read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- Как хочешь, дружище. Но не задерживайся слишком долго. Я хочу поговорить с тобой о Драконьем Клюве.
Никабар посмотрел на графа:
- А что о нем говорить?
- Тебе скоро надо будет туда отправиться. Нам следует это обсудить.
- Я знаю дорогу, Ренато.
- Это не шутка! - строго проговорил Бьяджио. - Если Форто направят на Драконий Клюв, как будет просить Энли, то герцогу нужна будет твоя помощь. Мои наемники не смогут в одиночку противостоять легионам. Я обещал Энли, что ты там будешь.
- Я там буду, - пообещал Никабар. - Я такого не пропущу. А воздушная армия?
- Пока не знаю, - честно ответил Бьяджио. Вести с Драконьего Клюва всегда бывали скудными. - Тем больше оснований, чтобы ты приплыл туда вовремя. Если Энли не подчинил себе воронов, ему, быть может, придется срочно бежать от Форто. И в этом ты тоже должен будешь ему помочь.
Никабар покачал головой:
- Я плыву на Драконий Клюв не спасать его шкуру, Ренато. Я хочу снести башку Форто.
- Что ж, будем на это надеяться, - сказал Бьяджио со злобной усмешкой. - Мне как раз будет пора отправить Эрриту очередное послание. Ты его для меня доставишь, друг мой?
Адмирал понял, о чем говорит граф.
- С удовольствием, дружище.

* * *

В эту ночь граф Ренато Бьяджио беспокойно метался на дорогих простынях, маясь нетерпением. Ему снилось устройство Бовейдина; он видел величественный Собор Мучеников и лавчонку игрушечных дел мастера на углу Высокой улицы, этого оживленного проезда, где делали покупки зажиточные горожане, удовлетворяя свои многочисленные прихоти. Во сне его навестила Лорла, и её глаза сияли неестественным зеленым огнем. Во сне она разговаривала с ним, но когда Бьяджио проснулся, то не смог вспомнить слов. Это было глубокой ночью. В окно лился бледный лунный свет, заливавший комнату серебром. Когда граф открыл глаза, личико Лорлы исчезло. Бьяджио вздрогнул, спустил на пол босые ноги и потер лоб. Вокруг царила полная тишина. В эту ночь он лег в постель один, как почти всегда в последнее время, а рабы, которых он обычно видел при пробуждении, ещё не пришли. Он выглянул в окно на росшее в саду плодовое дерево и увидел, что с ветки на него с кривой усмешкой смотрит ворона. Бьяджио ухмыльнулся птице, вспомнив воронов Энеаса. В эту ночь его тревожило слишком многое, слишком много мыслей не давали ему покоя. Он был утомлен - устал настолько сильно, что не мог спать. На столике у кровати стоял хрустальный бокал с недопитым бренди. Бьяджио потянулся за ним, но в своем странном состоянии опрокинул его и пролил напиток.
- Проклятье! - прорычал он.
Бренди плеснуло на дорогой ковер. Граф беспомощно Смотрел, как по ткани расплывается пятно.
"Я устал, - напомнил он себе. - Я чертовски устал".
Так было не всегда. Когда он жил в Наре и находился на вершине власти, его разум был остр как бритва. Они с Аркусом ступали по миру, словно боги, и он был ближайшим другом императора - единственным членом Железного круга, который действительно заменял престарелому правителю сына. Сейчас он стал изгоем, он вынужден постоянно плести интриги, и напряжение притупило его разум. Даже снадобье Бовейдина не поддерживало в нем жизненных сил. Бьяджио был измучен.
Не обращая внимания на испорченный ковер, он подошел к окну и открыл его, жадно глотая воздух. Ветер нес запах морской соли, слышалась музыка далекого прибоя. Ворона подпрыгнула, вспугнутая резким движением, и улетела. Бьяджио выругался ей вслед и пообещал, что если она вернется, то попадет к нему на обед. Вид быстро улетающей птицы немного его развеселил. Кроут принадлежит ему. И так будет всегда, что бы тут ни произошло. Пусть Кроут падет, Бьяджио снова отвоюет его у лиссцев. Когда он завладеет Наром, он завладеет и всем миром.
