read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



умолкли, и сам почувствовал, что вопрос вышел напряженным и неуместным.
Кузьма посмотрел на него и ответил:
- Ждем-пождем... авось, что и будет.
И опять заговорил о бахче, о цене на арбузы и еще о каких-то своих
делах, а Юрию почему-то стало еще более неловко и еще больше приятно сидеть
здесь и слушать.
Послышались шаги. Маленькая рыжая собачонка с крепко закрученным белым
хвостом появилась в круге света, завиляла, понюхала Юрия и Рязанцева и стала
тереться о колени Санина, гладившего ее по жесткой и крепкой шерсти. За нею
показался белый от огня маленький старичок, с жиденькой клочковатой бородкой
и маленькими глазками. В руке он держал рыжее одноствольное ружье.
- Наш сторож... дедушка... - сказал Кузьма. Старичок сел на землю,
положил ружье и посмотрел на Юрия и Рязанцева.
- С охоты... так... - прошамкал он, обнаруживая голые сжеванные десны.
- Эге... Кузьма, картоху варить пора, эге...
Рязанцев поднял ружье старичка и, смеясь, показал его Юрию. Это было
ржавое, тяжелое, связанное проволокой пистонное ружье.
- Вот фузея! - сказал он.
- Как ты из него, дедушка, стрелять не боишься?
- Эге-ж... Бач, трохи не убывся... Степан Шапка казав мини, шо и без
пыстона може выстрелить... Эге... без пыстона... казав, как сера останется,
так и без пыстона выстрелит... Вот я отак положыв на колено, курок взвив...
курок взвив, а пальцем отак... а оно как б-ба-бахнет!.. Трохи не убывся!..
Эге, эге... курок взвив, а оно как б-ба-бахнет... аж трохи не убывся...
Все засмеялись, а у Юрия даже слезы на глаза выступили, так трогателен
показался ему этот старичок, с клочковатой седенькой бороденкой и шамкающим
ртом. Смеялся и старичок, и глазки у него слезились.
- Трохи не убывся!..
В темноте, за кругом света, слышался смех и голоса девок, дичившихся
незнакомых господ. Санин в нескольких шагах, совсем не там, где его
предполагал Юрий, зажег спичку и, когда вспыхнул розовый огонек. Юрий увидел
его спокойно-ласковые глаза и другое, молодое и чернобровое лицо, наивно и
весело глядевшее на Санина темными женскими глазами.
Рязанцев подмигнул в с сторону и сказал:
- Дедушка, ты бы за внучкой-то присматривал, а?
- А что за ней глядеть, - добродушно махнул рукой старый Кузьма, - их
дело молодое!
- Эге-ж, эге! - отозвался старичок, голыми руками доставая из костра
уголек.
Санин весело засмеялся в темноте. Но женщина, должно быть, застыдилась,
потому что они отошли, и голоса их стали чуть слышны.
- Ну, пора, - сказал Рязанцев, вставая. - Спасибо, Кузьма.
- Не на чем, - ласково отозвался Кузьма, рукавом стряхивая с белой
бороды приставшие к ней черные семечки арбуза.
Он подал руку Юрию и Рязанцеву Юрию опять было и неловко и приятно
пожать ею жесткие несгибающиеся пальцы.
Когда они отошли от огня, стало виднее. Вверху засверкали холодные
звезды, и там показалось удивительно красиво, и спокойно, и бесконечно.
Зачернелись сидевшие у костра люди, лошади и силуэт воза с кучей арбузов.
Юрий наткнулся на круглую тыкву и чуть не упал.
- Осторожнее, сюда... - сказал Санин, - до свиданья.
До свиданья, - ответил Юрий, оглядываясь на его высокую темную фигуру,
и ему показалось, будто к Санину прижалась стройная и высокая женщина. У
Юрия сердце сжалось и сладко заныло. Ему вдруг вспомнилась Карсавина и стало
завидно Санину.
Опять застучали колеса дрожек и зафыркала добрая отдохнувшая лошадь.
Костер остался позади, и замерли говор и смех. Стало тихо. Юрий медленно
поднял глаза к небу и увидел бесчисленную сеть бриллиантовых шевелящихся
звезд.
Когда показались заборы и огни города и залаяли собаки, Рязанцев
сказал:
- А философ этот Кузьма, а?
Юрий посмотрел ему в темный затылок, делая усилие, чтобы из-за своих
задумчивых, грустно-нежных мыслей понять, что он говорит.
- А... Да... - не скоро ответил он.
- Я и не знал, что Санин такой молодец! - засмеялся Рязанцев.
Юрий окончательно опомнился и представил себе Санина и то, как ему
показалось, удивительно нежное и красивое женское лицо, которое он увидел
при свете спички. Ему опять стало бессознательно завидно, и оттого он вдруг
вспомнил, что поступки Санина по отношению к этой крестьянской девушке
должны остаться скверными.
- И я не знал! - с иронией сказал он. Рязанцев не понял его тона,
чмокнул на лошадь, помолчал и нерешительно, но со вкусом сказал:
- Красивая девка, а?.. Я ее знаю... Это того старичка внучка...
Юрий промолчал. Какое-то добродушное и весело-задумчивое очарование
быстро сползло с него, и прежний Юрий уже ясно и твердо знал, что Санин
дурной и пошлый человек.
Рязанцев как-то странно передернул плечами и головой и решительно
крякнул.
- А, черт... Ночь-то!.. Даже меня разобрало!.. Знаете, а не поехать ли
нам, а?
Юрий сразу не понял.
- Есть красивые девки... Поедем, а? - хихикающим голосом продолжал
Рязанцев.
Юрий густо покраснел в темноте. Запретное чувство шевельнулось в нем с
животной жаждой, жуткие и любопытные представления кольнули его вспыхнувший
мозг, но он сделал над собой усилие и сухо ответил:
- Нет, пора домой...
И уже зло прибавил:
- Ляля нас ждет.
Рязанцев вдруг сжался, как-то осунулся и стал меньше.
- Ну да... впрочем... пора и в самом деле... - торопливо пробормотал
он.
Юрий, от злобы и омерзения стискивая зубы и с ненавистью глядя в
широкую спину в белом пиджаке, проговорил:
- Я вообще не охотник до таких похождений.
- Ну да... ха-ха... - трусливо и неприязненно засмеялся Рязанцев и
замолчал.
"Эх, черт... неловко вышло!" - думал он. Они молча доехали до дому, и
дорога показалась им бесконечной.
- Вы зайдете? - спросил Юрий не глядя.
- Н-нет, у меня больной, знаете... а? Да и поздно, а? - нерешительно
возразил Рязанцев.
Юрий слез с дрожек и хотел даже не брать ружья и дичи. Все, что
принадлежало Рязанцеву, казалось ему теперь отвратительным. Но Рязанцев
сказал: - А ружье?
И Юрий против воли вернулся, с отвращением забрал снаряды и птиц,
неловко подал руку и ушел Рязанцев тихо проехал несколько сажен, и вдруг,
быстро свернув в переулок, колеса затарахтели в другую сторону. Юрий
прислушался с ненавистью и несознаваемой тайной завистью.
- Пошляк! - пробормотал он, и ему стало жаль Лялю.

