read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- Хозяин просто спит!.. Когда спустится, вам мало не покажется, ворье лесное...
Ульман взглянул на Тюрингема, тот скривился, но исчез, а минут через пять, когда дверь уже почти рассыпалась, в щели показались острия копий и топоров, вернулся бегом, в руке отрубленная голова, по земле тянется кровавая дорожка.
- Ловите! - крикнул он и швырнул голову в окно.
Из отверстия быстро высунулось острие копья, но Тюрингем отпрянул и ударом меча срубил древко. В казарме наступила тишина, из щелей в двери исчезли железные острия.
Минут через пять, когда Ульман начал терять терпение, двери распахнулись, показался плечистый человек в кожаных доспехах с железным нагрудником. Он был без оружия, а после паузы отстегнул перевязь с мечом, вышел и сел на землю под стеной казармы.
За ним начали выходить остальные, никто не держал в руках оружия. Я бежал с молотом в одной руке и мечом в другой через двор, ужаснулся: выходят и выходят, да их больше, чем нас, остановился, повесил молот на пояс и, щелкнув пальцами, сказал громко:
- Во имя Господа нашего!.. Явись и внемли!
По всему двору раздался крик, люди шарахались, падали на колени и поспешно клали крестное знамение. Красный демон возник строго в двух шагах от меня, даже ориентирован головой на распахнутые двери в казарму, от него пошел зловещий багровый свет.
- Сторожи этих людей! - велел я громко. - Если кто даже в мыслях допустит... нет, в мыслях можно, но если сделает хоть попытку воспротивиться моей воле... да сожрешь его с косточками!.. на то воля Господа, в чьей власти ты находишься!
Мои люди поднимались с колен, все еще дрожащие, трепещущие, но слова про волю Господа ободрили, а мне почему не сказать: демон к таким обращениям глух как пробка, а откликается на некие команды, знать бы их...
Снова ухватив молот, я устремился через двор, с дальнего края несется яростный крик, звон железа и безошибочный треск разбиваемых щитов.
Прижатый к стене конюшни, отбивается коренастый воин в простых доспехах, на груди и плечах погнутости и глубокие царапины, а шлем без забрала.
Гунтер и Зигфрид наступают с обеих сторон, но тот держится, отражая удары изрядно побитым щитом и успевая наносить встречные удары. У Зигфрида уже лопнул ремешок, поддерживающий шлем, приходилось то и дело поправлять, чтобы не слетел вовсе. У Гунтера на плече вмятина, панцирь выдержал, но углубление такое, будто ударили молотом по листу жести.
Я прокричал:
- Стоп!.. Стойте все!..
Гунтер и Зигфрид отступили, воин остался на месте. Быстро переводит дыхание, доспехи помяты, словно пропустили через стиральную машину, работающую по принципу камнедробилки, меч выщерблен, щит вот-вот развалится, но глаза сверкают, как уголья, хотя не берсерк, просто, похоже, жизнь не ценит, а красиво умереть считает благороднее, чем взять и сдаться.
С молотом в руке я встал напротив, сказал громко:
- Все кончено!.. Одноглазый убит, команда изрублена. Замок захвачен. Сдавайся, останешься жить.
Он смачно сплюнул в мою сторону, мол, мы бедные, но гордые.
- А ты кто?
Я смолчал, лишь выпрямился гордо, так надо, а Гунтер сказал почтительно:
- Перед тобой сам доблестнейший сэр Ричард де Амальфи! Он только за эту неделю подстрелил хробойла, убил огненного дракона, разметал ужасных вепрей, сокрушил Кабана, сэра де Трюфеля, разнес, как сухую солому, вторгнувшихся в свои владения ужасных подземников, порождение Вечной Тьмы!
Я выпрямился еще надменнее, вот я, оказывается, какая круть. Воин выслушал хмуро, буркнул:
- А я - Алан де Тридент, не нуждаюсь, чтобы мои подвиги перечисляли слуги. Мой меч - лучший ответ!
Он перекрестился мечом, от красивого жеста стал вроде бы выше ростом, хотя до Зигфрида и Ульмана далеко, я же повторил холодно:
- Сдавайся, останешься жить.
- В подвале на цепи?
- У меня никто не сидит в подвалах, - возразил я. - Можешь поинтересоваться у моих людей.
Он сплюнул еще дальше, стараясь попасть мне на сапоги.
- Так я и поверю! Нет уж. Возьмите меня, если сумеете.
- Сумеем, - пообещал я.
С короткого размаха метнул молот, воздух пролопотал частыми взмахами первобытного пропеллера. Грохнуло, камни посыпались воину на голову, на плечи, сбили с ног.
