read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Объездчики расплылись в довольных улыбках и повернулись к тягачу.
- Интриганы закулисные, - напутствовал их Гош. - Я знаю, это все ты, българче! Командир на отред славен партизански…
- Ну Гоша, ну ведь хорошая идея же! - взмолился Цыган. - Чего ты ее так боишься, этой бомбы?
- Я послежу, чтобы не взорвалась, - заверил Костя.
Большой завел тягач. Костя и Цыган что-то издали объясняли, активно жестикулируя, но их стало не слышно. Гош махнул рукой, слез с контейнера и ушел в тень, под забор. Повалился на траву. Женя присела рядом.
- Что с тобой? - спросила она.
- Да ничего. Был бы ключ от контейнера! Пока они там бегают, дернуть минометом, завалить набок, выкатить эту проклятую мину, отпихнуть подальше, загрузить уже пустую коробку…
- Тебя ведь не только это тревожит, правда?
- Умная, - в сотый раз сказал Гош. - Конечно, не это. Я думаю, что будет в Москве. И главное - после Москвы. Куда мы пойдем и зачем. Да, зачем.
- Нужно искать наших. Таких, как мы.
- Белый все мечтал дождаться, когда «тупые» «проснутся»… Хотел стать великим учителем и отцом народов. А мы, значит, будем собиратели разрозненных племен. Тупик это, Женечка. Тупик. Допустим, на зиму найдем в пригороде особняк с печным отоплением. Будем читать книжки, рубить дрова и устраивать вылазки за продуктами. Потом будет еще одно лето. Еще одна зима. И так до самого конца. Тебе это нравится?

- Ты устал, Гоша. Ты просто устал.
- Наверное, - Гош выбросил окурок. - Знаешь, я очень хочу добраться до Москвы. Но этого же я и боюсь. Вдруг там найдутся для меня воспоминания, которые сделают мою жизнь окончательно бессмысленной? Ведь если что-то было там, в прошлом… Большое, серьезное, настоящее. Теперь уже ничего не вернешь. Ни малейшего шанса воссоздать или повторить. Слишком изменился мир. Он совсем другой.
- Ты устал, - раздалось у самого уха, и ласковая рука погладила его по волосам. Гош повернул голову и увидел совсем рядом ярко-зеленые глаза, завороженно рассматривающие его, и чуть приоткрытые, ждущие поцелуя губы. «Да, это можно. Это, наверное, будет совсем не плохо. Но и в этом тоже нет ни малейшего смысла. Зачем я ей? Ей нужен кто-то, готовый в новом мире выживать. Молодой и сильный. Не потерявший надежды. Кто угодно, только не я».
Кончиками пальцев он осторожно погладил девушку по щеке. Женя вздохнула, прикрыла глаза и безвольно уронила руки. Гош нагнулся, мягко поцеловал ее в шею, потом в то место, где шея смыкалась с плечом. Расстегнул на девушке куртку и сбросил ее с хрупких плеч, обнажая молочно-белую грудь. Слишком белую, чтобы ее жгло такое яркое, жестокое солнце. Заслонил ее своей тенью. Поцеловал напрягшиеся розовые соски - один, другой… Восхитился тем, какой удивительной внутренней чистотой веет от этого тела. Он готов был любоваться им бесконечно. На руках носить. Только вот…
Гош отстранился, пораженный.
Это была не его женщина. Все равно что резиновая, которая лежала там, в его тульском доме, за шкафом. Хотя с резиновой он что-то еще смог, чисто из спортивного интереса. Не то что с «тупой», которую выгнал, даже толком не ощупав.
Нет, он вовсе не утратил мужские инстинкты. Он хотел, желал безумно прямо сейчас, любил, боготворил… совсем другую. Ну совершенно. Единственную и неповторимую. Свою.
Гош судорожно зажмурился.
- Милый… - еле слышно позвала Женя.
Гош заткнул уши, чтобы не слышать. «Хоть бы врезала мне, что ли… Умная-то она умная, поймет, а все-таки нельзя себя так вести, как я сейчас. Просто отвратительно. «Пуговку расстегни…» Скотина! Зачем тебе это было нужно?! Вспомнить решил, как ловко умеешь людьми манипулировать? Отыграться за этот их примитивный заговор с бомбой? Подлец… Господи, о чем я думаю?!»
- Гошка! - Женя прижалась к нему и с неженской силой рванула за руки, чтобы уши не зажимал. - Посмотри на меня! Вернись! Где ты?!
