read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



чешуей, и уже секунду спустя мои спутники яростно оттирали
пострадавшие ладони о штаны, о голенища и о полы курток.
- Вы глава делегации? Предъявите...
Белесый сгусток приглашающе возник передо мной, и я
замешкался только на секунду. Рука моя утонула будто в тине -
действительно, прикосновение не из приятных.
Большую часть искателей приключений, решившихся пересечь
Рубеж без должных на то оснований, больше никто никогда не видел. А
среди тех, кто был отвергнут Досмотром и вернулся обратно, не
оставалось охотников даже близко подходить к Рубежу.
У нас были основания и была виза, проставленная золотой
иголкой уполномоченного старичка. Никто из нас не пытается пронести
через Досмотр ни украденных мыслей, ни запрещенных заклинаний. За
себя, Рама и Хостика я ручаюсь. А Сале... она ведь лучше нас знает,
что можно нести через Рубеж, а что нельзя?!
- Спасибо. Предъявите личности для досмотра.
Сале тяжело задышала. Покачнулась, ухватилась за Рама;
провела ладонью по лицу - успокоилась, зато теперь засопел к'Рамоль.
Что он предъявляет - коллекцию совращенных девственниц? Набор
благодарностей от спасенных пациентов?
Хостик опустил плечи. Пошатнулся, но устоял; Хостику трудно,
я понимаю. В его багаже столько загубленных...
Я не успел довести мысль до конца. Досмотр накрыл меня,
режущий свет сменился темнотой, и в этой тьме жил еще один голос -
сухой и скрипучий:
- Вы пытаетесь провести через Досмотр второго человека?
Вторую личность? Без визы, без документов, даже без линии жизни?
- Это тоже я, - сказал я, с трудом разлепив губы. - Он - это
тоже я... На мне заклятье.
- Вам известно, что лица под таким заклятьем, как у вас, не
имеют права пересекать Рубеж?
- Я думал...
Ничего я не думал. Впервые слышу. Никто меня не предупредил!
- Я уже очень давно под заклятьем, - я говорил, не заботясь
тем, слышат ли меня спутники. - Тот, кем я был... умер. Это тень,
воспоминание... а не человек. Пропустите меня, пожалуйста. Мне очень
нужно...
- Всем нужно, - желчно сказал голос. - Вам известно, что лиц,
уличенных в нарушении визового режима, постигает административная
ответственность?
Я молчал.
Вот они, недобрые предзнаменования. Вот она, встреча с
Шакалом; к'Рамоль, Хостик и Сале окажутся по ту сторону Рубежа, а
меня, по всей видимости, больше никто никогда не найдет.
Бесславный, идиотский финал.
Рука моя легла на рукоять меча. Просто так, механически - я
прекрасно понимал, что сила здесь ничего не решает.
- Ну? - желчно спросил скрипучий голос.
- Что? - спросил я в ответ.
Молчание. Чернота, головокружение; глухо, будто из-под земли,
доносился хрипловатый голос Сале... но слов я все равно не разбирал.
- Впредь будьте осмотрительнее, - порекомендовал скрипучий
голос. Я проглотил вязкую слюну.
Тьма рассеялась; свет снова ударил в глаза, и пришлось
прикрыть лицо ладонью. Сквозь пальцы я рассмотрел бледное лицо
к'Рамоля, красное - Сале и невозмутимое - Хостика.
- Счастливого пути за Рубеж!
Резкий белый свет медленно сменился мягким, белесым. Мы
стояли в снегу. И лошади наши стояли в снегу; снег валился живописными
лохматыми хлопьями, и пахло дымом. Я снова приложил ладонь к
слезящимся глазам.
- Предупреждать надо, - глухо сказала Сале. - Чуть не влипли!
- Что ты ему дала? - требовательно спросил к'Рамоль. Сале
молча взобралась в седло.
- Что ты ему дала?!
- Взятку, - отозвалась Сале устало. - Поехали, нам туда, к
жилью.
- Мы уже за Рубежом?
Благоговейный голос Хостика скрежетнул железом о стекло. Я
отнял руки от лица.
Наш палач, всю дорогу хранивший невозмутимость, стоял,
подставив ладони летящему снегу, и по страшной физиономии его
растекалась радостная, детская улыбка. За Рубежом... Надо же,
вырвался!
- Я понимаю, что взятку, - к'Рамоль не давал сбить себя с
толку. - Я спрашиваю, что именно ты ему дала?!