XIV
Занеся вещи в дом и не зная, что с собой делать, Юрий тихо вышел на
крыльцо в сад.
В саду было темно, как в бездне, и странно было видеть над ним горящее
звездами, блестящее небо.
На ступеньках крыльца задумчиво сидела Ляля, и ее маленькая фигурка
неопределенно мерещилась в темноте.
- Это ты, Юра? спросила она.
- Я, - ответил Юрий и, осторожно спустившись вниз, сел с нею рядом.
Ляля мечтательно положила голову ему на плечо. От ее неприкрытых волос в
лицо Юрию пахнуло свежим, чистым и теплым запахом. Это был женский запах, и
Юрий с бессознательным, но тревожным наслаждением вдохнул его.
- Хорошо поохотились? - ласково спросила Ляля и, помолчав, прибавила
тихо и нежно: - А где Анатолии Павлович?.. Я слышала, как вы подъехали.
- Твой Анатолий Павлович грязное животное! - хотел крикнуть Юрий с
внезапным приливом злобы, но вместо того неохотно ответил. - Право, не
знаю... к больному поехал.
- К больному... - машинально повторила Ляля и замолчала, глядя на
звезды.
Она не огорчилась, что Рязанцев не зашел к ней: девушке хотелось побыть
одной, чтобы его присутствие не помешало ей обдумать наполняющее ее молодые
душу и тело, такое дорогое ей, такое таинственное и важное чувство. Это было
чувство какого-то желанного и неизбежного, но жуткого перелома, за которым
должна отпасть вся прежняя жизнь и должно начаться новое. До того новое, что
сама Ляля должна тогда стать совсем другой.
Юрию странно было видеть всегда веселую и смешливую Лялю такой тихой и
задумчивой. Оттого, что он сам был весь наполнен грустными раздраженными -
чувствами, Юрию все - и Ляля, и далекое звездное небо - и темный сад - все
казалось печальным и холодным. Юрий не понимал, что под этой беззвучной и
недвижной задумчивостью была не грусть, а полная жизнь: в далеком небе
мчалась неизмерно могучая неведомая сила, темный сад изо всех сил тянул из
земли живые соки, а в груди у тихой Ляли было такое полное счастье, что она
боялась всякого движения, всякого впечатления, которое могло нарушить это
очарование, заставить замолчать ту, такую же блестящую, как звездное небо, и
такую же заманчиво-таинственную, как темный сад, музыку любви и желания,
которая бесконечно звучала у нее в душе.
- Ляля... ты очень любишь Анатолия Павловича? - тихо и осторожно, точно



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [ 21 ] 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.