read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- Четыреста.
- Восемьсот.
- Пятьсот.
- Семьсот.
- Хватит, - рявкнула я, - больше полтысячи ни за что не дам, не так уж мне и нужно твое повествование!
Майя снова потянулась к пачке "Вог".
- Ладно, нельзя, конечно, быть такой доброй, да фиг с вами! Гоните баксы.
- Сначала рассказ.
- Нет, деньги.
Я почувствовала сильнейшее желание треснуть Майю по затылку, но удержалась и, улыбаясь, предложила:
- Давай уступим друг другу.
- Каким образом? - насторожилась ушлая девица.
- Сейчас дам тебе две с половиной сотни, а когда завершишь рассказ, вручу оставшиеся деньги.
- Ну... вечно все моей добротой пользуются! Будь по-вашему.
Мы быстро произвели соответствующие расчеты. Майечка спрятала мзду в карман и заявила:
- А и рассказывать нечего!
- Ты это брось, - вскипела я, - получила деньги - говори.
- Так я не отказываюсь же, просто сообщаю, что дело плевое.
- Начинай!
Майя повертела в руках пустую пачку "Вог".
- У вас сигаретки не найдется?
- На.
Девчонка вытащила из упаковки "Голуаз" одну штуку, чиркнула зажигалкой и закашлялась.
- Вы же вроде не бедная, - прохрипела она, - в VIP-клиентах ходите, отчего тогда сухой навоз курите?
- О вкусах не спорят, мне твой "Вог" мармелад в сиропе напоминает, давай ближе в делу.
Майя прокашлялась и наконец начала рассказ. У нее есть подруга Алиса Кочеткова, раньше они жили в одном доме, бегали друг к другу уроки делать. Потом разъехались в разные дома, поступили в разные институты. Майечка отправилась изучать финансовое дело, а Алиса подалась в химический, встречаться стали реже, два-три раза в год, но хорошие отношения сохранили.
Где-то в двадцатых числах мая Алиса приехала к Гордеевой и попросила помочь в одном крайне деликатном деле.
- Понимаешь, - объяснила она подруге, - я тут заработала денег, офигенную сумму, десять тысяч долларов.
- Где взяла? - подскочила Майя.
Алиса поднесла палец к губам:
- Секрет, потом расскажу, не в этом суть! Дома держать я их не могу, сама знаешь, какая у меня мама, везде нос сует, когда приезжает, найдет доллары, потом разговоров не оберешься: откуда, чего, затрахает прямо.
Майя кивнула, да уж, мамочка Алисы отличается на редкость вздорным характером и желанием тотально контролировать дочь.
- С собой таскать стремно, - рассуждала Алиса, - вот я и подумала пластиковую карточку завести.
- Это плевое дело, - сказала Майя, - принесешь заявление, через неделю получишь.
- А можно на чужое имя?
- Это как?
- Ну чтобы не на Алису Кочеткову, а, предположим, на Колю Сергеева.
- Нет, - покачала головой та, - паспорт же требуется, и потом, как этой карточкой пользоваться станешь? Кассиры в магазинах документ спрашивают, не все правда, но в подавляющем большинстве.
- Да она мне всего один раз-то и понадобится.
- Почему?
Алиса принялась путано объяснять ситуацию. Она давно хочет уехать от Мамы, мечтает жить самостоятельно, и вот теперь наконец представился случай. Деньги, заработанные нечестным путем, девица решила вложить в квартиру, нашла фирму, занимающуюся строительством, куда и отдаст тысячи.
- Квартира только десятку стоит? - удивилась Майя.
- Нет, это первый взнос, - отмахнулась Алиса, - потом следующие платежи пойдут. Положу баксики на карточку и через пару дней сниму, переведу на счет строителей.
- Но почему на себя не хочешь ее открыть?
- А налоговая инспекция? - справедливо возразила Алиса. - Живо привяжутся: откуда у вас, гражданка Кочеткова, при зарплате в две копейки подобная сумма, а?
Открой мне карточку на другое имя.
- Это невозможно.
- А на твое получится?
