read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


-- Так вот,есливвестипонятие "отложить" в график... получается
этакая... вот этакая кривая, ко-торую называют экспонентой. Видишь, как она
из-гибается?
-- Вижу.
-- Здесь по вертикали у нас правильные решения... по горизонтали --
неправильные... И что ты теперь видишь?
-- Что я вижу? Как будто... сначала аппарат вообще будет нести
ахинею... потом... потом...
-- Что потом?
-- Кривая будет с каждым днем все ближе к верти-кали, то есть процент
правильных решений будет неук-лонно расти. Вплоть до полной гениальности...
-- Или наоборот.
-- В зависимости оттого, что считать правильным ре-шением, а что
неправильным. Ты об этом, Бин?
-- Разумеется! Теперь тебе ясно?
-- Ясно, Бин. Правитель хотел обмануть историю с помощью математики...
-- А заодно избавить себя от скучных хлопот по уп-равлению Свирой...
-- Последнее ему, пожалуй, удалось... А вот с обма-ном истории...
Обмануть историю так же невозможно, как построить вечный двигатель... Время
всегда найдет трещину в любой стене, будь она из первозданного камня или из
пластика с гравилоном... Пора остано-вить часы Оксигена Аша. Останови их,
Бин. Это твое право.
Бин сдвинул прозрачный щит и вошел внутрь аппара-та. Оси маятников,
поблескивая, плавно разрезали про-странство у самого его лица. Достаточно
было протя-нуть руку, чтобы раз и навсегда остановить их заучен-ное качание,
их непредсказуемые встречи и расхож-дения.
-- Несколько лет назад я бы сделал это не задумы-ваясь. Я бы разнес в
пух и прах проклятую машину и растоптал осколки. Я бы открыл все двери и
ворота Башни, вышел к людям, простер руку и возгласил: "Ли-куйте! Великого
Кормчего нет! Он повержен! Я спас вас, жители Свиры!"
-- А сейчас?
-- А сейчас я знаю, что время нельзя останавливать и поворачивать, как
заблагорассудится. Этому научила меня Земля. Наука должна помочь Свире
вернуться к человечеству. Наука и воля народа, а не красивый жест удачливого
террориста, который скорей всего развяжет руки таким, как Тирас... Ты сам
все понимаешь, Шан. Я должен остаться здесь. Отсюда я могу помочь новому:
пользуясь беспредельной властью правителя и непрере-каемостью Слова,
постепенно уничтожить саму возмож-ность неограниченной власти.
-- Послушай, Бин... Извини, но... а что, если плащ хозяина... если
однажды тебе вдруг не захочется сни-мать этот плащ?
Бин медленно задвинул на место прозрачный щит и снова сел за стол. Он
не отвечал долго, черкая только что набросанный график. У экспоненты
появилась голова с капюшоном, и математическая абстракция приобрела четкий
силуэт кобры, вставшей на хвост. Бин смял ри-сунок.
-- Я думал об этом, Шан. Откровенно говоря, в этом главная опасность.
Человек в одиночку может немногое. Нужны товарищи. Хотя бы один для начала.
Такой, на плечо которого можно опереться в минуту слабости. Та-кой, как ты,
Шан.
Снова звякнуло. Из проема выехала кипа газет. Она дрожала в пружинных
захватах, готовая провалиться в небытие. Наверное, именно поэтому Бин взял
один эк-земпляр.
Через полминуты он неопределенно хмыкнул.
-- Гм... Очень интересно... Ай да техник. Читаю до-словно: "Сегодня в
своем кабинете двумя шпионами из Внешнего мира, вызванными недобитыми
проницатель-ными, был убит наш дорогой товарищ и друг министр милосердия
Тирас Уфо. Вся Свира скорбит об утрате и горит желанием..." Сам понимаешь,
каким желанием го-рит Свира... Наши фотографии... Похоже... Очень похо-же...
Шан, тебе не уйти. Тебя узнает первый встречный... А мне нужен друг. Такой,
как ты, Шан...
Бин все еще не поднимал глаз. Он не видел, как вне-запно побледневший
Шанин тяжело оперся на стеллаж. Из-под повязки на лбу выступила кровь.
-- Такой, как ты, Шан... Но тебе надо лететь на Зейду и доложить Земле,
что правителя больше не суще-ствует. Тебя ждут друзья, твоя работа, твои
проказли-вые фантазеры-художники... Ты отлично выполнил при-каз. Я... я
благодарю тебя... за помощь и все, что... сло-вом... Что с тобой, Шан?
-- Голова... кружится...
Вряд ли Бин услышал эти слова -- они утонули в хриплом вдохе -- так
всхрапывает подстреленный на скаку олень. И шары маятников гулко сошлись в
одной точке, где-то в самом центре мозга, и словно посыпалось битое стекло
-- это со стеклянным звоном рушился ка-бинет, Башня, Вечный Дворец, Дрома,
вся Свира -- ру-шилось все, превращаясь в груду нестерпимо колючих и
нестерпимо блестящих осколков, пока не осталось ниче-го, кроме этих
осколков...
7. ЭПИЛОГ
Словно разбилось со звоном толстое стекло, отгоро-дившее душную камеру