Когда он попытался подняться, навалились Гунтер и здоровяк Ульман, выдрали из пальцев рукоять меча, сорвали пояс с кинжалом, сдернули шлем и рывком поставили на ноги.
Он стоял передо мной, покачиваясь, все еще оглушенный. Оглянулся дико, но стены, куда я послал молот, уже нет, взору открывается светлеющее небо.
- Я же сказал, - бросил я укоризненно, - а старшим надо верить. Теперь еще раз: ты кто и почему здесь?
- Алан де Тридент, - ответил он нехотя. - Ехал из Толовы в Беверлин. Остановился на ночь, воспользовавшись гостеприимством хозяина. Считаю своим долгом драться на его стороне.
- Естественное решение, - успокоил я. - Естественное для благородного человека и обязательное для рыцаря. Но это уже замок не Одноглазого, а мой, Ричарда де Амальфи. Если у вас есть конь, садитесь, сэр Алан де Тридент, и уезжайте. Никто вас не тронет.
Он кивнул, отступил на шаг, повернулся, но тут Гунтер сказал с негодованием:
- Ваша милость, он у нас двоих завалил!.. Я даже не знаю, Рассело выживет ли?.. И на мне все доспехи помял. Пусть отслужит, хотя бы пока Рассело встанет на ноги и сможет держать в руках меч или хотя бы лук.
Я подумал, кивнул:
- Резонно. Он прав, сэр Алан. Вы остаетесь под командой сэра Гунтера до тех пор, пока не возместите нанесенный вами ущерб.
Рыцарь надменно выпрямился, пальцы хлопнули по бедру, но не нашли даже пояса. Лицо побагровело, он сказал зло:
- Да никогда!.. Если не вернут оружие, чтобы сразился с вами или любым из этой стаи, то буду драться голыми руками!
Гунтер крикнул:
- Лучники!


Глава 9

За его спиной заскрипели мощные композитные луки. Рыцарь смерил их угрюмым взором, понимает, что такие стрелы прошибут его простенькие доспехи с легкостью, а с такого расстояния просто пришпилят к деревянным воротам, но некоторыми из нас движет гордость или страх, что сочтут трусами, так что выпрямился и сказал еще надменнее:
- Да плевать я на вас хотел всех!.. Стреляйте, ублюдки! Гунтер посмотрел на меня, я пожал плечами:
- Если не понимает, что за ущерб порядочные люди платят, то зачем нам такой дурак?.. Он же меч себе на ногу уронит, в трех соснах заблудится. Пусть идет. Опустите луки.
Зигфрид проронил с неописуемым отвращением:
- Да еще такой неблагородный... Какой он рыцарь? И доспехи явно краденые.
Лучники отступили, Гунтер отмахнулся с кислым лицом, а рыцарь повернулся, пошел к воротам. Я дал стражам знак, чтобы не задерживали. В воротах остановился, потоптался на месте, плечи поднялись, опустились, затем повернулся и подошел к нам тяжелой шаркающей походкой, словно его тащат на невидимом аркане.
- Ладно, - прорычал он разозленно. - Но только до возмещения ущерба! И как определю сам. А то вы, сволочи, насчитаете!
Зигфрид удовлетворенно улыбнулся, а рыцарь круто развернулся к нему, глаза полыхнули яростью.
- А вы, сэр, за такие слова поплатитесь!.. Выбирайте, чем будете защищаться! Я одинаково владею мечом, копьем и топором.
Зигфрид вскинул руки в примиряющем жесте:
- Поплачусь, поплачусь. Принимаю ваш вызов, сэр. А сейчас пойдемте обсудим условия схватки... Предлагаю место для переговоров в винных подвалах этого замка. Здесь есть такие?
- Есть, - прорычал рыцарь.
- Я страсть какой любознательный, - сообщил Зигфрид. - По опыту знаю, что любые переговоры лучше всего идут в винных подвалах. Все думаю, почему бы? Не знаете, сэр?
Рыцарь поколебался, оглянулся на меня. Я кивнул, разрешая, ведь это теперь мои подвалы, они удалились, я подумал мельком, что Зигфрид совсем не дурак, умеет манипулировать, но тут как бы не нашла коса на камень. Этот Алан де Тридент не выглядит шибко умным, а такие вот и есть самые честные и самые благородные. И не поддадутся на прямые посулы.
В стороне раздался крик, жарким пламенем вспыхнула одна из пристроек. Огонь сразу охватил стену и крышу, рассвет тут же отступил, и зловеще-багровое пламя рвалось в черное небо.