Бьяджио, как с ним теперь часто бывало, снова подумал о Симоне. Он гадал, знает ли Симон о его истинных чувствах. В конце концов, Симон родом с Кроута, а кроуты часто экспериментируют. Однако Симон не был таким. На самом деле он был больше похож на Эррита. Конечно, не ханжа, но не любит пробовать новое. Плечи графа ссутулились. Ему не нравилось обхаживать возлюбленных. Он начинал чувствовать себя мальчишкой-школьником, нелепым и беспомощным. Эллианн, его жена, всегда считала его холодным - даже в моменты самой безудержной страсти. Эллианн могла бы переспать с тигром - и остаться в живых. Она была поистине диким животным, и в первые годы брака она очень его волновала. Но, как это часто случалось с нарскими аристократами, они тихо прискучили друг другу, и оба не возражали, когда партнер брал нового любовника. Бьяджио по-прежнему испытывал симпатию к жене и не питал к ней зла. Она не была создана для войн и мятежей, и мысль о подобных вещах заставляла её презрительно фыркать. Решив, что победа будет за Эрритом, она встала на его сторону. Бьяджио отпустил её - охотно. Он смотрел в темноту, пытаясь представить её в этот момент в Черном городе: наверное, спит в своей постели с очередным любовником. По его лицу пробежала улыбка. Быть может, вернувшись в Нар, он пошлет за ней.
Бьяджио оглянулся на свою постель, такую холодную и пустую, на всю большую спальню, безупречно убранную, с бесценными предметами искусства на стенах и полках. Почему-то все это не доставляло радости, и вдруг неодолимо захотелось уйти отсюда. В большом музыкальном салоне был рояль, и в минуты беспокойства граф имел привычку садиться за инструмент и громыхать по клавишам, погружаясь в какую-нибудь мелодию. Странное средство, но оно ему помогало. Вот и сейчас он сбросил ночную сорочку, достал из шкафа какую-то одежду и быстро набросил её на себя. Всунув ноги в шлепанцы, он вышел в пустынный коридор, где тишину нарушало лишь тихое шипение масляных ламп на стенах. Его тень метнулась по полу, огромная и зловещая. Пол под ногами тихо поскрипывал. Здесь его не окликали часовые, не падали ниц рабы. Бьяджио в полузабытьи шел в музыкальный салон, мечтая постучать по клавишам. Но дверь салона оказалась полуоткрытой, и за ней горел свет.
Почувствовав любопытство, граф замедлил шаги. Эрис, его драгоценная рабыня, была в комнате одна. Она скользила по полу в бесшумном выразительном танце. Бьяджио затаил дыхание. Эрис была дивно хороша. Она двигалась с легкостью голубки, её длинные ноги непринужденно делали пируэты, руки протягивались к небесам, словно она умоляла Бога услышать её. Единственная свеча отбрасывала тени на покрытое испариной лицо рабыни, из больших глаз текли слезы, и Эрис кружилась в танце - печально, целеустремленно, забыв в своей печали обо всем мире.
Граф Бьяджио завороженно наблюдал за ней. Эрис была самой большой ценностью из всего, чем он владел. Когда она танцевала для него, ангелы плакали от зависти. Глядя на неё в эту минуту, он понял, почему сердце Симона принадлежит ей. Как женщина она была безупречна. Как танцовщица она была божественна. Ни один мужчина не мог устоять перед ней. Тем более бедный Симон.
Закончив танец, Эрис упала на пол, уронив голову на колени и застыв совершенно неподвижно. Бьяджио показалось, что он услышал жалобный всхлип. Он очень осторожно открыл дверь. Эрис по-прежнему его не замечала.
- Ты была прекрасна, - прошептал он. - Спасибо тебе.