от наружного мира, и Шанин смог вздохнуть полной грудью до приятного
покалыва-ния в освобожденных легких. Он жадно дышал, уже со-знавая и ощущая
себя, и с каждым дыханием тяжелая голова становилась легче, а темная пустота
в голове заполнялась скользящими образами и мыслями без слов. Он еще не
знал, где он, но знал, что ему ничто не угро-жает и можно не сразу открывать
глаза. Он еще находился под властью только что виденного сна, его мышцы еще
подрагивали от шагов и движений, которые он делал во сне, -- но он уже знал,
что это про-шедший сон и что на самом деле существует только
действительность, которая сейчас вне его спящего тела. И стоит открыть
глаза...
Шанин открыл глаза и от удовольствия рассмеялся. Над ним был ребристый
потолок его "берлоги" -- он, Иннокентий Павлович Шанин, инженер-психолог по
спе-циальности, Инспектор Службы Безопасности 8-го Га-лактического района,
находился на Базе, в своей соб-ственной каюте, отсыпаясь после трехнедельной
гонки за контейнерами с активированным лютением... Все остальное -- сон,
сон, логичный и осязаемый до неправдоподобия, и тем не менее не что иное,
как сложная игра перенапряженных центров вообра-жения. Ему не жаль было
расставаться с ночной фантасмаго-рией. Призрак Свиры был скорее страшен, чем
забавен. Немножко грустно было, что несдержанный, порывистый и наивный Бин
только выдумка и с ним нельзя встре-титься снова, узнать о его судьбе.
Верный, несговорчи-вый Бин... Логичность и зримость сонного наваждения,
вообще-то, объяснить легко. Писатели порой пользуются активированным
лютением для материализации своих идей и героев. Возможно, нуль-защита на
контейнерах не так уж абсолютна, как об этом пишут. Возможно, какие-то
неизмеримо малые мощности психогенного излучения все же проникают сквозь
нуль-заслон. И какая-то не-уловленная приборами доза заставила отдыхающий
мозг жить в более активном режиме, чем при обычном сне. Эксперты отвергают
такую возможность. Но кто знает...
Главный будет доволен. Сразу после утреннего душа надо позвонить ему и
доложить по форме. Главный, ко-нечно, в курсе событий без всяких докладов,
но ему ужасно нравится выслушивать официальные доклады. Надо побаловать
старика. Он заслужил... А вот Арнольд Тесман... Да, Арнольд Тесман -- это
уже из сновидения. Вряд ли он существует в действи-тельности... Ого, какая
щетина! Вот что значит три недели брить-ся походной электрической
вибробритвой. На подбород-ке, на щеках -- непролазная енисейская тайга.
Бриться! Немедленно бриться! Шанин легко вскочил и попробовал делать
зарядку. Не получилось -- упал в кресло с перехваченным дыха-нием. И
несказанно удивился: неужели за три недели он так устал и потерял форму? Не
может быть... Придется попотеть в кабине автодиагностики: в организме что-то
нарушилось. В ванной он хотел сразу нырнуть в шипучее облако тондуша, но
потом решил оставить сладкое на десерт, а сначала заняться более
существенным -- бритьем. Ша-нин не торопясь раскрыл бутон объемного зеркала
и сглотнул неведомо откуда взявшуюся слюну. На лбу от виска до виска резко
выделялся затверде-лый старый шрам. И щетина на подбородке была седой. И
лицо было в морщинах. На электронном календаре, который висел над зер-калом,
было то же число и тот же год -- нет, той же самой была только последняя
цифра. Количество десят-ков было больше на единицу. Десять лет...
И Шанин вспомнил и месяцы тяжелой горячки после раны, в которую попала
инфекция; и весть о том, что Мож улетел на Зейду в очередной вояж, не
дождавшись пропавших попутчиков; и решение остаться на Свире; и годы борьбы;
и Бина, открывшего изнутри все двери и ворота Башни; и провозглашение новой
республики в Вечном Дворце...
Десять лет. Непредвиденная задержка на десять лет.
В боях с бандами, окопавшимися в сйлайской тайге, Шанина тяжело
контузило. Он выкарабкался довольно быстро, но повторная травма головы дала
о себе знать много позднее, после полной победы. Его парализовало. Бин
потребовал срочной отправки Шанина на Землю или на Зейду. Шанин
сопротивлялся - он наде-ялся, что все пройдет. А потом... Потом, видимо,
стало совсем плохо...
Шанин всматривался в свое лицо, привычное и но-вое одновременно. Его не
оставляла затаенная уверен-ность, что рано или поздно это лицо можно будет
снять как маску из теплого мягкого латекса, вылепленную чересчур поспешно.


Конец









Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [ 21 ]
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.