read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- О, Гэб, я уверена, что вас с Секстоном просто поймали на крючок. И неудивительно. Он имеет соответствующую репутацию, а ты очень хорошенькая девушка. Фотографии - это, конечно, плохо. Но я бы не стала из-за них волноваться.
- Не волноваться по поводу фотографий?
Гэбриэл объяснила, что Тенч обвинила Секстона в незаконном получении огромных сумм от частных космических компаний; рассказала и о том, что слышала у сенатора на квартире. Все подтвердилось!
И снова Иоланда не проявила ни удивления, ни волнения. Она оставалась спокойной до той минуты, пока Гэбриэл не поделилась своими планами, рассказав, что собирается предпринять.
Услышав о намерениях подруги, журналистка забеспокоилась:
- Гэбриэл, если ты хочешь официально признать, что переспала с сенатором Секстоном, а потом спокойно стояла рядом с ним перед камерами, когда он открыто врал, отрицая все на свете, - это твое личное дело. Но предупреждаю: шаг дурной. Подумай спокойно и не спеша, представь, что за этим последует.
- Ты не поняла! У меня совсем нет времени!
- Я тебя внимательно выслушала и прекрасно поняла, дорогая. Но независимо от скоротечности времени существуют вещи, которые просто нельзя делать. Ты не должна вмешивать сенатора в скандал, связанный с сексом. Это прямое самоубийство. Еще раз повторяю, девочка: если ты действительно решила открыто сдать кандидата в президенты, то лучше возьми машину и срочно уезжай как можно дальше от Вашингтона и вообще округа Колумбия. Иначе ты сразу окажешься в полной изоляции. Множество людей вкладывают огромные деньги в то, чтобы поднять того или иного человека наверх. В деле замешаны и колоссальные финансовые средства, и власть. Причем такая власть, за которую многие готовы убрать со своего пути каждого, кто пытается помешать.
Гэбриэл молчала.
- Лично мне кажется, - продолжала Иоланда, - Тенч взялась за тебя в надежде, что ты запаникуешь и совершишь какую-нибудь явную глупость, например, признаешься в связи с сенатором. - Журналистка показала на красный конверт: - Эти снимки, даже если на них действительно ты и Секстон, не имеют ни малейшего веса до тех пор, пока вы не признаете их истинность. Белый дом прекрасно понимает, что если покажет эти бумажки сенатору, тот заявит, что они фальшивые, и просто швырнет их в лицо президенту.
- Я об этом думала, но все-таки дело о взятках во время избирательной кампании...
- Детка, рассуди хорошенько. Если до сих пор Белый дом не выступил с заявлением об этих взятках, значит, и не собирается. Президент решительно настроен против всякого негатива в своей кампании. Мне кажется, он решил замять скандал по поводу космоса и напустил на тебя Тенч, чтобы ты испугалась и признала сексуальную интрижку. То есть стоит задача спровоцировать на удар в спину сенатора кого-то из его же сторонников, а именно тебя.
Гэбриэл задумалась. Журналистка, конечно, говорила дело, и все-таки что-то в ее рассуждениях не складывалось. Гэбриэл показала через стекло на студию, напоминающую пчелиный улей.
- Иоланда, но ведь вы готовитесь к большой пресс-конференции. Президентской. А если президент не собирается говорить ни о взятках, ни о сексе, тогда о чем же?
Казалось, Иоланда не ожидала такого вопроса.
- Подожди. Ты считаешь, эта пресс-конференция имеет что-то общее с вашей с Секстоном интрижкой?
- Или с коррупцией. Или и с тем, и с другим. Тенч предупредила, что времени у меня совсем немного - до восьми вечера. Я должна дать письменные показания, или президент объявит...
Хохот Иоланды потряс стеклянные стены кабинета.
- О, ради Бога!
Но Гэбриэл было не до веселья.
- Что тут веселого?