Смутившись, Эрис подняла голову.
- Господин! - воскликнула она, вскакивая с пола и опуская глаза. - Простите меня, я... я репетировала. Я не знала, что вы здесь.
- Не надо извиняться, - сказал Бьяджио, плавно проходя в салон. Он дотронулся холодными пальцами по её подбородка, поднял её лицо и заглянул ей в глаза. - Я получил большое удовольствие.
Эрис смутилась, но не попыталась отстраниться.
- Я рада, - с трудом выговорила она. - Я просто репетировала.
- Неправда, - возразил Бьяджио. Ледяной подушечкой большого пальца он стер с её щеки слезинку. - Я никогда не видел, чтобы ты плакала во время репетиций. Что это за слезы?
- Ничего, Господин. Просто танец был полон чувств, вот и все.
- Что это за танец? Я его не узнал. На лице Эрис отразилась внутренняя борьба. Она решила признаться.
- Просто моя собственная фантазия. Мне сегодня было беспокойно. Меня одолевают мысли. - Она попыталась улыбнуться. - Но это пустячные мысли, милорд. Они недостойны вашего внимания.
Наслаждаясь её испугом, Бьяджио опустил пальцы ей на шею, на золотой ошейник, и подцепил его ногтем за край.
- Я проклял бы тот день, когда ты не смогла бы сказать мне правду, милая Эрис, - сказал он. - Почему не хочешь сказать мне, в чем дело? Мне сегодня тоже не спалось. Я решил немного поиграть. Встретить здесь тебя - это был приятный сюрприз.
- Простите меня, Господин, - умоляюще проговорила девушка. Ее голос звучал так робко, что стало заметно, насколько она юна. - Я уйду, если вы пожелаете.
- Нет, не пожелаю. - Граф отпустил её ошейник. Повернувшись, он прошел к роялю и уселся на бархатную скамейку. Эрис нерешительно стояла в центре комнаты. Его глаза скользнули по ней, впивая её красоту. - У меня дурная ночь, Эрис. И меня тоже преследуют мысли. Давай я послушаю, что тревожит тебя, и тогда, быть может, забуду о своих тревогах. Пожалуйста, Эрис, рассказывай. Что не дает тебе покоя?
- Ах, Господин, но это действительно мелочи. Я ни за что не стала бы беспокоить вас такими пустяками.
- Я настаиваю. - Бьяджио указал на пол у своих ног. - Иди сюда. Сядь здесь, рядом со мной.
Эрис послушалась. Граф был высоким, и когда она села, он навис над ней. Но он был в хорошем расположении духа и догадывался, что могло тревожить девушку. Вероятно, то же, что и его. Эрис посмотрела на него снизу вверх, и печаль на её лице заставила его протянуть руку и погладить темную головку.
- Успокойся, девочка, - сказал он. - Я хочу просто поговорить с тобой. Или, точнее, выслушать тебя. Дело в твоем возлюбленном, правда?
- Господин...
- Перестань. Я же все об этом знаю, или ты забыла? Ведь, в конце концов, это я отдал тебя Симону.
- Да, Господин. Спасибо. Я не знаю, как отблагодарить вас за это.
- Ты благодаришь меня каждым своим танцем, дитя. А когда мы вернемся в Нар и ты будешь танцевать для всех в Черном городе, это станет триумфом, и все долги будут оплачены. - Бьяджио почувствовал прилив радостного возбуждения. - Мы все трое вернемся в Нар. Это будет великолепно!
- Мне бы этого хотелось, - сказала Эрис. - Танцевать в Черном дворце для всех правителей Нара. Я мечтала об этом с детства.
- Ты будешь танцевать для них, Эрис, и ты их покоришь. Правители Нара будут падать к твоим ногам. Твое имя прославится по всей империи. Я тебе это обещаю.
- И ты поженимся? Мы с Симоном?
У графа оборвалось сердце.
