read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



за ночь деваться? Или ты продрых? Продрых?
-- Обижаете, маэстро! Только-только первых прохожих дож­дался, чтобы не
бросаться в глаза. Между прочим, до ночи еще вечер был. А там шпана шляется.
Может, свести знакомство? Послушать разговоры и вообще?
* * *
В тесной казенной квартирке Гвоздаревых на первом этаже бедновато.
Сенька собирается уходить.
-- Ма, я пошел!
-- Даже и не поел толком. Что с тобой приключилось?
-- Ничего, ма. Я к Терентьевым.
-- Стой, дыра на рукаве. Снимай, зашью.
-- Да ведь долго!
-- Чего тут долгого, по шву. -- Зашивая рубашку, она сообщает: -- А
вчера магазин ограбили, слыхал?
-- Слыхал что-то. За новостройкой, да?
-- Угу. С револьвером, представляешь?
Сенька вздрагивает.
-- Поймали?
-- Нет. Сейчас Миронов-участковый рассказывал, что прямо по пятам
гнались. Между пустых домов чуть, говорит, не схвати­ли, непонятно, как из
рук ушел.
-- Ма, а точно, что... револьвер! -- спрашивает Сенька. -- Случайно, не
пистолет?
-- А какая разница...
-- Если Миронов что новое узнает, расскажи мне, ладно? -- Он быстро
надевает рубашку.
-- Все-таки чудной ты сегодня. Что-нибудь натворил?
-- Мм... Понимаешь, мама, врать я тебе еще не научился, а всю правду
говорить не могу. Это называется "трудный возраст".
-- Больно что-то трудный, Сеня.
-- Переживем! Хлопни на счастье.
Гвоздарева шлепает Сеньку пониже спины, и он убегает.
Лихо насвистывая, он идет по двору. Сворачивает в подъезд дома, где
живут Терентьевы.
* * *
Терентьевы -- отец, мать и дети, Леша с Наташей, еще только садятся
завтракать на кухне. Три звонка в дверь заставляют мать недовольно поджать
губы:
-- Кто это в такую рань?
-- Сенька Гвоздик, наверно. -- Леша идет отпереть.
-- Странная манера -- являться в дом, когда люди едва сели за стол.
-- Почему! На Западе есть даже обычай приглашать к завтраку, --
парирует Наташа.
-- Но мы, кажется, не на Западе? -- замечает отец с видом лихо
сострившего человека.
-- Это -- во-первых, -- подхватывает мать. -- А во-вторых, не помню,
чтобы я его приглашала.
-- Он, между прочим, не к тебе, -- бросает Леша, вернувшийся в кухню на
последних ее словах. Он наливает две чашки чаю, сгребает со стола какую-то
снедь и уходит.
-- Вот так. И ничего не скажи. Рта невозможно раскрыть -- сразу обиды!
Растишь их, воспитываешь... -- она свернула на привычную тему.
-- Ну, завела, -- скучливо тянет Наташа. -- Подумаешь, собы­тие --
Гвоздик пришел!
-- Ваш Сеня Гвоздарев -- отпетый хулиган!
-- Да кто его отпевал?
-- Наташа, -- присоединяется отец, -- вы обязаны считаться с мнением
мамы. Она пытается уберечь вас от дурных влияний.
-- Курам на смех! Какое Гвоздик может оказать влияние?
-- А такое, что этот дворничихин сын...
-- Ну-ну-ну, -- прерывает жену Терентьев, -- подобные выраже­ния... это
не аргумент.
-- Я, разумеется, лишена сословных предрассудков, но согла­сись, что
его мать... Мужа бросила, вокруг хоровод мужчин... просто страшно
представить, чего ребенок нагляделся и как это подействовало на его психику!
-- Кисонька, может быть, не следует при Наташе... И, по-моему,
Гвоздарева производит приятное впечатление.
-- Ах и на тебя она производит приятное впечатление?!
-- Ну что ты, я же не в том смысле!..
В дверях появляется Леша.
-- Нельзя потише? Там все слышно.
Он затворяет дверь. Неловкая пауза.
-- Но... в конце концов, я у себя дома... Имею я право говорить то, что
думаю? И вообще -- воспитанный человек не слышит чужих разговоров.
-- Ты спутала, мамочка, это глухие не слышат.
