read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



тоже есть каждый день хотят. Забывал, а глаза собачьи ничего напомнить ему
не могли, потому что в глазах читать- это тоже уметь надо. Тут одной грамоты
мало, чтобы в глазах тоску собачью прочитать. Тут что-то еще требовалось, но
ни Вовку, ни тем более Федора Ипатовича эти "что-то" никогда не
интересовали, а потому и не беспокоили.
Ну, а Оля Кузина, чьи косички сердца Колькиного однажды коснулись да
так и присохли к нему,-- так Оля эта Кузина только с Вовкиного голоса
говорить могла. И слова у нее Вовкины были и мысли. А вот почему так
получилось, Колька никак понять не мог: гонял ведь Вовка девчонку эту, за
косы дергал, хватал за что ни попадя, раз прибил даже, а она все равно за
ним бегала и ни на кого другого смотреть не желала. Все ей были уроды.
А еще Вовка сказал однажды:
-- Может, я его, Цуцика этого, все-таки утоплю. Надоест компас твой, и
утоплю. Пользы от него никакой не получишь.
Колька как раз щенка кормил, язычок его на руке своей чувствовал. Но
смолчал.
-- Если он ценный, так ты мне цену давай.
-- Какую цену? -- не понял Колька.
-- Настоящую.-- Вовка солидно вздохнул.
-- Так денег нету.-- Колько подумал немного.--Может, я какую книжку в
библиотеке стащу?
-- Зачем мне книжка? Ты вещь давай.
Вещей у Кольки не было, и разговор тот так ничем и не кончился. Но
Колька о нем каждый день думал, каждый день страхом за Цуцика этого
горемычного окутывался, а придумать ничего не мог. Мрачнел только. А тут еще
Оля Кузина...
Вот почему в этот день он самого главного-то и не услышал. О щенке
думал, о Вовке, о ценной вещи, которой у него не было; и об Оле Кузиной, у
которой были глазки, смех и косички. Ничего не слышал, хоть и сидел за
столом рядом с Нонной Юрьевной напротив нового лесничего. А разговор за
столом вот как складывался.
-- Больно уж легко теперь человек с места вспархивает,-- говорил тятька
его Егор Полушкин.-- Враз куда-то устремляется, прибегает в задыхе, вершит,
чего попалось, и обратно устремляется. И все кругом ему -- случай... А из
отрезанных кусков каравая не сложишь, Юрий Петрович.
-- Люди интересную работу ищут. Это естественно.
-- Значит, коль естественно, то и ладно, так выходит? Не согласный я с
вами. Всякое место, оно все равно наше, общее то есть. А что выходит, если
по жизни смотреть? А то выходит, что от поспешаловки мы про все это
забываем. Вот приехал я, скажем, сюда, в поселок. Ладно-хорошо. Но и здесь,
однако, лес да река, поля да облака. Чьи они? Старые люди толкуют: божьи. А
я так мыслю, что если бога нет, то они мои. А мои, стало быть, береги
свое-то. Не допускай разору: твоя земля. Уважай. Вот.
-- Согласен с вами полностью, Егор Савельич.
Слушали здесь Егора -- вот что удивительно было! Слушали,
именем-отчеством величали, собственные ответы взвешивали. Егору это не то
чтобы нравилось -- он ведь не понравиъся стремился! -- а ворошило все в нем.
Он уж и чай не пил, а только ложечкой в стакане помешивал и говорил то, что
казалось ему и нужным и важным:
-- Человек отдыхает, зверь отдыхает, пашня отдыхает. Всем отдыхать
положено не для удовольствия, а для скопления сил. Чтоб, значит, обратно
работать, так? А раз так, то и лес -- он тоже подремать хочет. От людей
забыться, от топоров залечиться, раны смолой затянуть. А мы обратно -- лыко с
него. Порядок это? Непорядок. Беспокойство это и липнякам полная смерть.
Зачем?
-- С липняками полностью моя вина,-- сказал Юрий Петрович.-- На охранные
леса это разрешение не распространяется.
-- Не в том дело, чья вина, а в том, чья беда...
Нонна Юрьевна тихо по хозяйству шебаршилась: чайку налить да хлебца
подрезать. Слушала и Егора и лесничего, а сама примолкла. Как Колька.
-- Много липняка погибло?
-- Это есть.-- Егор вздохнул, вспомнив свой незадачливый поход.-- Деньги
сулили, так что уж... Топор не остановишь, коль полтина за килограмм.
-- Да,-- вздохнул Чувалов.-- Жаль. В старых книгах указано, что в лесах
наших было когда-то множество диких пчел.
-- Мы ведь это...-- Егор покосился на упорно молчавшего Кольку и опять
вздохнул.-- Мы тоже за лыком-то навострились. Да. А как глянули, что в лесу
от стволов бело, так и назад. И жалко и совестно.
До чего же хорошо и покойно было ему в этот день! И разговор тек
неспешно, и новый лесничий казался приветливым, и сам Егор Полушкин -- умным
и вполне даже самостоятельным мужиком. Колька, правда, пыхтел да хмурился,
но на его хмурое сопенье Егору не хотелось обращать внимания: он берег
впечатления от встречи с лесничим и нес их домой неторопливо и бережно,
точно боялся расплескать.