- Если ты этого хочешь. Я не возьму обратно слова, которое дал Симону Даркису, девочка. Ты будешь принадлежать ему, как только он выполнит мое поручение. Когда он вернется, вы можете пожениться. Сразу же, если ты этого захочешь.
- Захочу, Господин. Очень. Он мне дорог. А я - ему. - Она внезапно замолчала, осознав, что говорит, - Но, конечно, ему дорого очень многое. Ему дорого его служение вам. Он только об этом и говорит.
- Не сомневаюсь, - сухо отозвался граф. Эрис совсем не умела лгать. - Интересно, а насколько ты дорога Симону? Ты получила огромный дар, девочка. Все исполнители империи рады были бы продать свою душу за подобный талант. Что ты любишь сильнее?
Эрис недоуменно наморщила носик.
- Господин?
- Если бы тебе пришлось выбирать, каким был бы твой выбор?
- Но я никогда не смогла бы выбрать! - ответила девушка. - И то, и другое - это моя душа. Я люблю Симона всем сердцем. Но танец - это и есть я. Если бы я не могла танцевать, я стала бы ничем. Я умерла бы.
Умерла. Бьяджио задержался на этом слове. Он знал, каково бывает испытывать к чему-то подобную близость. Именно так он относился к Нару и даже к своему умершему императору. Только сейчас, по прошествии почти целого года, он начал оправляться после смерти Аркуса. Как это ни удивительно, он почувствовал радость за Эрис. У неё была цель в жизни - то, чего в последнее время были лишены очень многие жители Нара.
- Ты - мое главное сокровище, Эрис, - сказал он. - Но я отдаю тебя Симону, потому что он тоже мне дорог. Он уже много лет очень хорошо мне служит. Когда он вернется, ты будешь принадлежать ему. Он сможет дать тебе свободу, если захочет, а я буду только просить, чтобы ты приехала со мной в Нар и там выступала. И ты это сделаешь, правда?
- О да, Господин! - пообещала девушка. - С радостью.
- А Симон поедет с тобой, и мы трое будем жить в Черном городе. Может даже, в Черном дворце, а?
Однако это предложение не вызвало у Эрис улыбки.
- Если пожелаете, Господин.
Бьяджио вздохнул. Он устал и говорит глупые вещи. Он Симона не интересует, и это - чистая правда. Симон влюблен в это хрупкое существо, сидящее на полу, зеленоглазое, мягкогрудое, смертное. Когда они действительно вернутся в Нар - если вернутся, - Симон с Эрис расстанутся с ним и заведут свою семью, а Бьяджио останется один в Черном городе, и у него не будет ни жены, ни императора - некому будет его утешить.
Бьяджио снова осторожно протянул руку к девушке и погладил её иссиня-черные волосы, наслаждаясь этим прикосновением. Эрис покорно склонила голову. Бьяджио ощущал её страх, но не реагировал. Как бы ему того ни хотелось, он не уложит её к себе в постель. Он человек слова, и он обещал её другому.
Теперь она принадлежит Симону.

17
Призыв к оружию

Острый как бритва киль "Принца Лисса" разрезал волны к северу от Люсел-Лора. Через три недели пути от Нара корабль обогнул мыс Кес и под полными парусами несся к перешейку Таттерака. Был полдень, и видимость была прекрасная. Команда "Принца" собралась на баке, жадно глядя на цель своего плавания. Много дней подряд корабль жался к берегам Таттерака, прокладывая курс в холодных незнакомых водах. Люди устали, соскучились по дому и немного боялись, но вид цитадели наполнил их сердца радостью.
Командующий флотом Пракна посмотрел вверх на Фалиндар, и мир, знакомый ему раньше, уменьшился. В жизни адмиралу довелось видеть многое, бывать в самых разных местах - но ничто не подготовило его к этому зрелищу. Горный замок возвышался над местностью, поднимаясь к небу сверкающей аркой. Его белые шпили сияли, словно выложенные алмазной крошкой. Вершина цитадели была лестницей ангелов, а её основание - огромным городом с конюшнями, садами и дворами. И все это было дерзновенно вырезано в склоне горы. Пракна почувствовал прилив возбуждения. Они добрались до цели!