Гош поднял на нее глаза, полные с трудом удерживаемого безумия.
- Извини… - пробормотал он.
Женя отпустила его и медленным движением натянула куртку.
- Ты вспомнил… - выдохнула она. - Боже мой, ты вспомнил…
Гош с трудом встал на ноги.
- Что же нам теперь делать? - спросила Женя непонятно кого. Голос у нее был такой, что вот-вот заплачет.
- Извини, - повторил Гош. Повернулся и чуть ли не бегом направился к унылым сараям артиллерийских складов.
- Я люблю тебя! - простонала Женя ему вслед. - Я же тебя люблю…
Может быть, Гош ее услышал. А может, и нет. В любом случае он нырнул в разбитые таранным ударом тягача ворота ближайшего склада и пропал.
Женя встала и пошла неведомо куда, на ходу непослушными пальцами застегивая куртку. Уткнулась в какой-то проволочный забор. Кровь бешено пульсировала у Жени в висках, перед глазами все плыло. Девушка положила ладони на проволоку и медленно сжала кулаки. Острые шипы пробили кожу, но боль не принесла облегчения. Это была совсем не та боль, которой она хотела.
Издевка судьбы. Всего лишь колючая проволока.
Гош явился через полчаса. Из нагрудного кармана у него торчал серебристый длинный ключ.
Женя невидящим взглядом буравила контрольно-следовую полосу и время от времени слизывала с ладоней кровь. Выражение лица у нее было такое, что трижды задумаешься, прежде чем спросить, который час.
- Как ее звали? - поинтересовался Гош у Жениного затылка. - Как она выглядела?
- Идиотка… - пробормотала Женя.
- Помоги мне! - потребовал Гош.
- Я не знаю…
Гош взял девушку за плечи и развернул к себе лицом.
- Не знаешь?!
- У тебя было кольцо… Я видела…

- Когда? В каком году?
- В девяносто седьмом… Кажется.
- А сейчас какой?!
- Откуда я знаю…
- И я не знаю, - согласился Гош, отпуская Женю и внимательно разглядывая свою правую руку. - И куда я его дел, это кольцо?!
- Да отстань ты от меня! - взмолилась Женя. - Ну что мне теперь, со стыда утопиться?!
- С какого еще стыда? Это мне хоть в петлю. Женька! Ты прости меня, ладно?!
Вместо прощения Гош схлопотал увесистую пощечину.
- Слава богу! - облегченно воскликнул он, хватаясь за щеку. - Пациент скорее жив, чем мертв. А это что еще такое? Покажи!
- Пошел ты!!!
- Тихо! Возьми аптечку, обработай ладони. Или насильно вымажу зеленкой. Бегом!
- Скотина!!! - заорала Женя, врезала было обидчику с другой руки, но только ушиблась о ловко подставленный блок. Гош схватил ее за руки. Отбил коленом удар в пах. Еще один. Притянул девушку к себе вплотную. И провел ее ладонью по своей щеке, украсившись кровавой полосой.
- Вот так, - сказал он.
Женя не выдержала и разрыдалась. Гош крепко обнял ее.
- Это безумие… - простонала Женя, глотая слезы. - За что?!
- Безумие, - отозвался Гош.
- Я не знаю, как она выглядела. Не знаю, была ли она вообще. Может, ее и не было… Гошка, а если вы развелись… Как это можно - потерять обручальное кольцо? Может, ты с ней развелся, а? - бормотала Женя, всхлипывая.
Гош снова поднес к глазам правую руку.
- Зачем же я тогда женился? - спросил он.
- Ну разводятся люди, бывает…
- Сомневаюсь, - пробормотал Гош. - Что я, совсем ребенок, что ли?
- Ты не думай, - попросила Женя. - Ты опять думаешь. Ты все время только и делаешь, что думаешь… Переживаешь. Зачем?
- Такой на свет уродился. Солнышко, пойдем к машине. Возьмем аптечку, залижем ранки… Не хочу я тебе потом руки ножовкой отпиливать. И кормить с ложечки остаток дней.
- Другие найдутся. - Женя достала из кармана грязноватый платок и утерла слезы. - Желающие.
- Ну вот и замечательно, - Гош мягко тащил девушку к машине.
- Да что замечательно?! - взорвалась Женя. - Ты вспомнил или нет?!
