read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Блюмберг. Давайте не будем тратить на это время. Сами вы это прекрасно
знаете, а тому, для кого предназначена эта кассета, объясните своими
словами. Нет у меня никакого настроения читать лекции для ваших толстомясых
боссов..."
* * *
"Толстомясые боссы" не очень понравились Шишковцу, но Профессор жестом
попросил его не останавливать запись.
* * *
"Блюмберг. Встречный вопрос, коль уж мы затронули эту тему. Как вам
удалось поставить на уши все контрольные телесистемы Германии? И меньше чем
за сутки. Понимаю: в Союзе, то есть в России, там довольно приказа. Но
здесь, в чужой стране?
Профессор. Мы сотрудничаем. У нас много общих врагов. Наркотики,
терроризм.
Блюмберг. Значит, под маркой поиска террористов вы и провернули это дело?
На пару часов раньше - и вы бы меня засекли. Я как-то и сам не сразу понял,
что происходит.
Профессор. Значит, это был ты?
Блюмберг. Мои люди. Все данные о каждом человеке, который имел хотя бы
косвенное отношение к переговорам, зафиксированы и хранятся в сейфе.
Профессор. И что ты будешь с этой информацией делать?
Блюмберг. Это будет зависеть от того, что будете делать вы. Давайте,
учитель, немного посидим и помолчим. Я мечтал об этой минуте двадцать три
года..."
* * *
Странная, глубокая тишина храмового зала. Негромкий орган.
* * *
"Блюмберг. Как вы жили все эти годы. Профессор?
Профессор. Работал. А ты?
Блюмберг. Тоже.
Профессор. Я прочитал обе твои книги. Ну, про нравы нашей конторы я и без
тебя знал. А книга про французский Иностранный легион очень понравилась. Как
тебя туда занесло?
Блюмберг. Я прослужил там пять лет. Хотел забыть, что я русский.
Профессор. Не удалось?
Блюмберг. Нет.
Профессор. Пишешь еще?
Блюмберг. Нет. Все, что я знал, я написал. А выдумывать скучно и
недостойно этого странного и, в общем, высокого ремесла. Занимаюсь бизнесом.
Профессор. И преуспел, насколько я знаю.
Блюмберг. Преуспел? Может быть. Я как-то об этом не думаю. Ну, есть у
меня миллионов двадцать. Но знаете, за что бы я их все до последнего цента
отдал? Чтобы оказаться с вами во дворе Елисеевского гастронома, взять у
грузчиков две бутылки "Кавказа" по трешке и выхлестать их там же "из горла".
Как мы однажды с вами и сделали. Помните, надеюсь?
Профессор. Конечно, помню.
Блюмберг. Парадоксально, но даже на разных сторонах баррикады мы работали
для одной цели. И самое поразительное другое. То, чего никто из нас не
ожидал: мы ее достигли.
Профессор. У нас были разные цели. Ты разрушая систему снаружи, я пытался
реформировать и укрепить ее изнутри. Можешь радоваться: ты оказался более
прав.
Блюмберг. Рано радоваться. Итог происшедшего не осознан. И не скоро будет
осознан. И не поддается прогнозу будущее. Это самое тревожное.
Профессор. Рад, что ты это понимаешь. Ты не хочешь расспросить меня о
России?
Блюмберг. Вы знаете о ней не больше меня. При всей вашей
информированности. Или даже меньше. Потому что я смотрю на нее снаружи, а вы
изнутри.
Профессор. А вот эту вещь я знаю. Это Пассакалья Баха. Помолчим..."
* * *
Пауза. Негромкий орган. Еще пауза.
* * *
"Блюмберг. А теперь переверните кассету и поговорим о деле. Чем были
вызваны нынешние переговоры?
Профессор. Никаких переговоров не было.
Блюмберг. Мы говорим сейчас не для средств массовой информации, а для
людей, принимающих решения. Переговоры были. Про списки участников я
упоминал. Могу добавить, что у меня есть несколько записей встреч российской
делегации с прибалтами. Секретных встреч. Если называть вещи своими именами,
прибалты послали Россию с ее балтийскими претензиями куда подальше. Без
обиняков. Их поддержали, по существу, скандинавы и немцы. Я не говорю сейчас
о том, разумно ли и справедливо ли это. Я просто констатирую факт. И вопрос
у меня такой: кто инициировал эти переговоры и почему?
Профессор. Я был категорически против.
Блюмберг. Но ваше мнение, как всегда, игнорировали? Вам это не надоело,
учитель? Итак, для чего были начаты эти переговоры?
Профессор. Что именно ты хочешь узнать?
