read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Вы правы! - перебил меня мистер Джарндис, просияв. - Вы своим женским
умом попали прямо в точку. Он - дитя, совершенное дитя. Помните, я сам
сказал вам, что он младенец, когда впервые заговорил о нем.
- Помним! Помним! - подтвердили мы.
- Вот именно - дитя. Не правда ли? - твердил мистер Джарндис, и лицо
его прояснялось все больше и больше.
- Конечно, правда, - отозвались мы.
- И подумать только, ведь это был верх глупости с вашей стороны... то
есть с моей, - продолжал мистер Джарндис, - хоть одну минуту считать его
взрослым. Да разве можно заставить его отвечать за свои поступки? Гарольд
Скимпол и... какие-то замыслы, расчеты и понимание их последствий... надо же
было вообразить такое! Ха-ха-ха!
Так приятно было видеть, как рассеялись тучи, омрачавшие его светлое
лицо, видеть, как глубоко он радуется, и понимать, - а не понять было
нельзя, - что источник этой радости доброе сердце, которому очень больно
осуждать, подозревать или втайне обвинять кого бы то ни было; и так хорошо
все это было, что слезы выступили на глазах у Ады, смеявшейся вместе с ним,
и я сама тоже прослезилась.
- Ну и голова у меня на плечах - прямо рыбья голова, - если мне нужно
напоминать об этом! - продолжал мистер Джарндис. - Да вся эта история с
начала и до конца показывает, что он ребенок. Только ребенок мог выбрать вас
двоих и впутать в это дело! Только ребенок мог предположить, что у вас есть
деньги! Задолжай он целую тысячу фунтов, произошло бы то же самое! - говорил
мистер Джарндис, и лицо его пылало.
Мы все согласились с ним, наученные своим давешним опытом.
- Ну! конечно, конечно! - говорил мистер Джарндис. - И все-таки, Рик,
Эстер, и вы тоже, Ада, - ведь я не знаю, чего доброго вашему маленькому
кошельку тоже угрожает неопытность мистера Скимпола, - вы все должны обещать
мне, что ничего такого больше не повторится! Никаких ссуд! Ни гроша!
Все мы торжественно обещали это, причем Ричард лукаво покосился на меня
и хлопнул себя по карману, как бы напоминая, что кому-кому, а нам с ним
теперь уж не грозит опасность нарушить свое слово.
- Что касается Скимпола, - сказал мистер Джарндис, - то поселите его в
удобном кукольном домике, кормите его повкуснее да подарите ему несколько
оловянных человечков, чтобы он мог брать у них деньги взаймы и залезать в
долги, и этот ребенок будет вполне доволен своей жизнью. Сейчас он,
наверное, уже спит сном младенца, так не пора ли и мне склонить свою более
трезвую голову на свою более жесткую подушку. Спокойной ночи, дорогие,
господь с вами!
Но не успели мы зажечь свои свечи, как он снова заглянул в комнату и
сказал с улыбкой:
- Да! я ходил взглянуть на флюгер. Тревога-то оказалась ложной...
насчет ветра. Дует с юга!
И он ушел, тихонько напевая что-то.
Поднявшись к себе, мы с Адой немножко поболтали, и обе сошлись на том,
что все эти причуды с ветром - просто выдумка, которой мистер Джарндис
прикрывается, когда не может скрыть своей горечи, но не хочет порицать того,
в ком разочаровался, и вообще осуждать или обвинять кого-нибудь. Мы решили,
что это очень показательно для его необычайного душевного благородства и что
он совсем непохож на тех раздражительных ворчунов, которые обрушиваются на
непогоду и ветер (особенно - злополучный ветер, избранный мистером
Джарндисом для другой цели) и валят на них вину за свою желчность и хандру.
Нечего и говорить, что я всегда была благодарна мистеру Джарндису, но
за один этот вечер я так его полюбила, что как будто уже начала его
понимать; и помогли мне в этом благодарность и любовь, слившиеся в одно
чувство. Пожалуй, трудно было ожидать, что я смогу примирить кажущиеся
противоречия в характерах мистера Скимпола или миссис Джеллиби, - так мал
был мой опыт, так плохо я знала жизнь. Впрочем, я и не пыталась их
примирить, потому что, оставшись одна, принялась размышлять об Аде и Ричарде
и о том касавшемся их признании, которое, казалось, сделал мне мистер
Джарндис. К тому же, моя фантазия немного взбудораженная, должно быть,
ветром, не могла не обратиться на меня, хоть и против моей воли. Она
устремилась назад, к дому моей крестной, потом обратно и пролетела по всему
моему жизненному пути, воскрешая неясные думы, трепетавшие некогда в глубине
моего существа, - думы о том, известна ли мистеру Джарндису тайна моего
рождения, и даже - уж не он ли мой отец... впрочем, эта праздная мечта
теперь совсем исчезла.
Да, все это исчезло, напомнила я себе, отойдя от камина. Не мне
копаться в прошлом; я должна действовать, сохраняя бодрость духа и
признательность в сердце. Поэтому я сказала себе:
- Эстер, Эстер, Эстер! Помни о своем долге, дорогая! - и так тряхнула
корзиночкой с ключами, что они зазвенели, как колокольчики, окрыляя меня
надеждой, и под их ободряющий звон я спокойно легла спать.