-- Уважительный человек лесничий новый,-- сказал он Харитине, как спать
улеглись.-- Простая, видать, душа и к сердцу отзывчивая.
-- Вот бы на работу ему тебя взять -- это отзывчиво.
-- Ну, зачем так-то, Тина, зачем?
О том, чтоб работать у Юрия Петровича, Егор даже думать боялся. То
есть, конечно, думал, поскольку мечта эта заветная в нем уже поселилась, по
вслух выражать ее не хотел. Не верил он больше в свое счастье и даже самые
несбыточные мечты опасался до времени спугнуть или сглазить. И поэтому
добавил политично:
-- Он сюда не для работы приехал, а для туризма.
-- А коль для туризма, так людям голову не морочь, А то обратно на три
ста нагорим с туризмом с ихним.
Очень хотелось Егору защитить хорошего человека, но он только вздохнул
и на другой бок повернулся. С женой спорить -- бестолочь одна. Все равно
последнее слово за ней останется.
А новый лесничий Юрий Петрович Чувалов, до вечера просидев у Нонны
Юрьевны, в тот день, естественно, ни в какой поход не пошел. И не только
потому, что время уже было позднее, а и по соображениям, не очень пока ясным
для него самого.
Все началось с проводов. Поскольку лесничий нагрянул в поселок внезапно
и от огласки воздерживался, то и ночевать пошел не к подчиненному Федору
Ипатовичу Бурьянову, а к директору школы по рекомендации Нонны Юрьевны. И
Нонна Юрьевна к директору этому в тот вечер его и провожала.
С директором у Нонны Юрьевны отношения были добрые. С директором
добрые, а с товарищами по школе, с преподавательским, как говорится,
коллективом, никаких отношении не сложилось. То есть, конечно, кое-что
сложилось, но и не то и не так, как хотелось бы Нонне Юрьевне.
Надо сказать, что встретили молодую учительницу, прибывшую в поселок из
города Ленинграда, и по-доброму и по-семейному. Всяк помочь рвался и помогал
-- и делом и советом. И все было отрадно аж до торжественного вечера накануне
8 Марта. Праздник этот отмечался особо, поскольку, кроме директора, мужчин в
школе не имелось, и Международный женский день был воистину женским. Все к
этому вечеру загодя и в глубокой тайне шили себе наряды.
А Нонна Юрьевна явилась в брючном костюме. Нет, не ради демонстрации, а
потому что искренне считала этот костюм вершиной собственного гардероба,
надевала его до сей поры один раз, на выпускной институтский вечер, и все
девчонки тогда ей завидовали. А тут получился конфуз и поджатые губы.
-- Не воскресник у нас, милочка, а праздник. Наш, женский.
Международный, между прочим.
-- А по-моему, это нарядно,--пролепетала Нонна Юрьевна.-- И современно.
-- Насчет современности вам, конечно, виднее, только если им и этой
современности позволяете себе на торжественном вечере появляться, то
извините. Мы тут, значит, не доросли.
Нонна Юрьевна к двери подалась, директор -- за ней. Догнал на третьем
повороте.
-- Вы напрасно, Нонна Юрьевна.
-- Что напрасно? -- всхлипнув, спросила Нонна Юрьевна.
-- Напрасно так реагируете.
-- А они не напрасно реагируют?
Директор промолчал. Шел рядом с разгневанно шагавшей девушкой, думал,
что следует сказать. Сказать следовало насчет примера, который обязан являть
собою педагог, насчет буржуазных веяний, чуждой нам моды и тому подобное.
Следовало все это сказать, но сказал он это про себя, а вслух поведал совсем
иное:
-- Да завидуют они вам, Нонна Юрьевна! Так, знаете, чисто по-женски. Вы
молодая, фигура у вас, извините, конечно. А у них заботы, семьи, мужья,
хозяйство, а вы -- завтрашнее утро. Так что пощадите вы их великодушно.
Нонна Юрьевна глянула сквозь слезки и улыбнулась:
-- А вы хитрый!
-- Ужасно,-- сказал директор.
На вечер Нонна Юрьевна не вернулась, но с директором подружилась. Даже
иногда на чаи захаживала. И поэтому вела сейчас к нему лесничего без
предупреждения.
А вечер теплый выдался и застенчивый. Вдалеке, возле клуба, музыку
наяривали, в небе облака розовели. А ветра не было, и каблучки Нонны Юрьевны
с особенной четкостью постукивали по деревянным тротуарам.
-- Тихо-то как у вас,-- сказал Чувалов.
-- Тихо,-- согласилась Нонна Юрьевна.
Не ладился у них разговор. То ли лесничий с дороги притомился, то ли
Нонна Юрьевна от разговоров отвыкла, то ли еще какая причина, а только
шагали они молча, страдали от собственной немоты, а побороть ее и не
пытались. Выдавливали из себя слова, как пасту из тюбика: ровнехонько зубки
почистить.
-- Скучно здесь, наверно?
-- Нет, что вы. Работы много.
-- Сейчас же каникулы.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [ 21 ] 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.