- Что горит? - крикнул я. - Зернохранилище?
Подбежал запыхавшийся Харальд, пот стекает по изможденному лицу.
- Там склад, - выпалил он, жадно хватая ртом воздух, - склад... сухого дерева! Заготовки...
- Для копий? - спросил Гунтер.
- В основном для стрел...
Я отмахнулся.
- Пусть горит, нам такие стрелы не нужны. Проследите, чтоб огонь не перекинулся на конюшню, амбары, мастерские.
Челядь ради такого случая высыпала во двор, все застыли в тревожном оцепенении, это дома ринулись бы гасить, как самоотверженные муравьи, а сейчас в жарком душном оцепенении стоят и жадно смотрят, как на праздничный костер. Клубы огня поднимаются быстро, на ходу сворачиваясь в тугие огромные жгуты, никогда не понимал, почему всегда вот так сворачиваются, отделяются от окружающего холодного воздуха, а из оранжевой крыши вверх бьют острые тугие струи, отдельные языки, и только на высоте копья сливаются и там превращаются в исполинского огненного не то червя, устремившегося в небо, не то в змея из пламени и дыма.
В толпе слышались тревожные выкрики, иногда жалостливые, иногда радостно-удивленные, когда в пламени что-то ухает, рушится, к небу взвивается рой оранжевых мух, а следом прыгает голодное ревущее пламя.
Гунтер организовал своих лучников, а Харальд заставил челядинов таскать воду из колодца и плескать на стены конюшни. Несколько человек забрались на крышу и затаптывали заброшенные ветром горящие клочья.
За моей спиной раздался задыхающийся голос:
- Ваша милость... ваша милость... поспешите!
Я оглянулся, Рихтер почти висел на руках дюжих воинов. Лицо бледное, хватает воздух широко раскрытым безвольным ртом интеллигента.
- Куда? - крикнул я.
- К некроманту... - прохрипел он. - Он всех опаснее... Он опаснее... всех...
- Где он? - спросил я быстро. Огляделся, задирая голову. - В какой из башен?
- Ваша милость, некроманты... не выносят высоты!
- Значит, в подземелье?
- Идите вон... туда...
Я проследил за его трясущимся пальцем, прокричал Гунтеру:
- Заканчивай здесь, а я к некроманту!
- Ваша милость, - крикнул Гунтер. - Я с вами!
- Сперва здесь, - заорал я и помчался со всех ног, не выпуская из вида массивную железную дверь, что ведет, похоже, в винный подвал.
Еще издали я понял, что это не винный подвал и что отворить будет непросто. Молот вылетел из ладони, раздался металлический звон, дверь внесло вовнутрь, я ворвался следом, поймал молот и повесил на пояс. Сразу же слева пошла каменная стена, ход опускается вниз по крутой спирали, я помчался со всех ног, прыгая через три ступени, и скоро ощутил себя шурупом, который завинчивают в доску неутомимые руки.
Голова закружилась, как на карусели. Перед последней дверью остановился, хватая широко распахнутым ртом воздух, чуточку отдышался, скоро повеет навстречу вонью и мертвечиной, сильным ударом ноги распахнул и ворвался в комнату.
Сухой жаркий воздух ударил в лицо, как будто меня застал самум в Сахаре, зловещий багровый огонь заливает помещение, стоит неумолчный треск, щелканье, звон, словно я вбежал в кузницу. На расстоянии протянутой руки громко бурлит жидкость в гигантской реторте, пахнуло острым запахом муравьиной кислоты. Багровая пелена в мозгу тут же начала испаряться, глаза стали видеть зорче, а мышцы снова налились силой. Просторное помещение не загромождено, как у Рихтера, стены справа и слева заняты шкафами с книгами и колдовскими штуками, а под противоположной стеной, лицом ко входу, за массивным столом сидит колдун, хотя с первого взгляда я принял бы его скорее за канцлера немелкого государства.
В черной строгой одежде, чисто выбритый, с роскошными седыми волосами, что крупными локонами падают на плечи, на груди золотая цепь с амулетом или талисманом в виде зловеще-красного камня, похожего на налитый кровью глаз, - он показался значительным и властным, как председатель Совета министров. Поверхность стола почти свободна от колб и реторт, только две книги, одна раскрыта на середине, вторая служит ей подставкой, массивная спинка кресла затейливо вырезана в виде распростертых крыльев, а на самом верху голова дракона: крупная, с огромными рубинами вместо глаз, острыми скулами, пугающе живая: сразу повела на меня багровыми очами, а длинные зубы алмазной остроты заблестели, словно их высветило солнечным лучом.