ГЛАВА VII
Дорожка призрака
Спит ли Эстер, проснулась ли, а в линкольнширской усадьбе все та же
ненастная погода. День и ночь дождь беспрерывно моросит - кап-кап-кап - на
каменные плиты широкой дорожки, которая пролегает по террасе и называется
"Дорожкой призрака". Погода в Линкольншире так плоха, что, даже обладая
очень живым воображением, невозможно представить себе, чтобы она
когда-нибудь снова стала хорошей. Да и кому тут обладать избытком живого
воображения, если сэр Лестер сейчас не живет в своем поместье (хотя, сказать
правду, живи он здесь, воображения бы не прибавилось), но вместе с миледи
пребывает в Париже, и темнокрылое одиночество нависло над Чесни-Уолдом.
Впрочем, кое-какие проблески фантазии, быть может, и свойственны в
Чесни-Уолде представителям низшего животного мира. Быть может, кони в
конюшне - длинной конюшне, расположенной в пустом, окруженном красной
кирпичной оградой дворе, где на башенке висит большой колокол и находятся
часы с огромным циферблатом, на который, словно справляясь о времени, то и
дело посматривают голуби, что гнездятся поблизости и привыкли садиться на
его стрелки, - быть может, кони иногда и рисуют себе мысленно картины
погожих дней, и, может статься, они более искусные художники, чем их конюхи.
Старик чалый, который столь прославился своим уменьем скакать без дорог -
прямо по полям, - теперь косится большим глазом на забранное решеткой окно
близ кормушки и, быть может, вспоминает, как в иную пору там, за стеной
конюшни, поблескивала молодая зелень, а внутрь потоком лились сладостные
запахи; быть может, даже воображает, что снова мчится вдаль с охотничьими
собаками, в то время как конюх, который сейчас чистит соседнее стойло, ни о
чем не думает - разве только о своих вилах и березовой метле. Серый, который
стоит прямо против входа, нетерпеливо побрякивая недоуздком, и настораживает
уши, уныло поворачивая голову к двери, когда она открывается и вошедший
говорит: "Ну, Серый, стой смирно! Никому ты сегодня не нужен!" Серый, быть
может, не хуже человека Знает, что он сейчас действительно не нужен никому.
Шестерка лошадей, которая помещается в одном стойле, на первый взгляд
кажется угрюмой и необщительной, но, быть может, она только и ждет, чтобы
закрылись двери, а когда они закроются, будет проводить долгие дождливые
часы в беседе, более оживленной, чем разговоры в людской или в харчевне
"Герб Дедлоков"; * быть может, даже будет коротать время, воспитывая (а то и
развращая) пони, что стоит за решетчатой загородкой в углу. Так и дворовый
пес, который дремлет в своей конуре, положив огромную голову на лапы, быть
может, вспоминает о жарких, солнечных днях, когда тени конюшенных строений,
то и дело меняясь, выводят его из терпения, пока, наконец, не загонят в
узкую тень его собственной конуры, где он сидит на задних лапах и, тяжело
дыша, отрывисто ворчит, стремясь грызть не только свои лапы и цепь, но и еще
что-нибудь. А может быть, просыпаясь и мигая со сна, он настолько отчетливо
вспоминает дом, полный гостей, каретный сарай, полный экипажей, конюшню,
полную лошадей, службы, полные кучеров и конюхов, что начинает сомневаться,
- постой, уж нет ли всего этого на самом деле? и вылезает, чтобы проверить
себя. Затем, нетерпеливо отряхнувшись, он, быть может, ворчит себе под нос:
"Все дождь, и дождь, и дождь! Вечно дождь... а хозяев нет!" - снова залезает
в конуру и укладывается, позевывая от неизбывной скуки.
Так и собаки на псарне, за парком, - те тоже иногда беспокоятся, и если
ветер дует очень уж упорно, их жалобный вой слышен даже в доме - и наверху,
и внизу, и в покоях миледи. Собаки эти в своем воображении, быть может,
бегают по всей округе, хотя на самом деле они лежат неподвижно и только
слушают стук дождевых капель. Так и кролики с предательскими хвостиками,
снующие из норы в нору между корнями деревьев, быть может, оживляются
воспоминаниями о тех днях, когда теплый ветер трепал им уши, или о той
чудесной поре года, когда можно жевать сладкие молодые побеги. Индейка на
птичнике, вечно расстроенная какой-то своей наследственной обидой (должно
быть, тем, что индеек режут к рождеству), вероятно, вспоминает о том летнем
утре, когда она вышла на тропинку между срубленными деревьями, а там
оказался амбар с ячменем, и думает - как это несправедливо, что то утро
прошло. Недовольный гусь, который вперевалку проходит под старыми воротами,
нагнув шею, хотя они высотой с дом, быть может, гогочет - только мы его не
понимаем, - что отдает свое неустойчивое предпочтение такой погоде, когда
эти ворота отбрасывают тень на землю.
Но как бы там ни было, фантазия не очень-то разыгрывается в
Чесни-Уолде. Если случайно и прозвучит ее слабый голос, он потом долго
отдается тихим эхом в гулком старом доме и обычно порождает сказки о
привидениях и таинственные истории.
Дождь в Линкольншире лил так упорно, лил так долго, что миссис
Раунсуэлл - старая домоправительница в Чесни-Уолде - уже не раз снимала очки
и протирала их, желая убедиться, что она не обманывается и дождевые капли
действительно текут не по их стеклам, а по оконным. Миссис Раунсуэлл могла
бы не сомневаться в этом, если бы слышала, как громко шумит дождь; но она



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [ 21 ] 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.