read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



креслах. Дождались.
- Чего надо? - грубо спросил сценарист.
- Я соскучился по тебе, Витя, - повторил Лизины слова режиссер.
- А я - нет, - признался Виктор и бухнулся на диван.
- Как отдохнул? - невинно поинтересовался оператор. Проигнорировав
этот провокационный вопрос, Виктор сходу, чтобы не опомнились, сделал
заявление:
- Никаких существенных изменений в сцене на болоте не будет.
Перелопачивать ее - значит, перелопачивать весь замысел. Этого вы от меня
никогда не дождетесь, - высказавшись, Виктор победоносно глянул на
собеседников. Те скалились, чем его сильно рассердили:
- Развеселились тут! Хотите снимать авторское кино - снимайте по
своим сценариям!
- Чего он орет? - недоуменно спросил режиссер у оператора. - Ты
спросил его переделывать сцену? - Оператор отрицательно помотал лохматой
головой. - Я просил его переделывать сцену?
- Просил, - перебил вопросительный монолог Виктор.
- Виктор, ты не прав, - с лигачевскими, умело воспроизведенными
интонациями возразил режиссер. - Я просил тебя подумать над ней. Ты
подумал?
- Буду я еще думать!
- Я понимаю, тебе некогда было, - мягко вошел в сложное сценаристово
положение режиссер. Не сдержавшись, оператор восторженно хрюкнул. В
отличие от оператора, Виктор сдержался. Только подышал некоторое время
достаточно бурно. Отдышавшись, спросил:
- Тогда зачем я вам?
- Легкая корректировка диалогов в связи с натурой, Витя, - объяснил
режиссер.
- На съемке. По мизансцене, - решил Виктор. - Тем более, что
доблестный поручик, носитель, так сказать, идеалов столь любимого тобой,
Андрюша, белого движения, лезть в болото категорически отказывается.
Бунт на корабле, бунт на корабле! Глаза режиссера округлились, как у
Петра Первого, он встал, прошелся саженьими (как на картине у Серова)
шагами по афганскому ковру, подумал, подумал и рявкнул:
- Он у меня в дерьмо полезет, охламон трусливый!
- Я про дерьмо не писал, - скромно напомнил Виктор.
- А ты напиши, напиши, чтоб я его туда загнал!
- Ну, режиссерский норов показал, и будя! - прервал идиотский монолог
оператор. - Я так понимаю, что с творческими вопросами покончено? Тогда
давайте чай пить. Чаю хочешь, Витя?
- Твоего - хочу, - ответил Виктор.
Оператор понимал себя великим докой по заварке чая, и действительно
был им. Он приступил к священнодействию. Все свои многочисленные -
индийский, цейлонский, китайский, краснодарский, черт-те какой чаи, ведро
с родниковой, каждодневно обновляемой водой, электрический чайник, два
заварных он хранил в режиссерских апартаментах, потому что в его люксе,
выбитом у администрации в связи с необходимостью надежно хранить пленку (в
холодильнике) и камеру (в спальне на отдельной кровати) на законных
основаниях толклись безответственные ассистенты, которые по легкомыслию
могли использовать все эти предметы варварски и не по назначению.
Счифирить, допустим.
Оператор кипятил, смешивал, засыпал, заливал, накрывал, доливал,
ждал. Виктор и Андрей сидели, как в театре.
- Чашки готовьте! - приказал оператор. Виктор и Андрей послушно
перенесли из буфета на столик замечательные казенные чашки.
Маэстро разлил по чашкам золотисто-темный и тем не менее замечательно
прозрачный чай. Попаузили, чтобы пить слегка остывший, чтобы ощущать
глоток, чтобы полностью почувствовать букет. Откусили по маленькому
кусочку сахарка (только вприкуску!) и сделали по первому затяжному глотку.
- Каков? - горделиво осведомился оператор.
- Ты - бог, Володя, - оценил сотворенное чудо Виктор.
И замолчали, чтобы всеобъемлюще ловить кайф. В молчании прикончили
первый налив, без перерыва второй.
В башке разошлись облака и выглянуло солнышко. Пришла ясность в
понимании смысла жизни. Мир стал объемным и восхитительным. Виктор
откинулся, разбросал руки по спинке дивана и вдруг вспомнил:
- Володя, ты, когда на эту дурацкую подсечку в дырку смотрел, ничего
такого не заметил?
- Да вроде ничего. Правда, я его с крана сразу же довольно крупно
взял и так вел до конца. Ты комбинаторов порасспрошай, если надо, они для
режиссерской понтяры общак в рапиде снимали, может, что и заметили.
- А что надо было замечать? - спросил Андрей.
- Все надо замечать, - наставительно заметил Виктор. Следуя его
совету, режиссер решил узнать, который час, глянул на часы и ахнул:
- Футбол же начался, пацаны!
Включили телевизор. Бодались "Спартак" и "Торпедо". Как только
включили, "Спартак" чистенько положил первый гол, и тайм завершился. В
начале второго отбывающий во Францию Федя Черенков преподнес болельщикам
прощальный подарок: элегантно сделал два-ноль. Так и закончилось.