- Во хитрая! - восхитилась Майя, - значит, сама налоговой инспекции боишься, а мне все равно?
- Тысяча баксов.
- Что?
- Я дам тебе тысячу долларов, если поможешь решить проблему, причем лучше, даже обязательно, чтобы документ был на мужчину.
Мозги Майи моментально завертелись в бешеном ритме. Тысяча "зеленых" очень привлекательная сумма. Но как их заполучить! И тут ее осенило! Винтусов-то бросил в квартире сумку, только бы там лежал паспорт!
Дальнейшее оказалось делом техники. Майечка взяла документ, сама написала заявление, старательно выводя печатные буквы, потом поставила подпись, самую простую, без закорючек: "А. Винтусов" - и через положенное время вручила Алисе карточку.
Честно говоря. Майя ни на минутку не поверила подруге. Квартира, как бы не так! Алиска врать горазда, и потом, где она возьмет средства для продолжения строительства?
Как предполагает оплачивать дальнейшие взносы? Да и желание открыть карточку на другое имя выглядело более чем странно, почему на мужскую фамилию?
Любой другой человек, собрав все эти вопросы в кучу, предпочел держаться подальше от Алисы и ее явно криминальных идей, но Майечка любит деньги до потери чувства самосохранения, она даже не подумала, чем ей лично грозит эта афера, если в банке узнают об "операции".
Майя страстно желала заполучить деньги и ринулась выполнять просьбу Алисы.
Самое интересное, что дело прошло без сучка без задоринки. Карточка была вручена Кочетковой, в обмен Майя получила десять стодолларовых купюр и опрометью кинулась по магазинам. Вот, собственно, и все!
- Алиса больше ничего не говорила про карточку? - спросила я.
- Позвонила в первых числах июня и сообщила: "Все, большое спасибо, можешь закрывать счет, кстати, получишь еще двести баксов, если полностью сотрешь все данные об этой VISA из памяти компьютера".
- А почему вы отказались?
- Сделала все, как просила Алиска, - возразила Майя, - "убила" информацию.
Я принялась рассматривать не слишком чистые занавески, свисавшие вдоль окна. Значит, Майя не совсем в курсе дела, она удалила все сведения с жесткого диска, но, наверное, в банке имеется дублирующая система информации, и Олег Семенович легко выяснил про Андрея Винтусова всю подноготную. Да и странно бы было подозревать ОМО-банк в наивности, ясное дело, никто из его руководства не может разрешить простым клеркам спокойно хозяйничать в базе данных.
- Давай координаты этой Алисы, - велела я, - телефон, адрес...
- Еще триста баксов, - довольно прищурилась Майя.
- Ну ты и нахалка! Мы же договорились о пятистах, получи вторые двести пятьдесят, и дело с концом.
- Вовсе нет, - хмыкнула Майечка, - пять сотен стоил рассказ, а адресок отдельно. Не хотите, не надо!
Скрипя зубами, я вытащила кошелек. Ей-богу, девица далеко пойдет.
- Пишите, - сыто улыбаясь, сказала Майя, - я человек честный, никого не обманываю, все расскажу. Сначала место работы - институт ядохимикатов.
- Где? - насторожилась я.
Майечка снисходительно пояснила:
- Алиска химик, занимается всякой отравой, ну что, к примеру, на поле высыпать, чтобы моль урожай не сожрала, понятно?
- Понятно, - кивнула я, пытаясь унять бешеное сердцебиение.
Институт ядохимикатов! Чашки изнутри были покрыты редким, практически не встречающимся снадобьем!
Кажется, я подошла к самой горячей точке.
Можете себе представить, как мне хотелось тут же позвонить Алисе? Но, поразмыслив, я не стала этого делать и поехала домой. Кочеткова, пожалуй, в эпицентре этой запутанной истории. Прежде чем ехать к ней, следует как можно лучше продумать план действий. Под каким предлогом заявиться к Алисе? Кем прикинуться, чтобы она ничего не заподозрила?
Обдумывая эту нелегкую проблему, я добралась до Ложкина в крайне неподходящий момент. Все домашние столпились в гостиной вокруг истерически рыдающей Зайки. Федор и Марго сидели на диване.