- Послушай, Гэб, - сквозь смех с трудом проговорила журналистка, - поверь мне: вот уже шестнадцать лет я имею дело с Белым домом. То, о чем ты говоришь, просто невозможно. Ни при каких условиях Зак Харни не поднимет на ноги все мировые службы связи лишь для того, чтобы рассказать о своих подозрениях насчет сенатора Секстона - будь то нелегальные пожертвования, которые он принимает, или интрижка с тобой. Информация, подобная этой, обычно легко просачивается. Популярность президента отнюдь не вырастет, если он нарушит весь запланированный ход вещания лишь для того, чтобы, подобно грязной сплетнице, рассказывать истории насчет предосудительного секса или какого-то туманного нарушения порядка в избирательной кампании.
- Какого-то туманного? - возмутилась Гэбриэл. - Продавать свою позицию в отношении космического законопроекта за миллионы на раскрутку собственной персоны! И это ты называешь туманным нарушением?
- А ты уверена, что он делает именно это? - В голосе журналистки зазвучали жесткие нотки. - Настолько уверена, что даже пришла на национальное телевидение? Подумай-ка хорошенько. В наши дни очень нелегко сделать что-нибудь серьезное. Финансирование кампании вообще крайне запутанное дело. А вдруг эта встреча Секстона вполне легальна?
- Он нарушает закон, - не могла успокоиться Гэбриэл. - Верно?
- Или так тебя заставила думать Марджори Тенч. Сколько стоит мир, столько кандидаты принимают закулисные деньги от крупных корпораций. Вполне возможно, что это не очень красиво, но тем не менее не выходит за рамки закона. В реальной жизни большинство сомнений в законности возникает не по поводу источника средств, а по поводу способа их траты.
Гэбриэл засомневалась. Теперь она вовсе не была уверена в собственной правоте.
- Девочка, ты откровенно попалась на удочку Белого дома. С тобой просто играли. Постарались настроить тебя против твоего шефа. А ты и купилась на весь этот блеф. Если бы мне пришлось искать точку опоры в жизни, то я скорее доверилась бы Секстону, а не прыгала бы с корабля так поспешно, тем более в объятия особы, подобной Марджори Тенч.
На столе Иоланды зазвонил телефон. Она слушала, кивая, ахая, что-то помечая в блокноте.
- Интересно, очень интересно, - наконец ответила она в трубку. - Обязательно буду. Спасибо. - Наконец она повернулась к Гэбриэл: - Ну вот, кажется, тебе не о чем волноваться, как я и предсказывала.
- В чем дело?
- Я еще полностью не уверена в деталях, но могу сказать в общих чертах, что пресс-конференция президента не будет иметь ни малейшего отношения к похождениям сенатора Секстона - ни к финансовым, ни к сексуальным.
Гэбриэл вздохнула почти радостно. Как хочется в это верить!
- Откуда ты знаешь?
- Один сведущий человек только что поведал, что вся суматоха имеет отношение к НАСА.
Гэбриэл резко выпрямилась:
- НАСА?
Журналистка лукаво подмигнула:
- Сегодняшний вечер мог оказаться для тебя решающим. Мне кажется, президент Харни поддался давлению всей этой болтовни Секстона и решил, что Белому дому не остается иного выбора, как только приостановить программу Международной космической станции. Этим и объясняется такой широкий, на весь мир, резонанс.
Гэбриэл с трудом могла представить пресс-конференцию, открыто приговаривающую к смерти космическую станцию. Иоланда поднялась:
- А насчет твоего разговора с Тенч сегодня днем... Скорее всего это просто последняя попытка взять верх над Секстоном до того, как президент объявит о своей сдаче. Секс-скандал - лучшее средство для отвлечения внимания от неудачи президента. Что бы там ни было, девочка, мне пора приниматься за дело. А тебе добрый совет: налей чашку кофе, и побольше, сядь возле телевизора - прямо здесь, у меня - и посмотри все собственными глазами, как и все прочие граждане нашей великой страны. До начала еще двадцать минут. Уверяю, президент не будет заниматься ерундой. Ему предстоит выступить перед всем миром. И слова его непременно окажутся весомыми и значимыми. - Она улыбнулась. - Ну, а теперь дай-ка мне свой злополучный конверт.
- Что?
Иоланда требовательно протянула руку:
- Эти картинки полежат у меня в столе, под замком, до тех пор, пока все не успокоится. Хочу иметь гарантии - вдруг ты все-таки выкинешь какую-нибудь глупость!