- Он поразителен, - сказал Марус. - Ты был прав.
- Незабываем, - отозвался Пракна.
Командующий флотом видел крепость всего один раз, и то только издали в пасмурный день, но и тогда она представляла собой потрясающую картину.
- Надо бы дать сигнал, - предложил Марус. - Сообщить им, что мы приближаемся. Пракна рассмеялся:
- А ты думаешь, нас оттуда не заметили?
- Дело не в этом. Лисские корабли давно не заходили в трийские воды. Нам не следует приближаться скрытно.
- У нас же всего один корабль, Марус. И они опознают наши цвета как дружественные. - С этими словами он указал на флаг Лисса, полощущийся на ветру на мачте. - Нас ведь тоже не так легко забыть, знаешь ли.
Убежденный его ответом, Марус замолчал. "Принц" направился прямо к крепости, готовясь бросить якорь вблизи берега. Сам Пракна отплывет на берег на шлюпке, чтобы встретиться с Вэнтраном и тем другим, новым господином замка. Пракна попытался вспомнить его имя. Люсилер, кажется? Но Вэнтран, конечно, его помнит. И, словно прочтя мысли командующего, Марус задал ему вопрос:
- А что, если Вэнтрана здесь нет? Что тогда?
- Он здесь, - ответил Пракна. - Где ещё ему быть?
- Это большая страна, Пракна. Он может быть где угодно.
Пракна не ответил, потому что ответа у него не было. У него была только надежда. Если Вэнтрана в Фалиндаре нет, они плыли сюда напрасно.
- Ты слишком много болтаешь, старина, - сказал Пракна Марусу.
- Возможно, - виновато согласился Марус. - Но даже если он здесь, как ты убедишь его плыть с нами? Ты и этого тоже мне не объяснил.
- Тебя сегодня прямо распирает от вопросов.
- Да. А почему тебя не распирает?
- Я не беспокоюсь, - ответил Пракна. - Убеждать Шакала сражаться против Нара - это все равно что убеждать воду течь. Не нужно делать никаких усилий.
- Это было давно, - возразил Марус. Помощник Прак-ны кивком указал на крепость. - Жизнь в таком великолепии может заставить человека изменить свои взгляды.
Пракна повернулся к твоему другу.
- Да неужели? И ты считаешь, что если бы ты жил во дворце, ты потерял бы желание мстить за Лисе, Марус?
- Конечно, нет!
Пракна больше ничего не стал говорить. Он был уверен, что Вэнтран присоединится к ним. Их всех направляли против Нара одни и те же чувства. Эти чувства заставляли их покидать дома и превращаться в пиратов. Вэнтран ничем от них не отличается. Как и все они, он знает, что такое утрата. При той встрече огонь утраты горел в его глазах, а этот огонь сам не гаснет. Пракна знал это по опыту. И Марус тоже.
- Мне и самому хочется встретиться с этим Вэнтраном, - сказал Марус. - Надеюсь, он придет на корабль. Я мог бы сказать жене, что видел его.
- Не беспокойся, у тебя будет право этим хвастаться, - заверил его Пракна. - Когда он услышит, что мы ему предлагаем, он не отправит нас ни с чем.
Ричиус Вэнтран стоял на берегу и смотрел на лисский корабль. Он услышал о его прибытии - он был у себя с Дьяной и Шани - и бросился к окну, чтобы посмотреть на судно.
Его нельзя было не узнать.
