read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



начал издавать за границей, стоит многого: "Народная расправа". Статья
"Главные основы будущего общественного строя", тысяча восемьсот
семидесятый год: давайте обществу как можно больше, а сами потребляйте как
можно меньше (но что такое общество, если не эти самые "сами"? начальство,
разве что), труд обязателен под угрозой смерти, все продукты труда
распределяет между трудящимися, руководствуясь исключительно высокими
соображениями, никому не подотчетный и вообще никому не известный тайный
комитет... Конечно, мечтая о таком публично, в уме-то держишь, что успеешь
стать председателем этого комитета. Сволочь.
Все эти мрачные секты, узкие, как никогда не посещаемые солнцем
ущелья, прокисли еще в семидесятых годах и в Европе, и в России; некоторое
время они дотлевали на Востоке, скрещиваясь с националистическим
фанатизмом и давая подчас жутковатые гибриды, но постепенно и там сошли на
нет. Похоже, я опять тянул пустышку.
Позвонил Папазян и попросил принять его - я сказал, что могу хоть
сейчас. Положил трубку и закурил. Настроение было отвратительное.
Квятковский, наверное, уже приехал. А Стаська такая красивая и такая...
приготовленная. А тут еще эти конструкторы нового общества, в которых даже
мне, коммунисту, стрелять хотелось - просто как в бешеных собак, чтоб не
кусали людей. Но это, конечно, как сказала бы Лиза, гневливость - страшный
грех. Конечно, не стрелять - что я, Кисленко что ли. Просто лечить и уж,
во всяком случае, изолировать. "Друзья народа"...
- Ну что? Неужели, и впрямь уже закончили? - плосковато пошутил я,
когда поручик вошел.
- Никак нет, напротив.
- Присаживайтесь. Что случилось?
Он уселся.
- Я позволил себе несколько расширить трактовку полученного задания,
- выпалил он и запнулся, выжидательно глядя на меня. Я помедлил, пытаясь
понять. Тщательно загасил окурок в пепельнице, притоптал им тлеющие крошки
пепла.
- Каким образом?
- Понимаете, - с готовностью начал пояснять он, - материал, который
вы мне дали посмотреть, просто страшен, и он вас, возможно, несколько
загипнотизировал. Я подумал: ведь не все люди столь решительны и
принципиальны, как бедняга Кисленко. Не каждый, даже вот так вот
сдвинувшись по фазе, сразу пойдет на убийство. И я позволил себе
попробовать посмотреть при тех же признаках менее тяжкие дела - разбойные
нападения, хулиганство...
- Но это действительно уже адова работа.
- Что правда, то правда. Но зато она дала какой-то результат.
Посмотрите. В текущем и в прошлом году, - он протянул мне листок с
нумерованными фактами, - убийств, подобных нашему, нет. А вот инциденты
помельче - есть. Два нелепых избиения в Сухуме. Шесть совершенно
необъяснимых жестоких драк в деревушках в моем родном краю, между Лачином
и Ханкенды. Абсолютно неспровоцированное и абсолютно бесцельное, прямо
средь бела дня, нападение на городового на Манежной площади в Москве.
Я внимательно прочитал список. Интересно...
- А вы молодец, поручик, - сказал я. Он покраснел от удовольствия; он
вообще легко краснел, как Лиза просто. - Молодец. Я понятия не имею пока,
есть ли тут какая-то связь с нашим делом, но типологическое сходство
налицо.
- Ну да! - возбужденно кивнул Папазян. - И главное, все субъекты
преступления либо были явно под газом, и поэтому их объяснения, что, мол,
о своих действиях они не помнят и объяснить их не могут, сразу принимались
на веру, либо утрата памяти списывалась, скажем, на полученный удар по
голове, и дальше опять-таки анализировать происшествие никто не пытался.
- Интересно, - уже в слух сказал я. - И, конечно же, поскольку
преступное деяние было не столь жестоким и бесчеловечным, как в случае с
Кисленко, то и гибельного психологического шока не возникало, человек
продолжал жить. Память об аберративной самореализации, вероятно, просто
вытесняется в подсознание. Интересно, черт! Вот бы проверить, изменился ли
у этих людей характер, стали ли они раздражительнее, грубее, пугливее...
- Еще одна адова работа, - с восторгом сказал Папазян.
- Нет, не отвлекайтесь пока. Если набежит совсем уж интересная
статистика, проверкой такого рода займутся другие. Продолжайте так, как вы
начали - расширительно.
- Есть! - Папазян встал. Запнулся, а потом застенчиво спросил: -
Господин полковник, а у вас уже есть версия?
- А у вас? - спросил я, откинувшись на спинку стула, чтобы удобнее
было смотреть стоящему в лицо.
- Так точно!