Гэбриэл с неохотой протянула конверт. Журналистка положила страшные фотографии в нижний ящик стола, повернула ключ и спрятала его в карман.
- В итоге ты скажешь мне спасибо. - Иоланда по-матерински ласково взъерошила Гэбриэл волосы. - Сиди спокойно и смотри внимательно. Думаю, новости должны оказаться хорошими.
Гэбриэл осталась в стеклянном ящике в одиночестве. Изо всех сил пыталась она проникнуться оптимистичным настроением подруги. Почему-то ничего не выходило. Вспоминалась лишь довольная улыбка, несколько часов назад гулявшая на отвратительной физиономии Марджори Тенч. Трудно предположить, что именно собирается сообщить городу и миру президент, но почти наверняка новости будут не в пользу сенатора Секстона.

ГЛАВА 65

Рейчел Секстон казалось, что она горит заживо. Шел огненный дождь!
Она попыталась открыть глаза, но все, что удалось различить, - это туманные силуэты и странные слепящие огни. Повсюду вокруг нее шел дождь. Горячий дождь. Он безжалостно обрушился на обнаженную кожу. Рейчел лежала на боку, снизу ее обожгло что-то горячее. Она плотно сжалась в комок, свернулась в позе зародыша, пытаясь хоть как-то защититься от огненного потока. Пахло какой-то химией, может быть, хлором. Рейчел попыталась уползти, но не смогла. Сильные руки удержали ее, взяв за плечи.
- Отпустите! Я сгорю!
Снова и снова инстинктивно пыталась она спастись, но каждый раз сильные руки возвращали ее на место.
- Потерпи! - прозвучал властный мужской голос. Говорил американец, причем явно привыкший отдавать распоряжения. - Не двигайся. Скоро все закончится.
Что скоро закончится? Рейчел ничего не понимала. Боль? Жизнь? Она попыталась рассмотреть хоть что-то. Свет был очень резким. А сама комната, судя по всему, очень маленькой. Тесной, с низким потолком.
- Я сгорю!
Вопль Рейчел - как ей казалось - был всего лишь шепотом.
- Все в порядке, - ответил тот же человек. - Вода просто теплая. Поверь мне.
Рейчел поняла, что почти раздета - на ней лишь промокшее белье. Но это ее вовсе не смутило. Мозг был занят совсем иными вопросами.
Вдруг бурным шквалом нахлынули воспоминания. Ледник. Сканер. Нападение. Кто? И где она сейчас? Она усиленно пыталась сложить воедино разрозненные кусочки мозаики. Мозги работали очень плохо, словно несмазанный двигатель. Неожиданно из тумана выплыла первая четкая мысль: Толланд и Мэрлинсон. Где они? Что с ними?
Рейчел видела только стоявших вокруг людей. Все одеты в одинаковые голубые комбинезоны. Ей хотелось говорить, но губы не подчинялись. Ощущение ожога немного ослабло, но начали накатывать мощные волны боли.
- Потерпи еще немножко, пусть пройдут судороги. Это кровь возобновляет нормальную циркуляцию. - Незнакомец говорил как доктор. - А теперь постарайся как можно резче подвигать руками и ногами.
По телу словно изо всех сил били молотками. Рейчел лежала на кафельном полу, с трудом справляясь с дыханием.
- Двигайся, двигайся! - настойчиво повторил человек. - Терпи. Пусть будет больно.
Она слушалась и делала все, что ей говорят. Каждую секунду будто кто-то втыкал острый нож в мышцы и связки. Поток воды снова стал горячим. Вернулось ощущение ожога. Нестерпимая боль. В тот момент, когда ей казалось, что больше она терпеть не сможет, Рейчел почувствовала укол. Сделали инъекцию? Боль быстро отступала, с каждой секундой становясь слабее. Пропали и судороги. Появилась возможность свободно дышать.
Но пришло новое ощущение - укусы множества иголок. Везде, по всему телу. Острее и острее. Миллионы крошечных жал, с каждым движением ранящих все больнее. Рейчел пыталась лежать неподвижно. Вода продолжала хлестать ее, а стоящий рядом человек держал ее руки, двигая ими.