- Я сегодня не влезла в брюки, - плакала Ольга, - жрала ночь и день без роздыху, я сейчас встала на весы...
Дальнейшие ее фразы потонули в истерических взвизгиваниях.
- Но Федор же не нарочно, - попыталась встрять Марго, - он Дашку лечил.
Аркадий бросил на Маргошу такой взгляд, что я поежилась. Если бы взором можно было испепелить, моя несчастная подруга сейчас же превратилась бы в маленькую кучку золы. Хотя, если учесть ее размеры, думаю, останки выглядели бы более внушительно, кучка останется от меня!
- Ты придумал, как выйти из ситуации? - налетела Машка на Федора.
"Академик" спокойно начал:
- Человеческая психика абсолютно не изученная материя. История знает множество примеров...
- Короче, Склифосовский, - оборвал его Аркадий, - лекции будешь читать тем идиотам, которые к тебе ходят.
- Между прочим, - оскорбился Федор, - я никого за уши в свой кабинет не тянул. Даша с Маргошей сами явились!
- Я ничего не просила, - быстро сказала парикмахерша, - Дашка меня поволокла, я не хотела, мне худеть не надо, не знаю, что ей в голову взбрело.
Буря негодования схватила меня. И это говорит женщина, от которой, насмехаясь над ее внешним видом, убежал муж? А я еще собиралась ей помочь!
- Мы великолепно поняли, что причина всех неприятностей кроется в матери, - заявил Аркадий.

Глава 21

Я обозлилась до предела, нашли виноватую! Кто бы сомневался, что ею окажется Дашутка! Ну почему я всегда стою первой в очереди за пинками? Отчего именно мне достаются все колотушки? Причем так было всегда, я признавалась виновной во всех грехах и не только дома!
Как-то раз в наш институт, между прочим, технический, где я преподавала никому из студентов не нужный французский язык, пожаловала делегация иностранцев.
Это сейчас англичанами, немцами, американцами и прочими никого не удивить, но в те времена визит людей "из-за бугра" был чем-то невероятным. Шел 1980 год. Если кто забыл, напомню, именно тогда в Москве происходила Олимпиада.
Зачем спортсменам в качестве культурной программы предложили поездки по учебным заведениям столицы СССР, я не знаю, но к нам собрались прибыть американцы, немцы, французы и японцы.
Наш ректор, Григорий Семенович, существо боязливое и одновременно властное, решил устроить феерический праздник. Две самые красивые студентки, обряженные в сарафаны и кокошники, должны были поднести гостям хлеб-соль. Когда те возьмут каравай, в дело включатся мальчики в тельняшках, широких брюках и сапогах, им вменялось в обязанность исполнить танец "Яблочко", затем гостей намеревались провести по институту, показать концерт художественной самодеятельности, а потом в столовой предстоял банкет в стиле "рашен клюква": водка, соленья, блины... На преподавателей иностранных языков была возложена наглядная агитация. Под нашим руководством студенты писали лозунги типа: "Миру - мир", "Главное не победа, а участие", "Спортсмены всего земного шара против атомной войны" - и прочую лабуду. "Дадзыбао" предполагалось развесить в коридорах и аудиториях.
Хитрый ректор хотел убить сразу двух зайцев. С одной стороны, показать людям "оттуда", что мы тоже не лыком шиты, с другой - прикрыть самые ободранные места на стенах. Институту с незапамятных времен не выделяли денег на ремонт здания.
С заданием мы справились легко. Григорий Семенович дозором обошел территорию, милостиво кивнул, поцокал языком и вдруг заявил:
- Одно непонятно, коллеги.
- Да? - моментально подскочила к нему заведующая кафедрой иностранных языков, жуткая подхалимка Геранда Евгеньевна. - Что мы не так сделали?
- Английский, немецкий, французский, - начало загибать пальцы начальство, - а где же, позвольте поинтересоваться, лозунги на японском?