Сале помолчала, решая, по-видимому, стоит ли отвечать.
Вздохнула, пожала плечами:
- Артефакт... железный крючок для ловли саламандриков.
Ничего, с князя новый стребую... Когда будем делать визу для ребенка -
что-то надо будет придумать и для Рио, иначе на повторный Досмотр не
стоит и соваться.
Сале смотрела теперь на меня. С вопросом - и одновременно с
упреком.
- Я не знал, - сказал я хмуро. - Не знал, что у них такие
правила!
Сале, Сале, вот так Сале...
Поняла ли она, в чем заключались претензии Досмотра? И если
поняла - как восприняла новость? В отношении Заклятых всегда было
полным-полно предубеждений...
- За дело, - хрипло велел я, забираясь в седло. - Сперва
найдем младенца, а потом... потом посмотрим.
Хостик улыбался, глядя в пасмурное небо. Улыбка преобразила
его лицо - будто сфинкс, переживший века, вдруг вывалил из суровой
каменной пасти розовый влажный язык.
Чумак Гринь, сын вдовы Киричихи
Исчезник больше не появлялся. Будто ушел обратно в свою
скалу. Миновала неделя; младенец жрал, как не в себя, и рос так, что
чуть не лопалась кожа. Уже пытался сидеть, ползал на четвереньках и
заползал в самый дальний уголок на печи; Гринь боялся, что очень скоро
и корзина станет для него мала.
Однажды, пососав свою "куклу", младенец внезапно разболелся -
его понесло жидким поносом, глаза затуманились, тельце сделалось
горячим, как разогретый свечной воск. Гринь нашел среди прочих травок
одну "от живота", но и отвар не помог; младенец пищал непрерывно, но и
голос его был какой-то болезненный, слабый. Гринь сидел перед
корзиной, свесив руки почти до пола, и думал, что вот и конец, что он,
сам того не желая, отравил братишку, и только бы дите не мучилось,
только бы скорее все кончилось...
Прошел еще день. Ребенок отощал так, что явственно проступили
ребра, и уже не плакал - лежал тихо. Гринь ходил к знахарке, старая
Ивдя сперва отказалась пустить "чортового пасынка" на порог, но потом,
сжалившись, дала свежий травяной сбор и заговоренное ржаное зернышко.
Еще через день младенец оклемался. Попросил есть, завозился в
пеленках, высвобождая ручки; Гринь глянул на розовые разнопалые
ладошки - и ушел на двор, сел на пороге, опустил голову на руки и так
сидел до темноты.
* * *
Семейство у деда было большое, ртов много, а земли мало.
Женатые сыновья не спешили отделяться; Гриня еще бесштаньком брали на
жнива - будили ночью, когда самый-самый сладкий сон. Посреди двора
стоял воз, уже готовый и снаряженный. Дед, баба, Гриневы дядья, из
которых младший был ему ровесником, отец и мать, двоюродные сестры -
все оборачивались на восход солнца, все слушали, как дед благословляет
новый день и предстоящие жнива, и всех работников, и просит хорошей
погоды, здоровья жнецам и милости от поля.
Едва занимался рассвет, все пешком выходили за ворота и там
уже, за воротами, садились на воз. Вожжи были в руках у отца, кобыла
ступала торжественно, будто понимая, что ее тоже благословили. Со всех
дворов, изо всех ворот выезжали снаряженные возы. Целая процессия
тянулась на поле - и ревнивые глаза соседей отмечали, кто как
снарядился да как подготовился, да сколько жнецов выставил, да вовремя
ли поднялся в это самое главное утро.
Добравшись до своей полосы, слезали с воза. Становились
полукругом и смотрели на рожь - накормит ли? Что за год будет - сытый?
А потом мужчины брали серпы, женщины, принимались вязать
снопы, а малышня вроде Гриня была на подручных работах - воды
принести, еще чего...
И только когда солнце поднималось высоко и первые снопы
стояли уже на стерне - только тогда дед варил в казане кулеш и
садились завтракать, и слаже тех завтраков была только вода в чумацкой
степи.
* * *
Гриня передернуло. Он поднял голову, прислушался; в хате
было тихо. Ребенок, насытившись, спал.
* * *
В степи тоже был кулеш, чумацкий, с салом; сало было
настоящее, старос, темное, с запутанными ходами червячков. А иногда
попадался живой хробачок, и седоусый Брыль балагурил, что без живчика
и сало не сало.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [ 21 ] 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.