Господи, как же больно! Сил бороться не было. По лицу текли слезы - она плакала от боли и изнеможения. Потом плотно закрыла глаза, словно отгородившись от жестокого мира.
Наконец укусы иголок начали понемногу ослабевать. Прекратился и обжигающий дождь. Рейчел отважилась открыть глаза. Зрение прояснилось, и она наконец увидела...
Майкл и Корки лежали рядом, корчась и дергаясь, полураздетые и мокрые. Судя по застывшему на их лицах выражению муки, они пережили то же самое. Карие глаза Майкла Толланда казались налитыми кровью, стеклянными. Увидев Рейчел, он слабо улыбнулся, хотя посиневшие губы при этом дрожали.
Рейчел попыталась сесть и разглядеть, где они находятся. Все трое лежали почти вплотную на кафельном полу крохотной душевой.

ГЛАВА 66

Сильные руки подняли Рейчел. Она почувствовала, как несколько человек растирают ее полотенцем и заворачивают в махровую простыню. Потом ее положили на высокую кровать и снова принялись яростно растирать, массируя руки, ноги, все тело. Еще один укол - в руку.
- Адреналин! - прозвучал чей-то голос.
Рейчел почувствовала, как вместе с лекарством по жилам разливается живительная сила, возвращая телу способность двигаться. Хотя внутри еще царила мертвящая пустота, жизнь постепенно брала свое, и кровь начинала циркулировать в нормальном, ровном ритме.
Воскрешение из мертвых.
Она попыталась оглядеться. Неподалеку, на таких же кроватях, завернутые в такие же махровые простыни, лежали Толланд и Мэрлинсон, и их тоже нещадно растирали и разминали. Им тоже сделали уколы. Сомневаться не приходилось - это странное сборище мужчин только что спасло всем троим жизнь. Многие из них промокли до нитки, очевидно, попали под душ, помогая. Кто они такие и каким образом оказались рядом, оставалось загадкой. Да это и не имело сейчас значения. Главное, и Майкл, и Корки живы.
- Где мы? - удалось произнести Рейчел.
Эти два слова дались с невероятным трудом - сразу катастрофически разболелась голова.
Растирающий ее человек ответил по-военному четко:
- Вы находитесь в медицинском отсеке судна класса "ЛосАнджелес"...
Рейчел попыталась сесть, сразу почувствовав оживление вокруг. Один из людей в голубых костюмах начал помогать, поддерживая под спину и натягивая ей на плечи простыню. Рейчел потерла глаза и увидела, что кто-то еще входит в комнату.
Это был чернокожий человек огромного роста и могучего сложения. Красивый и властный. Одетый в форму цвета хаки.
- Вольно! - скомандовал он и направился к Рейчел. Остановился возле кровати и начал пристально рассматривать спасенную. - Гарольд Браун, - наконец произнес он глубоким, хорошо поставленным голосом - было видно, что он привык отдавать распоряжения. - Капитан субмарины Соединенных Штатов Америки "Шарлот". А вы?..
Субмарина "Шарлот", подумала Рейчел. Название казалось смутно знакомым.
- Секстон, - ответила она, - меня зовут Рейчел Секстон. Капитан, казалось, немного растерялся. Он подошел ближе и принялся разглядывать ее еще внимательнее.
- Черт возьми! И правда, это же вы!
Теперь растерялась Рейчел. Он знает ее? Сама она не могла узнать его, хотя, переведя взгляд с лица на грудь, увидела хорошо знакомую эмблему военно-морских сил: орла, сжимающего якорь.
Теперь понятно, почему название "Шарлот" показалось таким знакомым.
- Добро пожаловать на борт, мисс Секстон, - любезно приветствовал капитан. - Вы не раз составляли для нас сводки донесений разведывательных кораблей. Прекрасно вас знаю.
- Но что выделаете здесь, в этих водах? - удивилась Рейчел. Лицо капитана сразу стало жестким и официальным.
- Вообще-то, мисс Секстон, я хотел задать тот же самый вопрос вам.