Мы растерянно переглянулись, потом самая смелая из нас, "англичанка" Нинель Марковна, попыталась урезонить ректора:
- Но никто в институте не владеет японским!
Григорий Семенович обозлился:
- Вы, товарищи, плохо понимаете ответственность момента, не правильно оцениваете политическую значимость данного визита. Придут люди из враждебного нам лагеря капитализма, настроенные критически оценивать достижения социализма, и что они увидят? Полное отсутствие приветствий на японском! И о чем им это скажет?
- О том, что мы не знаем язык Страны восходящего солнца, - решила не сдаваться Нинель Марковна.
- Это тоже неприятно, - кивнул ректор, - но, главное они решат: советские люди настроены против Японии! Такого просто не должно случиться. Чтобы через два часа соответствующие иероглифы оказались на стене в столовой! Иначе вопрос будет решаться на парткоме!
И, сопя от гнева, он, сопровождаемый толпой клевретов, удалился.
Мы перепугались. Тот, кто помнит, что такое быть вызванным на заседание парткома, очень хорошо поймет несчастных преподавателей. Самое легкое, чем можно было отделаться на коммунистическом судилище, - это лишиться тринадцатой зарплаты, очереди на квартиру и продуктового набора к празднику. Впрочем, все эти меры были ничто по сравнению с той, которая называлась "выговор с занесением в учетную карточку". Я, впрочем, в членах КПСС не состояла, так что мне предстояло лишиться лишь коробки с харчами, что, согласитесь, очень неприятно. В состоянии тихой паники мы попытались решить свалившуюся на наши головы проблему. Какие только идеи не витали в воздухе: обратиться к коллегам из института восточных языков, поискать знакомых на иновещании, на радио, позвонить в отдел переводчиков института.
- Погодите, ребята, - вдруг повеселел Андрей, наш преподаватель немецкого языка, - сейчас все будет классно.
Он убежал, примерно через полчаса вернулся назад, неся бумажку, на которой были изображены несколько строчек иероглифов.
- Где взял? - обрадовались мы.
- Потом объясню, - отмахнулся он, - вот вам лозунги, только студентам их нельзя доверить писать, мигом напортачат. Давай, Дашка, приступай, ты самая аккуратная.
Высунув от старания язык, я тщательно перенесла похожие на следы птиц знаки на бумагу, мы прикрепили плакаты и кликнули ректора.
- Можете, значит, если вам показать, в каком направлении двигаться, - снисходительно кивнул тот.
И вот настал знаменательный день. Все удалось как нельзя лучше: хлеб-соль, пляски, экскурсия по аудиториям, концерт. Правда, нас весьма разочаровал внешний вид приехавших. Мы-то вырядились в лучшую одежду, женщины влезли в шпильки и сбегали в парикмахерскую, а мужчины повязали галстуки! Спортсмены же явились в Джинсах и простеньких свитерах. Но это было лишь крохотной капелькой дегтя в огромной бочке меда! Настоящая неприятность приключилась на банкете.
Два лозунга на японском языке украсили столовую.
Когда группка малорослых гостей с раскосыми глазами увидела стройные шеренги иероглифов, последовала более чем удивительная реакция.
Один из парней принялся тыкать пальцем в стену и щебетать, словно птица. Остальные глянули туда же и покатились со смеху. Я никогда до этого не видела, чтобы люди садились на корточки и заливались хохотом. Кое у кого из японцев по щекам текли слезы.
Ректор, стоявший во главе стола, никак не мог начать читать заготовленный спич. Он кашлял, стучал ножом по бокалу, но японцы просто выли. Наконец тоненькая девочка, исполнявшая при них роль переводчицы, всхлипнув в последний раз, подошла к помощнику Григория Семеновича и стала что-то шептать ему на ухо. Лизоблюд побагровел и пошел к начальству. Пару секунд он тихонько беседовал с Григорием Семеновичем, лицо ректора приняло зверское выражение, глаза заметались по залу. На всякий случай я спряталась за спины здоровенных пятикурсников.
Наконец кое-как япошки успокоились, и вечер потек дальше без особых эксцессов.