В отсутствие Люсилера в крепости распоряжался Димис, один из людей Кронина, которому Люсилер всецело доверял. Именно Димис принес Ричиусу известие о прибытии корабля, догадавшись, что Ричиус захочет пойти встречать корабль вместе с трийской делегацией. Не дожидаясь Дьяны, Ричиус ушел с Димисом по горной дороге к берегу. Отыскав няньку и передав ей Шани, Дьяна присоединилась к ним. Теперь она стояла рядом с мужем, бледная и молчаливая, наблюдая за далекой шхуной. Димис и его воины гордо стояли впереди с жиктарами за спиной. Со шхуны спустили шлюпку, в которой сидели трое мужчин. Ричиус старался справиться с нетерпением. Он не мог разглядеть людей в шлюпке, но не сомневался, что с одним из них он уже знаком.
Пракна.
Похоже было, что лисский командующий выполнил свое обещание. Пракна сказал Ричиусу, что они вернутся в Люсел-Лор, если им понадобится помощь. Ричиус закусил губу и бросил быстрый взгляд на жену. Дьяна онемела от тревоги. Он очень ласково взял её за руку и успокаивающе сжал её пальцы.
Она отняла руку.
- Это страшный сон, - прошептала она. Ричиус попытался улыбнуться.
- Может, это ещё ничего не значит, - сказал он и только потом понял, как глупо это звучит.
- Что здесь происходит? - спросил подошедший сзади Симон. Он глядел на шлюпку, заслоняя глаза от солнца. - Лиссцы?
- Да, - ответил Ричиус.
- Они приплыли за Ричиусом, - недовольно добавила Дьяна.
- Мы этого не знаем.
- За тобой, Ричиус? - переспросил изумленный Симон. - Похоже, ты был прав. Они действительно за тобой вернулись!
- Симон, прошу тебя...
Увидев выражение лица Дьяны, нарец поморщился:
- Извините. Я не подумал.
Его необдуманные слова заставили Ричиуса ощетиниться. В течение последних недель Симон стал вести себя с ними почти непринужденно, даже с Дьяной. Хотя они редко говорили друг с другом, Симон больше не сторонился её, не старался избежать встречи с ней в коридорах. И до этой минуты Ричиуса это радовало.
Симон адресовал Ричиусу виноватую улыбку и отступил на шаг. Ветер ерошил ему волосы, бросая их на глаза. Дьяна задрожала и обняла себя за плечи. Димис и его воины стояли с бесстрастными лицами, не обращая внимания на холод. Они выглядели очень внушительно, этот отряд, вставший на берегу. Ветер отбрасывал назад их длинные белые волосы. Воинов было пятеро, считая Димиса. Ричиус подумал, что Пракна не ожидает подобной встречи, но решил, что вид вооруженного отряда не слишком удивит командующего. Скорее всего Пракна рассчитывал встретиться с Люсилером.
Лисская шлюпка была уже почти у берега. В ней стоял во весь рост высокий мужчина, скрестив на груди руки. Он чуть наклонял голову, стараясь рассмотреть людей на берегу. Ричиус прищурил глаза, чтобы лучше разглядеть стоящего, и постарался вспомнить Пракну. Да, он узнает это худое лицо, светлые, коротко подстриженные волосы и челку на лбу. Командующий был одет в поношенный темно-синий мундир с блестящими золотыми пуговицами На поясе не было оружия. Приблизившись к берегу, он приветственно поднял руку. Ричиус ответил таким же жестом. Димис и его воины - нет.
- Это он? - спросил Димис.
- По-моему, да, - ответил Ричиус.
Солнечный свет мешал разглядеть подплывающих. И кроме того, все лиссцы казались ему одинаковыми, как когда-то трийцы. Дьяна безнадежно застонала.
- Высокий, - заметил Симон. - Я ещё никогда не видел лиссцев. Они вроде как похожи на трийцев.
Они действительно были очень похожи - это всегда замечали посторонние. Подобно своим братьям - трийцам, люди Сотни Островов были хрупкие, светлые, тонкокостные, с худыми руками и ногами и миндалевидными глазами, что придавало им неземной вид. И они были красивы - их вид странно притягивал. Наблюдая за их приближением, Ричиус вдруг понял, почему Аркус так долго был ими заворожен.
