read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Теперь не роспись интересовала меня. Я повернулся к девушке и
гипнотизировал ее. Посмотри, посмотри... Краем глаза она заметила это и
отвернулась вовсе, рассердившись.
Мама легонько потянула меня за рукав. С минуту я стоял как полагается,
но скоро опять уставился на девушку. Как это я не видел ее в Псебае? Кто
она, эта рослая и красивая незнакомка?
Когда мы выходили, я, естественно, оказался позади нее, решив, что
непременно заговорю. Но девушка прямо с паперти вдруг повернула направо и
через железную калитку вошла на кладбище в церковной ограде. Идти за ней я
не посмел и поплелся за родителями, оглядываясь и вздыхая.
Спросить у них казалось неудобным, мама между тем посматривала на меня
очень заинтересованно и вдруг сказала папе:
- Ты заметил, как выросла и похорошела Данута Носкова? Давно ли бегала
девчонкой, в классики играла, а сейчас до того хороша собой!
- А я ведь и не заметил ее, - ответил папа. - Она в Псебае мало жила,
училась в Екатеринодаре.
- А ныне сама учит ребят в Лабинской школе и только по воскресеньям да
в праздники приезжает к тетке.
- Вот тетушку ее я встречаю довольно часто. Сильно постарела, голова
совсем седая. А ведь намного моложе меня.
Стараясь говорить как можно спокойнее, я сказал:
- Эта девушка, про которую вы говорите, прямо из церкви пошла на
кладбище.
- Там покоятся ее родители, сынок, - ответила мама.
- Рано они умерли.
- Это трагическая история, Андрюша. Ты учился в Екатеринодаре, когда
тут произошла беда, и мог не знать о ней. Данута осталась сиротой восьми или
девяти лет от роду. Ее воспитывала тетка, родная сестра покойной.
- Странное имя и фамилия...
- Они из Чехии. Правильно произносить надо не Носкова, а Носке, но
здешним людям непривычно, и теперь все ее величают Носковой.
Проводив родителей до дома, я с ходу придумал причину для того, чтобы
уйти, и, конечно, вернулся к церкви. Народ разошелся. Синий жакет девушки я
увидел сквозь ограду кладбища. Не знаю, откуда вдруг появилась такая
храбрость, но я спокойно вошел за ограду и остановился у калитки, ожидая,
когда Данута отойдет от могилы.
Она сидела, склонившись над серой плитой, волосы закрывали ее лицо, она
что-то шептала, может быть молилась. Прошло немного времени, девушка
поднялась, постояла и пошла по тропе к выходу. Я распахнул калитку.
- Спасибо, - еле слышно произнесла она.
- Можно проводить вас? - так же тихо спросил я.
Она не ответила, не глянула. Чуть поотстав, я пошел за ней.
Не оборачиваясь, сказала:
- Я вас не знаю. Вы приезжий?
- А я только что узнал, кто вы.
Опять молчание. Разговор не завязывался. Похоже, Дануте сейчас было не
до меня. И еще она стеснялась. Мы шли по нашей улице, и любопытные глаза
рассматривали нас с обоих порядков. Конечно, неловко, но она пересилила это,
окинула меня быстрым, заинтересованным взглядом.
- Вы давно здесь?
- Все лето. На каникулах.
- Каникулы везде кончились.
- Я уезжаю во вторник.
- Куда, если не секрет?
- В Петербург, я там учусь. А вы?
Миновали наш дом, я даже не глянул на него.
- У меня здесь тетя, я тут росла.
- Она не рассердится, что я провожаю вас?
- Не знаю. Может быть.
И остановилась. Не хотела, чтобы я шел дальше.
- Данута, - сказал я твердо, - в шесть часов я приду вот сюда. Вы
найдете меня здесь. Стану столбом и не уйду, пока не увижу вас. Хоть до
утра.
Она как-то длинно, раздумчиво посмотрела мне в глаза. И сама же
покраснела.
- Какой вы, право...
Повернулась и пошла дальше. Я стоял и смотрел, смотрел, смотрел. Нет,
не обернулась.
Вернулся домой рассеянный, углубившийся в себя. Завалился на кровать,
закинул руки за голову и уставился в беленый потолок. Мама заглянула и,
ничего не сказав, прикрыла дверь. Вскоре за дверью стал часто покашливать
отец. Похоже, обиделся. Считанные часы до отъезда, а я закрываюсь и не
выхожу. Наконец отец не выдержал и громко сказал из-за двери:
- Андрей, тебе нужно отвести коня.
Ах, да! Совсем забыл!