- Ты чего на меня орешь, чудо? - спросил Гош почти ласково. - Я не буду сейчас с тобой ссориться. И потом не собираюсь.
- Конечно, не будешь! Потому что я уйду. Сегодня же!
Гош не стал комментировать это заявление. Он просто сунул руки в карманы и отошел к «Лендроверу». Забрался внутрь, покопался там и выбрался наружу с аптечкой в руках. Поманил Женю пальцем. И она подошла. Ей действительно хотелось убежать немедленно хоть к черту на рога, лишь бы подальше от этого человека. Но в то же время что-то ее удерживало от такого опрометчивого шага. То ли смутная надежда, что Дымов опомнится и перестанет жить воспоминаниями, то ли обычная жалость. Кроме того, совершать резкие движения было страшновато. Гош только с виду казался милым и ласковым. На самом деле в каждом его жесте сейчас проскальзывала едва сдерживаемая злость. Вечером Костя во всех подробностях рассказал Жене, как Гош себя вел при обстреле города и переговорах с местными. И кое-что об этом человеке Женя поняла.
Он не мог и не хотел командовать людьми просто так, для удовольствия, из желания лидировать. Ему обязательно нужна была цель. И только что она у Дымова появилась. Фактически Женя сама накликала весьма опасное развитие событий. Час назад Гош побаивался ехать в Москву, не зная, какого рода воспоминания его там ждут и как они изменят его жизнь. А вот теперь он уже не боялся ничего на свете. И если его не сдерживать, он пройдет сквозь все препятствия, как нож сквозь масло. Весело размахивая атомной бомбой. А если «тупые» в нее не поверят, то постреливая из всех доступных видов оружия. И никакие горы трупов на этом пути к воспоминаниям о потерянной любви Дымова не остановят.
Гош сел на подножку машины, протянул Жене мыло и бутылку с водой, и та принялась мыть руки. Порезы щипало.
- Когда Би-би-си сообщила о том, что принцесса Диана и принц Чарльз подали на развод, - сказал Гош негромко, - по всей Великобритании был зафиксирован беспрецедентный скачок нагрузки на сеть энергоснабжения. Что бы это значило? Время.
Женя сунула ему под нос кулак с оттопыренным большим пальцем.
- Ну?
- Англичане в ужасе бросились к своим электрическим кофеваркам.
- Умница. Один-один.
- Почему?!
- Держи зеленку. Потому что очко ты мне должна за сегодняшнее.
- Что, прощение выпрашиваешь? - догадалась Женя. - На коленях?
- А ты у меня?
Женя не удержалась и поцеловала его в макушку. От мягких черных волос пахло банным мылом.
- Почему ты мне раньше не сказала?..
- Извини. Я в городе была, когда вспомнила про твое кольцо. У меня просто времени не было. И… Сам понимаешь, я тоже на нервах. Мне всю ночь Малыш снился. И ты. Гош, как же мы теперь будем, а?
- Не уходи, - попросил Гош. - Только не уходи, ладно? Ты мне нужна. Ты единственный человек в нашей банде, который имеет надо мной власть.
«Угадала, - подумала Женя. - Но он… все понимает. Столько эмоций и такой при этом жесткий самоконтроль. Мне бы так научиться. Господи, ну почему такие парни всегда достаются кому-то еще? Чем она лучше меня? Стерва».
- Я останусь, - кивнула Женя, с сомнением разглядывая пузырек зеленки. - Пока что.
- Спасибо.
- Ты не переживай так, Гош. Ну дура я, что уж теперь.
- Почему дура? Все было очень хорошо. Кто же знал, что меня так скрутит… Извини.
- Я могу хотя бы надеяться?.. - неожиданно для себя выпалила Женя с отчаянием смертника. Раздиравшая душу обида куда-то улетучилась, осталась просто горечь и острое желание все исправить. «А потом - куда он денется, когда поймет, что прежнюю жизнь не вернешь? Ко мне. Кто еще пережил весь этот ужас с ним рука об руку?»
- А почему бы тебе не надеяться? - Гош смешно вылупил глаза. - Если, конечно, я не застрелюсь. Только куда мне… Воспитание не то.
- Ты уже все просчитал… капитан, - Жене даже стало немного обидно за ту, которую она про себя не очень-то справедливо обозвала стервой.
Гош заложил руки за спину и прошелся вдоль борта машины. Вернулся. Лицо его совершенно ничего не выражало. Снова ушел. Женя, воспользовавшись моментом, спрятала зеленку в аптечку и забросила коробочку через окно в салон.