- Король Вэнтран! - крикнул мужчина, когда шлюпка причалила к берегу. - Это вы?
- Это я, - неуверенно ответил Ричиус. Он вышел вперед, чтобы приветствовать прибывших. - Пракна?
- Да, юноша! - возбужденно воскликнул лисский моряк. Он не стал дожидаться, пока его матросы уберут весла, а выпрыгнул из шлюпки и зашлепал к берегу по воде. На его лице сияла широкая улыбка облегчения. Лисский командующий шел к берегу, не обращая внимания на Димиса и его воинов. Схватив Ричиуса за руку, он энергично её пожал. - Бог да поможет мне, но до чего я рад вас видеть! Я боялся, что вас здесь не окажется.
- Пракна, здравствуйте, - пролепетал Ричиус, не зная, что говорить. - Наверное, я тоже рад вас видеть. Но должен признаться, что я смущен. Что тут происходит?
Улыбку Пракны трудно было истолковать.
- Мы поговорим, Вэнтран. Я все вам объясню. Но сначала... - Командующий флотом повернулся к Дьяне и с глубочайшим почтением опустился на одно колено прямо на песок. - Вы ведь Дьяна, я не ошибся? - спросил он. - Жена Вэнтрана?
- Да, - ошеломленно ответила Дьяна. Она вопросительно посмотрела на Ричиуса, но тот мог только пожать плечами. - Да, это я. Приветствую вас, Пракна.
Лисский моряк проговорил, не поднимая головы:
- Для меня честь встретиться с вами, леди. О вас говорят на Лиссе с глубоким уважением.
- Правда?
- Да, конечно, - и о вас, и о вашем муже. Ведь он же - Нарский Шакал! Герой. А вы - его женщина. - Пракна выпрямился и адресовал ей потрясающую улыбку. Тут он заметил стоящего позади Ричиуса Симона и резко насторожился. - Кто это? - сурово спросил он.
Ричиус отступил в сторону, чтобы Симон оказался впереди.
- Это Симон Даркис, Пракна.
- Нарец?
- Мой друг, - уточнил Ричиус. - Да, он из Нара. Он дезертировал из легиона Черного города.
Симон кивнул командующему лисским флотом:
- Приветствую вас, командор.
Пракна заледенел. Он пристально рассмотрел Симона с ног до головы, даже его распухший нос.
- Дезертир из легиона? Мне казалось, что подобного не бывает. Сколько времени он здесь с вами, Вэнтран?
- Недели три, - ответил Ричиус. - Может быть, немного больше. - Ему не понравились расспросы лиссца, и поэтому он не стал ничего уточнять. - Он никому не угрожает, если это вас беспокоит, Пракна. У меня самого поначалу были сомнения на этот счет. Не тревожьтесь.
- Простите меня, но мне нелегко быть спокойным рядом с нарскими мясниками. - Говоря эти слова, командующий смотрел прямо на Симона, не желая отводить глаз. - Не хочу вас оскорбить, Симон Даркис.
Наступило долгое молчание, а потом Симон ответил конфетно-приторным тоном:
- Я нисколько не оскорбился, лиссец. Я знаю, какова империя и что она сделала с Лиссом. Именно поэтому я и дезертировал.
- Вы никогда не сможете понять, что они сделали с Лис-сом, - серьезно проговорил Пракна. - И, пожалуйста, больше не говорите мне этого.
- Пракна, это Димис, - вмешался Ричиус, надеясь поменять тему разговора. - Один из защитников цитадели.
Каменное лицо Димиса расколола приветливая улыбка. Командующий лисским флотом ответил на эту улыбку, но его собственная была раз в десять ярче. Он низко поклонился трийцу и его воинам.
- Для меня это честь, - сказал он. - Простите, что я не говорю по-трийски. Пожалуйста, передайте ему это от меня, леди Дьяна. Скажите, что я считаю за честь встретиться с ним и снова оказаться на его берегах.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [ 21 ] 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.