- Ну-ка...
- Неизвестный науке мутантный вирус! Он поражает центры торможения в
мозгу, и больной проявляет агрессивность по пустяковым, смехотворным для
нормального человека поводам, а затем сам не помнит того, что совершил в
момент помутнения. Но остается потенциальным преступником, потому что
вирус никуда не делся, сидит в синапсах. Возможно, нам грозит эпидемия.
- Да вы совсем молодец, Азер Акопович! Браво!
- Вы думаете примерно так же?
- Чтобы подтвердить версию о недавней мутации и ширящейся эпидемии
нужно - что?
Он поразмыслил секунду.
- Видимо, показать статистически, что подобные случаи год от года
становятся многочисленнее, а какое-то время назад их вообще не было.
- Вам и карты в руки, - я вздохнул. - У меня тоже есть версия, Азер
Акопович, и ничем не лучше вашей. Она основана на одной-единственной фразе
Кисленко...
- На какой? - жадно спросил Папазян.
- Простите, пока не скажу. Идите.
Он четко повернулся и пошел к двери.
- Ох, секундочку!
Он замер и повернулся ко мне снова.
- Скажите, вы знаете такого писателя - Януша Квятковского?
- Да, - удивленно ответил Папазян. - Собственно, он поэт... Поэт и
издатель.
- Хороший поэт?
- Блестящий. Одинаково филигранно работает на польском, литовском и
русском. Он молод, но уже не восходящая, а вполне взошедшая звезда.
- Молод - это как?
- Ну, я не знаю... где-то моего возраста.
Значит, он моложе ее. И довольно прилично, лет на пять - семь.
- И о чем он пишет?
- Вот тут я с его стихами как-то не очень. Уж слишком он бьет себя в
грудь по поводу преимуществ католицизма. И вообще - польская лужайка самая
важная в мире.
- Ну, - проговорил я задумчиво и, боюсь, с дурацким оттенком в
общем-то несвойственной мне назидательности, - чем меньше лужайка, тем она
дороже для того, кто на ней собирает нектар.
Папазян улыбнулся.
- Мне ли не знать?
- А, так просто Квятковский не ту лужайку хвалит?
Мы с удовольствием посмеялись. Среди бесконечных разбойных нападений
и мутантных вирусов явно недоставало дружеского трепа. Наверное, чтоб
доставало, нужно быть поэтом и издателем.
- А зачем это вам, Александр Львович?
- Неловко кушать коньячок с человеком, которого совсем не знаешь, а
он знаменит.
- Ну и знакомства у вас! - завистливо вздохнул Папазян.
Знакомство. Что ж, можно назвать и так. Родственник через жену. Я
жестом отослал поручика: сделав сосредоточенное лицо, показал, как
набираю, набираю что-то на компьютере.
Значит, она с националистами связалась. Мало нам печалей. Только бы
не ляпнула, дурочка, что дружит с полковником российской спецслужбы. Он ее
тогда ни за что не опубликует.
Судя по времени, уже картошку доедает. Переходим к водным процедурам.
Интересно, успела она спрятать коньяк или забыла?
Или не собиралась даже, только делала вид?
Размахайка на голом и ленточка в ароматных волосах. Тонус не тот...
Мутантный вирус, значит. Что ж, идея не хуже любой другой. Мы, между
прочим, об этом не подумали. Надо быть мальчишкой, чтобы такое измыслить.
А ведь при вскрытии тела Кисленко эту версию не отрабатывали. Надо
уточнить, не было ли отмечено каких-либо органических изменений в мозгу.
Может, произвести повторное?.. Ох, ведь жена Кисленко, наверное, уже
забрала тело. Бедная, бедная.
Если вирус - значит, у нас с Круусом есть шанс в ближайшем будущем
слететь с нарезки. Интересно. Вот сейчас щелкнет что-то в башке - и я,
ничуть не изменившись в смысле привязанностей, превращусь в персонаж
исторического фильма. Ввалюсь к Стаське, замочу ее борзописца из штатного
оружия, потом ее оттаскаю за волосы...
Интересно, ей это тоже будет лестно? Захлопает в ладоши и закричит:
"Ревнует! Ура!"?
Устал.
Траурные церемонии давно завершились, набережная была пустынна.
Редкие авто с оглушительным шипением проносились мимо, вспарывая лужи и
выплескивая на тротуары пенные, фестончатые фонтаны - приходилось держать
ухо востро. Мрачная Нева катилась к морю, а ей на встречу пер густой
влажный ветер и хлестал в лицо, толкал в грудь. По всему небу пучились
черные лохмы туч, лишь на востоке то развевались, то вновь пропадали синие
прорехи - словно в издевку показывая, каким должно быть настоящее небо.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [ 21 ] 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.