-- Наташа, не дерзи, -- отцу очень не хочется ссоры.
-- Имею я право говорить то, что думаю?
-- Нет, не имеешь. Не доросла.
Наташа встает, забирает чашку и недоеденный бутерброд.
-- И эта туда же! -- кипятится мать. -- И снова до вечера на улицу?
Почему хоть в субботу не побыть немного дома! Вам созданы все условия для
культурного отдыха!
-- Ой, мамочки! Холодильник, телефон, ванна, газ, магнито­фон -- голова
кругом от развлечений!
Отец укоризненно цокает языком.
-- А что на улице?
-- То, что рассказывали на лекции в ЖЭКе, -- отвечает за Наташу мать.
-- Очень жаль, что вас не было. Приводились убийственные факты!
Наташа прыскает и уходит. Слышно, как ребята включают музыку.
-- Ну что за дети, Гриша! Даже аппетит пропал. Разве я посмела бы
хамить матери! Бывало, если делаешь что-нибудь не то, так ведь тайком, с
оглядкой.
-- Да, наши не стесняются. Хоть бы соврали для приличия. Холодильник,
телефон... Не ценят ничего, что досталось труда­ми!
-- По выражению твоего сына, они ищут иной смысл существо­вания. А у
самого две тройки в году, и из спортивной школы исключили. Как он без спорта
в институт! Ты с ним говорил?
-- Еще не определился. Выбирает.
-- Какие могут быть выборы! Надо найти вуз, где требуется
боксер-перворазрядник. Разве мы с тобой выбирали?
-- Что же сравнивать, кисонька, мы были другими.
-- Вот именно. Мы понимали, чего хотим, и добивались. Спроси свою дочь
-- какую общественную работу она ведет! Никакую. Ей скучно. Будто мне в ее
годы было весело возиться со стенгазетой. Но я рисовала аршинные заголовки
ради комсомольской характе­ристики.
-- Да... -- отец в задумчивости катает хлебные крошки. -- Мы относились
к жизни серьезно и ответственно.
Терентьевы свято верят в правоту своей жизни.
* * *
Наташа, Леша и Сенька выходят на улицу.
Хорошенькая Наташа выглядит старше своих лет, Сенька -- моложе, а
плотного Лешу легко со спины принять за взрослого мужчину, но полудетское
упрямое лицо выдает мальчишку. К приятелям присоединяется Миша Мухин --
смазливый, черноб­ровый. "Салют -- салют", -- дальше шагают вместе.
-- Натка, я пришел к тебе с приветом. -- Миша крутит пальцем у виска,
-- рассказать, что солнце встало... Что-то вы кисло-зеленые?
-- Субботнее утро в кругу семьи, -- бурчит Леша. -- Интересно, взрослые
-- все идиоты или выборочно?
-- Выборочно. Но многие.
-- Неужели и мы такими будем? -- задает Наташа извечный вопрос
подростков.
-- Я против, -- заявляет Миша. -- Кто "за", прошу поднять руку.
Воздержавшихся нет? Принято: мы будем другими.
-- Леха! -- предостерегающе произносит Наташа.
На пути стоит кучка их ровесников. Леша выдвигается вперед, возглавляя
свою компанию. Сенька порывается идти плечом к плечу, Наташа дергает его
назад.
-- Не лезь! Леша это не терпит!
-- Он же Леха-Ледокол, -- поясняет Миша. -- Флагман. А мы в кильватере.
Леша идет на враждебную группу, как на пустое место, свобод­но свесив
тяжелые кулаки. И группа в последний момент не выдерживает, расступается,
пропуская его и остальных.
-- Красиво! -- восхищается Сенька.
-- А-а... -- поводит плечами Леша. -- Подраться стало не с кем.
* * *
Место ребячьих сходок -- ободранная квартира на втором этаже пустующего
дома. Кое-какая мебелишка, частью брошен­ная хозяевами, частью собранная
ребятами по окрестным домам. Здесь Наташа, Леша, Сенька, Миша и пятый --
долговязый, разболтанный Фитиль.
Леша осматривает колченогое кресло.
-- Гвоздик, ты молоток. Отличное седалище для председателя. Итак,
очередное собрание нашего Общества покровительства самим себе объявляю



Страницы: 1 2 [ 3 ] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.