Толланд медленно сел, собираясь что-то сказать, но Рейчел, решительно покачав головой, заставила его молчать. Не здесь. И не сейчас. Она не сомневалась, что и Толланд, и Корки первым делом начнут говорить о метеорите и нападении. Но это вовсе не та тема, которую следует обсуждать здесь, в присутствии команды подводной лодки. В мире разведки правит закон осторожности. Ситуация вокруг метеорита должна пока оставаться тайной.
- Мне необходимо срочно связаться с начальником НРУ Уильямом Пикерингом, - решительно проговорила Рейчел, обращаясь к капитану. - Один на один и как можно быстрее.
Капитан поднял брови. Он явно не привык получать приказы на своем собственном судне.
- У меня имеется секретная информация, которую необходимо передать немедленно, - объяснила Рейчел.
Капитан пару секунд внимательно смотрел на странную гостью.
- Давайте-ка сначала собьем вам температуру, а уже после я организую связь с мистером Пикерингом.
- Дело очень срочное, сэр. Я...
Рейчел внезапно замолчала. Взгляд ее замер на часах, висящих над белым медицинским шкафом. 19. 51. Рейчел поморгала, не веря собственным глазам.
- Эти часы... они правильно идут?
- Вы на военно-морском судне, мисс Секстон. Наши часы всегда точны.
- И это время... восточное?
- Именно. 19. 51 по восточному единому времени. Мы находимся у берегов Норфолка.
Господи, пронеслось в голове у Рейчел, без девяти восемь? А ей казалось, что прошли долгие-долгие часы. Значит, президент еще ничего не сказал о метеорите! Еще можно его остановить!
Она стремительно соскочила с кровати, плотнее завернувшись в махровую простыню. Ноги не слушались.
- Мне прямо сейчас, сию же минуту, необходимо поговорить с президентом!
Казалось, капитан смутился.
- С президентом чего?
- Соединенных Штатов Америки!
- Но вы только что требовали связать вас с Уильямом Пикерингом.
- Нет времени. Мне нужно поговорить с президентом. Капитан не пошевелился, своей мощной фигурой преграждая ей путь.
- Насколько я знаю, президент сейчас готовится к очень ответственной пресс-конференции. Вряд ли в такую минуту он будет отвечать на частные звонки.
Рейчел как можно тверже уперлась в пол плохо подчиняющимися ногами и посмотрела капитану прямо в глаза:
- Капитан, я вовсе не нуждаюсь в разъяснении ситуации. Президент сейчас может совершить страшную ошибку. А я обладаю информацией, которую он непременно должен получить. Именно сейчас. Поверьте!
Капитан окинул ее долгим пристальным взглядом. Нахмурился, посмотрел на часы.
- Девять минут? За такое короткое время мне не удастся надежно связать вас с Белым домом. Все, что я могу предложить, - это радиотелефон. Причем не защищенный. А кроме того, придется погрузиться на глубину работы антенны, что потребует еще...
- Так делайте же!

ГЛАВА 67

Телефонный коммутатор Белого дома располагался в Восточном крыле, на самом нижнем его уровне. Там постоянно сменяли друг друга команды из трех телефонисток. Сейчас за пультами сидели только две, а третья с радиотелефоном в руке бежала в пресс-центр. С минуту назад она попыталась перевести звонок непосредственно в Овальный кабинет, но выяснилось, что президент уже направился на пресс-конференцию. Телефонистка звонила его помощникам на сотовые, однако перед началом прямой телевизионной трансляции все телефоны и в самом пресс-центре, и вокруг него были отключены, чтобы не мешать проведению важного мероприятия.
Подсунуть телефон президенту в такую минуту казалось делом по меньшей мере сомнительным, тем не менее, когда позвонила ответственная сотрудница Национального разведывательного управления, сообщив, что обладает срочной информацией, которую президент непременно должен получить до выхода в прямой эфир, телефонистка без промедления выскочила из-за пульта. Теперь вопрос заключался лишь в том, успеет ли она добежать до начала передачи.