Колдун поднял голову, наши взгляды встретились. На крупном, массивном, чересчур бледном лице отразилось недоумение. Несколько мгновений всматривались друг в друга, колдуну, на мой взгляд, лет сорок-пятьдесят, еще в полной силе, тяжелая нижняя челюсть с раздвоенным подбородком говорит о силе характера, мясистые губы широкого, как у жабы, рта - о чувственности, так полагают. Чем больше мы смотрели друг на друга, тем неувереннее я себя чувствовал. Боевой запал испарился, навалилась усталость, я молча отцепил молот и взвесил в ладони.
Глаза дракона вспыхнули ярче, я поймал взглядом его лоб, замахнулся, колдун сказал резко:
- В этом нет необходимости!
Я задержал бросок, колдун повел дланью в сторону реторты, кипение оборвалось, словно отрезало, и в наступившей тишине я сообразил, почему колдун даже не услышал шум схватки далеко на поверхности. Слева из стены выдвинулся полупрозрачный призрак ужасающих размеров: голова вдвое крупнее человеческой, надбровные дуги нависают как уступы скал, узкие щели глаз и скошенная книзу нижняя челюсть, торс так вообще под стать минотавру, одни мышцы.
Я покачал головой:
- Не пугает. Вот не пугает, и все. Советую покориться. Или еще не понятно: у кого винтовка, тот и Мао Цзэдун?
Призрак навалился, по коже прошло неприятное щекотание, но я сказал себе твердо, что это мое воображение, вперил в колдуна твердый взгляд паладина, который страшится только неблагосклонного взгляда дамы... хотя этого страшатся простые рыцари, а паладину и взгляд дамы по фигу.
Сзади треск, через дверной пролом в комнату протискивается скелет в простом круглом шлеме, грубо склепанных доспехах и с мечом в руке. В другой руке скелет держит деревянный щит.
- Это же не всерьез? - спросил я.
Быстро шагнув к скелету, я обрушил лезвие меча. Скелет умело закрылся щитом, меч разрубил его пополам и звякнул по железному шлему. Кости с сухим треском рассыпались в пыль.
Я быстро повернулся к колдуну.
- Больше не пробуй, - сказал я твердо.
Стол перед колдуном сдвинулся, приподнялась крышка подземного лаза, появилась огромная рука, в мой рост, одна только кисть толщиной с мое бедро. Рука слепо пошарила в воздухе, я с содроганием отступил, каждый палец толще черенка лопаты, если схватит...
Что-то мне подсказало, что, если попробую мечом, рука может извернуться и схватить, как няня хватает ребенка. Я сорвал с пояса молот, рукоять с ликованием выскользнула из ладони. Шелестнул воздух, молот угодил в основание руки, в исполинском локте громко и сочно хрустнуло, словно переломили молодой початок кукурузы. Под полом охнул огромный гулкий голос, рука бессильно упала, как надломленный стебель. Появились пальцы другой руки и поспешно втащили ее обратно. Крышка захлопнулась.
Я в один прыжок обогнул стол и сунул кончик меча под раздвоенный подбородок, нащупывая невидимое горло.
- Последний миг, - предупредил я. - Стариков грешно убивать, но если такой сопротивляется, то он не старик, а воин. А воинов убивать не только можно, но и нужно, как сказал великий Горький...
- Остановись, - прохрипел он, невольно запрокинул голову, по горлу побежала тонкая, очень красная, просто пурпурная, струйка крови. Колдун страшился пошевелиться, побледнел еще сильнее, уже как мел, косил глазами на кровь, сползающую по его груди. - Остановись, кто бы ты ни был... Я признаю твою силу.
- Не только силу, - сказал я резко.
Он повел глазами по сторонам, никто не врывается следом за мной, не вяжет, не бьет по голове.
- Признаю... - прошептал он, стараясь не шевелить даже губами, - и власть...
- Это лучше, - сказал я резко. - Почему признаешь?
- Жизнь, - прошептал он. - Жизнь дороже верности...
- Хороший аргумент, - одобрил я. - Аргумент будущего.
Послышался топот, через пролом ввалились трое в железе во главе с Гунтером. Гунтер жадно хватал ртом воздух. Я медленно убрал лезвие меча от горла колдуна, взгляд не отрываю от его лица, но колдун все понял, не сделал ни жеста, не произнес ни звука, оставался недвижим, как будто превратился в камень.
- Насчет верности, - сказал я, - некому хранить верность, понял?
Привели под руки Рихтера, маг едва держится от усталости на ногах. Я указал на некроманта.
- Проверь... и вообще посмотри здесь. Пара крепких ребят останутся тебе в помощь. Поставь их так, чтобы сразу этого... если хотя бы подумает не так, понял?