- Весь этот год она была со мной, - сказал Гош, тоскливо кивая своим мыслям. - Незримо присутствовала рядом. Я даже не помнил о ее существовании, а она - была. И вставала между мной и любой женщиной, которая попадалась на моем пути. Я просто этого раньше не чувствовал. А ты для меня значишь… Много. Да, много. Понимаешь, Женя, наша амнезия как-то связана с эмоциональной значимостью событий и переживаний. Я бьюсь над этим феноменом очень давно. Пытаюсь разгадать, и ничего не выходит. У нас стерто из памяти все то самое главное, без чего мы не люди, а так, двуногие прямоходящие. Гуманоиды. Как это вернуть? Будить старые эмоции новыми, такими же сильными? Всем поголовно влюбиться, чтобы потом осознать, что у нас за плечами осталась другая любовь? Слуга покорный… Убивать людей, чтобы понять, как это дурно? Ты хоть представляешь, что нас всех ждет?!
Он снова повернулся к Жене, глаза его неестественно блестели, и Женя поняла, что это слезы.
- Нет, - честно сказала она. - Не представляю. И не хочу представлять. А ты не думай о плохом. Думай о хорошем. О том, что у тебя в этом мире нашлись замечательные друзья. О том, что я рядом, например. О том, что ты совершил очень мужественный поступок, спасая меня от «тупых». Знаешь, как я тебе за это благодарна? И ребята тобой жутко гордятся.
- Это когда - поступок? - удивился Гош.
- Когда по городу стрелял.
- И что, спас? - Гош коротко хохотнул. Довольно визгливо; он то ли был на грани истерики, то ли уже эту грань давно проскочил.
- Какая разница? Ты это сделал. И спасибо тебе. Раньше из-за меня никто такого не совершал. Ты первый.
- …и герой получил заслуженную награду! - Гош достал сигареты, руки у него заметно тряслись. - Ладно, забудем. Впереди масса приключений! Это вы хорошо придумали с ядерной миной. Чья идея? Твоя?
- Да что ты! Это Цыган.
- Тьфу! Славен момък се явил…
- Что?
- Славный парень объявился. Блин, ну откуда из меня лезет эта болгарщина, откуда?! Цыган сам таких слов не знает… И не надо ему, из него болгарин, как из меня индеец! А мне все надо! И чем больше, тем больнее! Костя тут разорялся, какого черта, видите ли, вспомнил про «Красные крылья» и Кубок Стенли! Понятно, какого черта. Потому что на фиг ему не сдались эти «Крылья», вот какого…
Зажигалка не работала, и Гош в сердцах швырнул ее оземь.
- Численность пожарной команды в Древнем Риме достигала пяти тысяч человек! - прокричал он куда-то в небо. - Цезаря считали парнем со странностями, потому что не любил мужиков! Анализ фекалий из оборонительного рва показывает, что основной пищей легионеров был хлеб грубой выпечки с большим содержанием отрубей! Плиний Младший… Чтоб он провалился! Знать не хочу Плиния Младшего! Хочу знать, когда меня в первый раз ударили по морде! Когда невинность потерял! А вдруг у меня дети были? А?! Но главнее всего, оказывается, знать, что Алан Александр Милн отвечал на вопрос о причинах своей женитьбы! А о причинах моей женитьбы кто-нибудь что-нибудь может рассказать? Черта с два! Почему тебя в Древнем Риме нельзя было бы казнить удавкой?! - Тут Гош поперхнулся и умолк. Перестал размахивать незажженной сигаретой, подобрал зажигалку и наконец-то закурил. Измазанная кровью щека нервно подергивалась.
Женя задумалась.
- А почему? - спросила она.
Теперь задумался Гош.
- Ты о чем? - поинтересовался он с неподдельным интересом.
- Почему меня нельзя было бы казнить удавкой?
- А-а… Ну, я даже толком не знаю. Какие-то религиозные мотивы.
- А как же тогда женщин казнили?
- Головы рубили, - не моргнув глазом, соврал Гош. Он спустил пар, ему уже стало легче и очень не хотелось малокорректными намеками портить с трудом налаженные отношения. Он действительно не хотел терять Женю. Во-первых, после истории с вылазкой на разведку чувствовал себя ответственным за ее безопасность. Во-вторых… Просто не хотел, и все тут.