На борту подводной лодки "Шарлот", в маленьком медицинском кабинете, Рейчел Секстон нетерпеливо прижимала к уху телефонную трубку. Толланд и Корки сидели рядом. Оба еще выглядели неважно. На щеке Мэрлинсона красовались пять швов и огромный синяк. Все трое были одеты в теплое термобелье, тяжелые костюмы военно-морской авиации, шерстяные носки и плотные ботинки. С большой чашкой горячего, хотя и не слишком качественного, кофе Рейчел чувствовала себя почти нормально.
- Что за задержка? - переживал Толланд. - Без четырех восемь!
Промедление выглядело странным. Рейчел удачно связалась с одной из телефонисток Белого дома, объяснила, кто она такая, и подчеркнула, что звонок ее чрезвычайно важен. Телефонистка, казалось, прониклась сочувствием, попросила Рейчел немного подождать, пока ее соединят с абонентом, и теперь, надо полагать, занималась как раз переводом звонка президенту.
Четыре минуты! Рейчел начала нервничать. Быстрее!
Прикрыв глаза, она попыталась собраться с мыслями. Денек выдался такой, что трудно и представить. Теперь вот оказалась не где-нибудь, а на атомной подводной лодке. Удивительно, что вообще жива!.. По словам капитана, субмарина два дня назад патрулировала воды Берингова моря и услышала аномальные подводные звуки, доносящиеся со стороны шельфового ледника Милна: работу сверла, шум реактивных двигателей, множество зашифрованных радиосигналов. Поэтому лодка получила приказ не включать собственные двигатели, залечь на глубине и внимательно слушать. Примерно час тому назад раздался звук, похожий на взрыв. Лодка подошла ближе, чтобы выяснить, в чем дело. Именно тогда гидроакустик и услышал сигналы SOS, которые из последних сил выбивала Рейчел.
- Осталось всего три минуты! Толланд тревожно взглянул на часы.
Терпение и выдержка Рейчел подходили к концу. Почему так долго? Почему президент не отвечает на звонок? Если Зак Харни выйдет в прямой эфир с теми сведениями, которыми обладает сейчас...
Рейчел попыталась отогнать страшную мысль.
Добежав до главного входа в пресс-центр, телефонистка Белого дома наткнулась на целую толпу сотрудников аппарата. Все возбужденно что-то говорили, шли последние приготовления. В двадцати ярдах впереди стоял президент, уже готовый к выходу. Вокруг него роем вились стилисты.
- Пропустите! - потребовала телефонистка, пытаясь пробиться сквозь толпу. - Срочный звонок президенту. Извините! Пропустите!
- Прямая трансляция через две минуты! - объявил координатор прессы.
Крепко сжимая в руке аппарат, телефонистка пыталась пробиться к президенту.
- Звонок президенту Харни! - задыхаясь, повторяла девушка. - Срочно! Пропустите!
Внезапно на пути выросла непреодолимая преграда. Марджори Тенч. Длинное лицо старшего советника искривилось в неодобрительной гримасе.
- В чем дело? Что произошло?
- У меня срочное дело! - Телефонистка совсем запыхалась. - Звонок президенту.
Тенч, казалось, не поверила.
- Не может быть. Только не сейчас! э - Это Рейчел Секстон. Она говорит, дело очень срочное. На лицо Тенч опустилась странная тень. Это было скорее недоумение, чем гнев. Марджори внимательно посмотрела на телефон.
- Это же обычная линия. Она может прослушиваться.
- Да, мадам. Она звонит по радиотелефону. Ей нужно срочно побеседовать с президентом.
- Эфир через девяносто секунд! - Тенч смерила телефонистку ледяным взглядом и протянула к трубке костлявую руку. - Дайте телефон.
Сердце телефонистки громко, возбужденно стучало.
- Мисс Секстон хочет поговорить непосредственно с самим президентом. Она даже просила меня задержать пресс-конференцию. Я обещала...
Тенч сделала шаг вперед и зашипела:
- Давайте-ка я объясню вам, что надо делать, а что не надо! Не надо ничего обещать дочери оппонента! Зато следует выполнять мои распоряжения! Уверяю вас, что, пока я не узнаю, в чем дело, вы все равно дальше не пройдете!



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [ 21 ] 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.