Блюмберг. Я хочу понять, что представляет из себя сегодняшняя Россия.
Можно ли считать эти переговоры знаком того, что Россия отныне будет
выступать с открытым забралом, что ее политика будет прозрачна и моральна и
она будет черпать силы из понятия международной солидарности и национального
достоинства. Или же эти переговоры просто очередная непродуманная даже на
полхода вперед дурь?
Профессор. Дурь..."
* * *
Шишковец остановил пленку.
- Прошу извинить, но мне хотелось бы получить объяснения. Как вы знаете,
я был одним из инициаторов этих переговоров... Кстати, откуда он о них
узнал?
- Я же объяснил вам, Андрей Андреевич, что он профессионал. Не
заставляйте меня повторяться.
- Согласен, профессионал. Но почему переговоры - дурь? И главное: почему
вы с этим согласны?
Профессор приоткрыл фрамугу, впуская в прокуренную Шишковцом комнату
прохладу весеннего консульского сада, немного постоял у окна, глядя на
садовые фонари, и обернулся к вице-премьеру:
- Я отвечу вам словами полковника. Вы уверены, что политика новой России
будет основана на полном доверии к партнеру, будет прозрачной и исходящей из
общих принципов гуманности, уважения национального достоинства и
международного сотрудничества?
- Разумеется, - подтвердил Шишковец. - Мы декларировали такую позицию
России и намерены ее придерживаться.
- Все международные рынки тесно поделены между странами-производителями,
в их отношениях сформировалась сложная система взаимных компромиссов,
позволяющих поддерживать мировой экономический порядок. С чем придет на этот
рынок Россия?
- Россия - богатейшая страна. Нефть, лес, алмазы. Мне ли вам говорить об
этом!
- Нефть, лес и алмазы у нас будут покупать. По бросовым, минимальным
ценам. Сдирая три шкуры за транспорт. Устроит это Россию?
- Нет, разумеется. Мы будем требовать справедливого отношения к себе.
- Вам бы, Андрей Андреевич, родиться лет через пятьсот. К тому времени
мировое сообщество, может быть, примет вполне цивилизованный вид. Обратите
внимание на оговорку: я сказал "может быть". Сейчас этого и близко нет. Вот
вам пример: нынешние переговоры. Хоть кто-нибудь услышал наши призывы к
справедливости? Хоть кто-нибудь откликнулся на них? Скажу вам больше: хоть
кто-нибудь озаботился тем, что загнанная в угол новая Россия может
представлять для мирового сообщества не меньшую опасность, чем Советский
Союз? Ответ вы знаете: нет. До нас никому нет дела, все делят свой пирог.
Так для чего нам были нужны эти переговоры?
- Такова политика новой демократической России: честность, равноправие,
справедливость. Это мы и продемонстрировали на нынешних переговорах. Что
заставило вас так глубоко задуматься?
- Вы не похожи на дурака. Нет, не похожи.
- Спасибо, - нервно ответил Шишковец. - Что привело вас к такому выводу?
Не ответив, Профессор нажал на диктофоне кнопку "Play".
* * *
"Блюмберг. А это какая-то часть хорошо темперированного клавира. Вы
знаете эту вещь?
Профессор. Практически так же, как все: смутно. Знаю, что это я уже
когда-то слышал. И вспоминаю не музыку, а себя в те времена, когда эту
музыку слышал. Тогда я был, пожалуй, счастливее.
Блюмберг. А я, пожалуй, нет. Мне было что терять. Сейчас - нечего. Только
иллюзии. А они не стоят сожаления. Я помню вашу теорию, Профессор. О том,
что если бы после сталинщины страна встала на путь нормального развития,
приняла бы участие в плане Маршалла и отказалась бы от своих геополитических
притязаний, то не возникло бы никакого кризиса. В то время вы не могли,
конечно, знать, какого рода кризис возникнет, что это будет не кризис, а
будничное, в один день, исчезновение СССР. Я не без скепсиса относился к
вашим теориям. И лишь в памятные дни 91-го понял, что ваши прозрения были
поистине пророческими.
Профессор. У меня было больше информации, чем у других. И относился я к
ней как к информации, и только. Если бы в Политбюро не поверяли каждое слово
идеологией, они сами пришли бы к этому выводу. В нашей стране очень нетрудно
стать пророком.
Блюмберг. Вернемся к действительности. У России три пути. Как вы
понимаете, я говорю это не для вас, а для тех, кто будет слушать эту
кассету. Вы все это и без меня прекрасно знаете. Первый путь - тот, о
котором мы говорили. Прозрачная политика, сотрудничество, честная



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [ 21 ] 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.