Из-за бетонного забора послышался рев и лязг.
- Наконец-то! - воскликнул Гош с облегчением. - Не прошло и месяца.
У самых ворот двигатель тягача взревел оглушительно и вдруг тихо зарокотал на холостых оборотах.
- Деликатные! - усмехнулся Гош.
Женя подошла к нему вплотную и крепко взяла обеими руками за отвороты куртки.
- Знали бы они, что тут на самом деле произошло… - сказала она. - Гош, ты только обещай, что не прогонишь меня.
- Да зачем же мне тебя гнать…
- Тогда и я не уйду, - пообещала Женя. - Все, договорились?
- Конечно.
Женя коротко чмокнула его в ту щеку, на которой не было крови, и ушла за водой. Не хватало еще отважным Регуляторам графства Линкольн застать их лидера в таком состоянии. Ошарашенного его здесь видели частенько. А вот окровавленного… Хватит с них.
Тягач снова рыкнул и заполз в ворота. Гош затоптал сигарету, расправил плечи, сделал глубокий вдох и пошел руководить.
* * *
На въезде в город стоял до боли знакомый БТР с четырьмя автоматчиками на броне. Гош решил не пугать местное население попусту и заблаговременно сбросил газ. Тягач сбавил ход и остановился в нескольких метрах от заставы. Один из «тупых» спрыгнул на асфальт и неспешно подошел к машине. Гош, разминая налившиеся свинцом кисти, выбрался наверх.
- Вызови мне Олега, - распорядился он. - Скажи, это срочно.
«Тупой», не говоря ни слова, ушел обратно. Гош обернулся и неприязненно поджал губы. Регуляторы в полном составе, включая Женю, облепили миномет. Они курили и что-то бурно обсуждали, время от времени бросая неодобрительные взгляды на БТР. Вспомнили, наверное, сколько крови выпила у них эта машина за последние дни. И не только в переносном смысле.
Гош вышел на корму тягача, посмотрел вниз, проверяя, как себя чувствует сцепное устройство. Спрыгнул на асфальт и заглянул под цистерну с соляркой - вдруг потекла. Техника беспокоила его постоянно, он слишком плохо разбирался во всем этом железе, для того чтобы полностью ему доверять. Когда у тебя на хвосте болтается здоровенный бензовоз…
- Едет! - крикнули с БТРа.
- Спасибо! - машинально ответил Гош и ушел к миномету.
- Ты еще поцелуйся с ними, - посоветовал Костя. - Слушай, капитан, мы тут думаем - на фига «тупым» эта железяка с колесиками? Еще поранятся…
- Давай ее задавим, - предложил Большой.
Гош сбросил шлемофон за спину и разлохматил пальцами взопревшую шевелюру. В какой-то степени идея была неплохая. Судя по всему, из имеющегося в Туле парка бронетехники завести «тупым» удалось только две единицы - этот БТР и угнанный Гошем тягач. Потеряв боевые машины, «тупые» расстались бы и с лишним гонором. Могло в значительной степени ослабеть давление города на окрестные села. Хотя… «Олег и Главный, вот кто здесь страшнее танка, - подумал Гош. - И еще этот, как его, Вован. Сковырнуть бы эту троицу! Как-нибудь походя. Чтобы не задерживаться. Нам тормозить некогда, впереди Москва».
- Сколько весит миномет? - деловито поинтересовался Костя.
- Пустой двадцать семь тонн. Не дурите, мужики, там стрелок в башне. Видите, стволы шевелятся? Тот, что побольше, - двенадцать миллиметров. Расковыряет нам броню, что делать будете?
- А «мухи» на что? - Костя похлопал ладонью по притороченным к броне зеленым цилиндрам одноразовых гранатометов.
- А ты раньше стрелял из «РПГ-18»? Я, например, ни разу.
- Не уходи от темы, капитан.
Гош достал сигареты.
- Ситуация невыгодная, - сказал он уклончиво.
- Да не сейчас! Когда в тыл ему зайдем.
- Эта штуковина давно нарывается, - поддакнул Цыган.
Гош нервно затянулся. Еще несколько минут назад ему и в голову не приходило озаботиться восстановлением справедливости в отдельно взятом городе. Но сейчас как-то все свалилось в одну кучу - проклятый бронетранспортер, ущербное местное троевластие, желание дать объездчикам разрядить накопившуюся злобу… «А почему бы и нет?»



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [ 21 ] 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.