Через пять минут я был в седле и, сдерживая Алана, ехал на Казачий
сбор. Так назывался плац за поселком, где находились оружейный амбар, шорная
мастерская, конюшня. Там же и присутствие - помещение псебайского урядника,
и учебное поле.
Из окна присутствия Павлов заметил меня, вышел во двор. Как и
полагается, я отрапортовал, что прибыл с Охоты, что конь и оружие в порядке,
а сам отбываю для продолжения учебы в столицу.
- Молодцом, молодцом, Зарецкий! - Урядник крутил отвисший ус, смотрел
добродушно и весело. Бритоголовый, краснолицый, с выпученными, навсегда
удивленно-испуганными глазами, коренастый, Павлов словно сошел с известной
картины Репина. Удалой в бою запорожец.
Он демонстративно вынул дарственные часы и щелкнул серебряной крышкой.
- Скоро четыре. А на твоих?
Я развел руками: не захватил.
- Как можно, Зарецкий! С этаким подарком негоже расставаться ни на час.
Полагаю, князь сердечно доволен нашим приемом. Или не очень, а? Из-за Семки
Чебурнова. Он у меня доси из головы не выходит. Опозорил казачество.
Павлову очень хотелось поговорить. Он жаждал собеседника. А я только и
помнил, что скоро четыре. Потом будет пять и шесть. Отсюда до дома добрых
две версты. Надо бегом, чтобы успеть пообедать, поговорить с родителями о
том о сем и к половине шестого получить свободу действий. Я вытянулся и
сказал:
- Прошу меня извинить, господин урядник, время сборов, я очень
тороплюсь.
- Ну-ну, если уж сборы... Иди, Зарецкий. С богом. Вернешься, вместях
работать зачнем. Будь здоров, почитай родителев.
Всю дорогу я бежал, выгадывая минуты. Дома торопил с обедом. Ел не
глядя. Говорил, лишь бы не молчать, и смотрел больше на стенные часы с
кукушкой, которую помнил, наверное, годов с трех, чем в свою тарелку.
Странно, но мама не поджимала губ, и обошлось без внушения о приличных
манерах за столом. Папа несколько раз спрашивал о Шильдере. Я соврал, что
тот приказал мне передать привет и что он получил генерала. Но о
происшествии на леднике умолчал: тогда бы начались бесконечные расспросы и
мне не уйти ко времени.
- Ты далеко? - спросила мама, когда я стал переодеваться.
- Пройдусь, - неопределенно ответил я.
- Скорей возвращайся, сынок, хоть поглядим на тебя.
Без четверти шесть я уже топтался на том самом месте, где мы расстались
с Данутой. Полчаса, пока в сгущающихся синих сумерках я не увидел ее,
показались мне едва ли не целым високосным годом.
Почему я оказался вдруг таким настойчивым? До сих пор не замечал за
собой ничего подобного. Напротив... И как случилось, что эта сильная,
спокойная и застенчивая девушка за несколько считанных часов стала для меня
центром притяжения, надежд и помыслов?
Данута шла и застенчиво посматривала по сторонам. Она накинула на плечи
темную бархатную жакетку со сборками, покрыла голову шапочкой того же цвета.
Все к ней шло, все ее красило. Подошедши, просто сказала:
- Вот и я. А почему пришла, не знаю.
Не касаясь друг друга, мы пошли серединой улицы, молчаливо согласившись
как можно скорее выйти на берег протоки, к мосту, а может быть, и на
росистый луг за мостом: там не было любопытных глаз.
- Чего вы молчите? - спросила Данута.
- Думаю о вас. Знаете, у меня остался только один день. Понедельник. И
все. Во вторник уеду. До следующего июня.
Она очень серьезно посмотрела на меня:
- А потом?
- Вернусь работать лесничим и егерем Охоты. Я учусь в Лесном институте.
Последний курс.
- Как странно! - протяжно отозвалась она. - Работать вместе с
Улагаем...
В ее словах звучало что-то тревожное.
- Вы знаете Улагая?
Она кивнула. И ни слова больше. Я вспомнил, что Данута, как и он, в
Лабинске. Они не могли не встречаться.
- Он мне не нравится, - быстро сказал я.
Данута промолчала.
- Он холодный и жестокий человек.
Опять без ответа.
- И не любит никого, только себя. В этом я убедился за дни пребывания в
Охоте.
- Вы думаете, я не способна разобраться во всем этом сама? Знаю, знаю,
знаю. Ну и что?.. Посмотрите лучше, как таинственно и холодно светятся
Шаханы...
Она легонько передернула плечами. По долине Лабенка с гор накатывался
ветерок, настоянный на снежниках. Неполная луна слабо высветила белый хребет



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [ 21 ] 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.