Потом была программа "Время", затем покатилось "Пятое колесо", а
завершило все ТСН.
- Все. Пора собираться. - Оператор Володя выключил телевизор, встал,
зевнул и признался. - Неохота, братцы!
Братцы понимали его, но работа есть работа. Расползлись.
Уже закутавшийся в запасное одеяло, Серега и спал и не спал - лежал с
прикрытыми глазами. При появлении Виктора открыл их.
- Ты что не спишь? - спросил Виктор, натягивая свитер. На болоте
ночью не Сочи, и он решил экипироваться, как следует.
- Боюсь, - признался Сергей, и, не дав Виктору возможности задать
вопрос о том, чего он боится, быстро продолжил: - И спать боюсь, и не
спать боюсь.
- А все-таки спи. Я на съемку поеду, а ты запрись и спи, - шнуруя
высокие кроссовки, сказал Виктор. Серега, не вылезая из одеяла, сел в
кровати.
- Я с тобой поеду.
- Мест нет. Автобус на болото не пойдет. Актеры с нами в легковушке,
ассистенты и осветители по спецмашинам, - обрисовал обстановку Виктор, и,
прихватив из шкафа куртку, пошел в гостиную. Сбросив одеяло, Серега
поплелся за ним, на ходу сообщив:
- Меня лихтвагенщик возьмет.
Виктор наконец рассмотрел его. Колотун, колотун бил Серегу. Голова
пряталась в плечах, губы дрожали, руки ходили. Холодно, холодно, холодно.
По монологу Нины Заречной из "Чайки". Виктор вздохнул, извлек из тумбочки
знакомую бутылку (в ней болтался остаток - граммов сто), стакан, вылил из
бутылки в стакан остаток, протянул стакан и яблоко Сереге.
- Ну, спасибо, Витек, ну, спасибо. - Серега взял стакан, подождал,
чтобы хоть немного унялась рука, залпом выпил, и, надкусив яблоко, замер.
Жевать не было сил, сок сосал.
- Сейчас колотун уйдет, и заснешь, - сказал Виктор.
- От мыслей я, Витек, спать не могу. Думаю все, думаю и додумался до
страшного. - Серега сделал паузу и вдруг зашипел яростно. - Эти мерзавцы
всех, кто у них служил, убирают!
- Какие мерзавцы, Серега? - тихо и осторожно поинтересовался Виктор.
Серега опомнился. Подбросил яблоко, поймал. Руки уже не дрожали.
- Какие мерзавцы? - снова спросил Виктор.
- Я тебе добра желаю, Витя. - Серега опять надкусил яблоко, но на
этот раз стал жевать. Жуя, продолжал свою мысль, - Чем дальше ты от этих
дел, тем тебе лучше. Так что разбираться с ними мне придется самому.
Без стука влетел в номер режиссер и закричал:
- Я тебя в машине жду, а ты тут ля-ля-ля!
- Привет, - сказал Серега, еще раз надкусил яблоко и удалился.
Виктор посмотрел ему вслед и сказал раздраженно:
- Насколько я понимаю, без тебя снимать не начнут.
До Заповедника, в котором отыскали подходящее болото, было километров
сорок плохой дороги, почти час езды, без разговоров не обойтись. Но
поначалу молчали. Первым, обуреваемый недобрыми предчувствиями, не
выдержал нервический поручик, сидевший ошуе от Виктора:
- Я бы хотел уточнить некоторые детали съемки, Андрей Георгиевич, -
приступил он мягко к щекотливой беседе. Режиссер, не оборачиваясь (сидел
на переднем сиденьи "Волги" рядом с шофером), холодно разрешил:
- Уточняй.
- Как бы это лучше сформулировать... - промямлил поручик, и замолк,
мысленно готовя приемлемое выражение для отказа лезть в топь. За него с
рабоче-крестьянской простотой сформулировал комиссар, находившийся от
Виктора одеснуе:
- Он в болото лезть боится, Андрей Георгиевич!
- Саша правильно сформулировал, Юрий? - строго спросил у поручика
режиссер.
- Ну, не то, чтобы боюсь, но, в общем, не хочу, - в отчаяньи
признался поручик.
- А хорошие кооперативные бабки получать хочешь? - вкрадчиво
поинтересовался Андрей. - А на премьерах перед девочками красоваться
хочешь? Ты договор подписывал, не заглядывал в него, что ли? Захочу я,
Юра, ты у меня козлом прыгать будешь, соловьем петь, а, если надо, и
дерьмо есть. Я понятно излагаю?
- Я могу вернуть ваши копейки! - взвился поручик.
- Не мне, а государству, и не гонорар свой вшивый, а затратную
неустойку.
Замолчали. Виктор, кряхтя, пошевелился - тесновато ему было при его
габаритах меж актерами - и подбил итог:



Страницы: 1 2 [ 3 ] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.