Рихтер кивнул, не в состоянии ответить, тощая грудь часто вздымается, после изнуряющего похода в тесном подземном ходе да еще спускаться по крутым ступенькам - это способно убить человека и помоложе.
- Ваша милость, - прохрипел он, - неужто хотите оставить этому чудовищу жизнь?
- Если можно оставить, - отмахнулся я, - лучше оставить. Дайте ему одеться, еды на пару дней, пусть убирается.
В запавших глазах некроманта появилась надежда. Рихтер вскрикнул негодующе:
- Ваша милость! Это же некромант!
- Ну и что, - сказал я, стараясь вспомнить, что это за отдел магии, - все профессии имеют право на жизнь, если они не... словом, если не слишком... шоумены или политики.
- Но это некромант, - повторил Рихтер с отвращением. - Некроманты должны быть истреблены!
Я развел руками:
- Сейчас спустится отец Ульфилла и заявит, что нужно истребить всех магов, колдунов и волшебников. Он со своей колокольни тоже прав. То-то. А когда перебьем колдунов, потребует, чтобы истребили протестантов, лютеран, кальвинистов, арианцев, альбигойцев и прочих еретиков. А потом и среди своих пуритан начнет пуританить...
Некромант поднялся, Гунтер невольно отступил, держа меч наготове. Чужой маг выше на полголовы, в плечах и без доспехов так же широк, как Гунтер, а широкая черная, с синевой мантия наброшена на сильное костистое тело. А то, что бледен, как будто лицо натерли мелом, только нагоняет страх.
- Спасибо, - произнес он осторожно. - Спасибо, что пощадили. Еду добуду по дороге, не беспокойтесь...
Так же медленно, стараясь не провоцировать людей с обнаженным оружием в руках, он пошел к двери. Ему давали дорогу, он шагнул через порог, на миг уже скрылся за стеной, как вдруг появился в проходе снова. Взгляд темных недобрых глаз был прицельным, нехорошим, в нем чувствовалась сила несломленного человека.
- Благодарю, - сказал он еще раз, - я хотел сказать... а нельзя ли забрать кое-что из моих... наработок?..
Рихтер сделал протестующее движение. Я заметил, развел руками:
- Сожалею, но все в замке - добыча победителей. Боевые трофеи. На поток и разграбление.
Некромант сказал нерешительно:
- Там вещи, которые для ваших отважных воинов ценности не представляют. Но для меня...
Я указал на Рихтера:
- Он разберется.
Некромант бросил на него презрительный взгляд.
- Только другие некроманты могут понять...
- Это трофеи, - напомнил я безжалостно. - Этот маг служит мне. Что-то возьмет себе, что-то выбросит - его дело. Силовая власть в моем лице не вмешивается в дела религий, мифологий и прочих секс-меньшинств. Хотя, конечно, в моей феодальной системе ни Церковь, ни колдование не отделены от государства. Идите, сэр, я не могу оставлять в замке чужих.
Он поколебался, взгляд исподлобья скользнул по моему лицу, я услышал вздох, Гунтер предостерегающе похлопал по рукояти меча, некромант вздохнул громче.
- Ваша милость, - сказал он уже другим тоном, - есть такие клятвы магов, которые нарушать нельзя. Они составлены так, что если их нарушит давший, умрет сразу же... Ваш маг знает эту клятву. Не сомневаюсь, он вам ее принес...
Я остро взглянул на Рихтера. Тот вздрогнул, побледнел, вскинул кверху обе руки.
- Ваша милость! - вскрикнул он. - Я так давно дал эту клятву сэру Галантлару, что уже и забыл о ней. Только потому и не вспомнил, когда вы захватили замок! Разве я не служил верно?
- Еще не было времени проверить, - огрызнулся я.
- Ваша милость!
Рихтер заломил руки в отчаянии, по его виду понятно, что в самом деле просто забыл, старческий склероз или просто забывчивость, но я достаточно продвинут, чтобы не упустить возможность дожать, сказал громко и раздраженно:
- Вы сейчас оба принесете эту клятву верности! И проследите друг за другом, чтобы никакого жульничества. Гунтер, следи за Рихтером... и вообще за обоими, ты тоже кое-что знаешь, а я наверх, как бы заключенные не устроили резню.
- Там Зигфрид... - ответил Гунтер. - Эх, он же выбирает место для поединка. Ульман и Тюрингем проследят. У них уже есть опыт.
- Какой? - спросил я тупо, догадался, махнул рукой. - Ах да, конечно...



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [ 21 ] 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.