дела в мире. Законов тоже никто не
помнил, хотя исполнялись они неукоснительно.
Жихарь взглянул в лицо идолу, вздохнул:
- И ты такой же! Я ли тебе не жертвовал - и новеллы сказывал, и устареллы!
Пропп ничего не ответил, только вздохнул в ответ и, казалось, хотел бы
развести деревянными руками, да были они вытесаны заодно с туловищем и
ничего не вышло.
Тут и князь приковылял, а уж за ним, шатаясь под тяжестью вкусного груза,
старый варяг.
Жихарь с отвращением принимал объятия и поцелуи прежних друзей, и так
детину при этом корежило и воротило, что два сыромятных ремня порвались, да
и цепь стала подозрительно потрескивать.
- Нечего рассусоливать, бросайте! - велел князь.
Рыдая в голос, богатыри раскачали Жихаря и метнули в черную бездну как раз
в тот миг, как расскочиться цепи. Паскудный Завид стоял несколько поодаль
и, трепеща от радости, разглядывал украденную все-таки золотую ложку. Но
недолго пришлось ему любоваться: поросшая сивым волосом ручища Нурдаля
Кожаного Мешка вырвала добычу из дрожащих лапок.
- Я первый взял! - возмутился Завид. Не говоря ни слова, варяг ударил
Завида в лоб, подошел к Яме, склонился, подержал драгоценную добычу двумя
пальцами, потом разжал их.
- Ни себе, ни людям! - завозмущались воины.
Нурдаль нехорошо оглядел их всех, считая князя, решительно поднял свой
кожаный мешок и отправил его вслед за Жихарем и ложкой.
- Ты бы еще коня его туда скинул, - только и сказал князь. Никто не хотел
связываться с Нурдалем Кожаным Мешком, даже сам Жупел Кипящая Сера. Старый
варяг первым пришел наниматься в дружину, лучше всех знал воинское дело,
боевые обряды и обычаи. Вот и сейчас получилось, что Нурдаль, хоть и не
полностью, исполнил долг перед похороненным заживо бойцом.
Тут и остальные усовестились, окружили Яму, обняли друг друга за плечи и
завели погребальную песню:
На красной заре
В Кромешной Стране
Летели три ворона,
Ревели в три голоса:
"Ты судьба, ты судьба,
Ты прискорбная вдова!
Мы не бедные люди -
У нас медные клювы,
Мы не как остальные -
У нас перья стальные,
А заместо глаз
Красны уголья у нас.
Маемся смолоду
От лютого голоду.
Мы твои дети,
Куда нам летети?"
Отвечала судьба,
Прискорбная вдова:
"Я вас, дети, возлюблю,
До отвала накормлю:
За земным за краем,
За синим Дунаем
На высоком холме
В золоченой броне
Тело белое лежит,
Никуда не убежит,
Вас дожидает,
Глаз не закрывает.
Ему не на что глядеть,
Ему незачем терпеть,
Ему не о чем тужить,
Ему хватит жить..."
Так примета насчет красных воронов и сбылась.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ
А еще один не известный, но заслуживающий полного доверия автор повествует
о том, как Рыцаря Феба в некоем замке заманили в ловушку; пол под ним
провалился, и он полетел в глубокую яму, и там, в этом подземелье, ему,
связанному по рукам и ногам, поставили клистир из ледяной воды с песком,
отчего он чуть не отправился на тот свет. И несдобровать бы бедному нашему
рыцарю, когда бы в этой великой беде ему не помог некий кудесник, верный
его друг.
Сервантес

Жихарь слышал, что в смертную минуту перед человеком проходит вся его
жизнь, вся как есть, с мельчайшими подробностями, и надеялся, что успеет
припомнить начальную свою пору, и родителей своих, и настоящее имя, потому
что памятная его жизнь была коротенькая и непутевая, а Бессудная Яма весьма
глубока, и хватит ли ему обычных воспоминаний, чтобы долететь до дна, не
станет ли скучно и тоскливо по дороге, не завоет ли он в голос, к вящему
удовольствию князя Жупела? Орать было стыдно, молчать тяжко. Никаких картин
из жизни перед глазами не наблюдалось, а была сплошная чернота. Время



Страницы: 1 2 [ 3 ] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.