Наутро всех языковедов вызвали пред очи Григория Семеновича. Не предложив нам сесть, ректор зашипел, словно разбуженная не вовремя змея:
- Вы знаете, что было написано на плакатах в столовой?
Мы замялись, сказать "нет" казалось невозможным.
- Ну, - замямлил Андрей, - мир, май, дружба! Да здравствует спорт!
- При чем тут май! - взвыл ректор и начал расшвыривать бумаги на своем столе. - Где это, где? Ага, вот оно!
Трясущейся от злобы рукой он схватил листок.
- Слушайте, что вы написали на японском! "Аккуратно достаньте изделие из коробки", "Не используйте кондом вторично".
Чтобы не упасть от смеха и не расхохотаться в лицо взбешенному начальству, я вцепилась в стену и прикусила нижнюю губу.
- Кто нацарапал сии пасквильные штуки? - вопросил Григорий Семенович. - Немедленно отвечайте, иначе уволю всех!
- Дарья Ивановна Васильева, - мигом сдали меня коллеги.
Весь гнев, вся злоба начальства упали на мою ни в чем не повинную голову. Я старательно объясняла, что просто переписала принесенные бумажки и только, но ректор не желал ничего слушать. Я мигом превратилась в его первого врага. Григорий Семенович, человек злопамятный, мстительный и непомерно самолюбивый, вознамерился стереть меня с лица земли. Спас несчастную Дашутку статус матери-одиночки, уволить такую женщину в советские времена было не так-то просто, требовалось решение профсоюзного комитета, а его председательница, Нюся Кокатонова, не побоялась заступиться за меня, героический поступок по тем временам. Уволить меня не уволили, но с тех пор ни разу не выписали премии и никак не отметили, даже на Восьмое марта пару лет не дарили подарков.
Когда ректор выгнал нас из кабинета, я налетела на Андрюшку:
- Где ты взял эту белиберду?
- Так кто ж знал!
- Говори!
- На, смотри, - Андрей сунул мне под нос книгу.
Я прочитала название и фамилию автора: "Г. Серебров. Мои поездки в Японию".
- На десятой странице, - пролепетал Андрей.
Я раскрыла текст. "Мы прибыли в Токио около девяти утра, на гостинице виднелись приветственные лозунги.
Японские иероглифы очень красивы, поэтому привожу их здесь..." Дальше следовала пара строчек абракадабры и заверения "...думаю, вы не знаете японского, поэтому переведу "Мир, май, дружба", "Да здравствует спорт".
- Утром я эту книжку в метро читал, - оправдывался Андрей, - когда Семеныч разорался, мигом вспомнил.
Я молча захлопнула книгу. Все понятно, этот врун, журналист-международник Г. Серебров, совершенно не владеет японским, но, с другой стороны, он был абсолютно уверен, что никто из читателей не разбирается в иероглифах. Решив для пущей убедительности "украсить" свой опус, он ничтоже сумняшеся схватил первую попавшуюся вещь, а под рукой оказалась коробочка с интимной принадлежностью, и, не испытывая ни малейших угрызений совести, перекатал текст. Думаю, мерзкий Г. Серебров и не предполагал, к каким последствиям приведет его отвратительный поступок!
Все шишки, как всегда, достались мне. Вот и сейчас следовало похудеть Марго, кто же виноват, что Федор "зазомбировал" Зайку? Ну, угадайте с трех раз? Правильно, я!!!
- Быстро прими меры, - пнула "академика" Маня, - Зая, конечно, дура - так из-за фигуры убиваться - но это уже другое дело.
- Хорошо, - кивнул Федор, - я кое-что придумал, создал новое заклинание, точно сработает. Только оставьте нас вдвоем, дело новое, бог знает, как получится, и еще мне понадобятся две свечки, спички и тарелка, но, предупреждаю сразу, я ее разобью!
- А трупа черной кошки, выкопанной в полночь под виселицей, тебе не надо? - голосом, не предвещающим ничего хорошего, поинтересовался Кеша.
- Нет, - совершенно спокойно ответил Федор, - я не колдун, а рароэнтолог.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [ 21 ] 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.