read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



неаполитанец же лезет из кожи вон, чтобы выглядеть богатым: он не стремится
получить состояние, а старается убедить других в том, что оно у него есть.
Потому-то в вашей стране так много людей, которые отказывают себе в самом
необходимом ради того, чтобы иметь лишнее и ненужное. Скупость царит на
самых пышных обедах кулинарная утонченность никому неизвестна что хорошего
у вас едят, кроме ваших макарон? Да ничего: ваши соотечественники абсолютно
не разбираются в сладострастном искусстве разжигать страсти через посредство
изысканной кухни. Все у вас подчинено нелепому удовольствию иметь красивый
экипаж и одеть слуг в дорогие ливреи вот так бережливость предков
соединилась с помпой и роскошью нынешних времен. Ваши женщины, высокомерные
и грязные, капризные и сварливые, не имеют ни вкуса, ни стиля .и не умеют
разговаривать. В другом климате их предприимчивость, хотя и пагубная для
души, по крайней мере могла бы усовершенствовать их ум, а ваши мужчины не в
состоянии использовать даже это их достоинство одним словом, в вашем
обществе сконцентрировано множество пороков и удручающе мало достоинств.
Однако буду справедливой и отмечу кое-что хорошее в вашем народе.
Прежде всего, в нем есть изначальная доброта неаполитанец темпераментен,
вспыльчив и резок, но его дурное настроение мимолетно, и сердце его быстро
забывает обиды и смягчается. Почти все совершаемые здесь преступления -
скорее плоды первого безумного порыва, нежели преднамеренности, и тот факт,
что неаполитанцы прекрасно обходятся без полиции, говорит о их
незлобливости. Они любят вас, Фердинанд, так докажите, что их любовь
взаимна, принесите эту большую жертву. Кристина, королева Швеции, отказалась
от короны из любви к философии, выбросьте же и вы свой скипетр, откажитесь
от власти, которая есть зло и которая обогащает только вас. Помните, что в
нынешнем мире короли ничего не значат, а массы простых людей значат все.
Предоставьте этому народу возможность починить и заново оснастить корабль,
который далеко не уплывет, пока вы стоите у руля сделайте из своего
королевства республику: я хорошо изучила ваших подданных и знаю, что в той
же мере, в какой этот город порождает плохих рабов, он способен дать хороших
граждан. Если вы освободите его энергию, сняв с народа цепи, вы совершите
разом два достойнейших поступка: одним тираном в Европе будет меньше и одним
великим народом больше.
Когда я закончила, Фердинанд, слушавший меня с величайшим вниманием,
спросил, все ли француженки так рассудительны в политике.
- Нет, - ответила я, - и это очень жаль большинство лучше понимают в
рюшках и оборках, чем в государственном устройстве они плачут, когда их
угнетают, и делаются нахальными, получив свободу. Что до меня, фривольность
- не мой порок правда, не могу сказать того же о распутстве... Я жить без
него не могу. Но плотские наслаждения не ослепляют меня до такой степени,
чтобы я не могла рассуждать о нуждах народов. В сильных душах факел страстей
зажигают и Минерва и Венера когда в моем сердце пылает огонь последней, я
сношаюсь не хуже вашей свояченицы {Мария-Антуанетта, королева Франции.
(Прим. автора)} освещаемая лучами первой, я мыслю как Гоббс и Монтескье. А
вот скажите мне, так ли уж трудно управлять королевством? На мой взгляд, нет
ничего проще, чем обеспечить благосостояние народа, чтобы он не завидовал
вам весь секрет в том, что люди перестают быть равнодушными и сторонними
наблюдателями, когда становятся счастливыми я давно бы сделала так, будь на
то моя воля и имей я глупость взять на себя управление нацией. Но помните,
друг мой, я не от деспотизма отговариваю вас - я слишком хорошо знакома с
его прелестями, - я просто советую вам избавиться от всего, что угрожает или
мешает вашему деспотизму, и вы примете мой совет, если хотите остаться на
троне. Сделайте всякого чувствующего человека довольным, если желаете себе
покоя, ибо, когда толпа испытывает недовольство, Фердинанд, она не замедлит
испортить удовольствие и властителю.
- Каким же, интересно, образом сделать это?
- Учредите самую широкую свободу мысли, вероисповедания и поведения.
Уберите все моральные запреты: мужчина, испытывающий эрекцию, хочет
действовать так же свободно, как кот или пес. Если, как это принято во
Франции, вы покажете ему алтарь, на котором он должен излить свою похоть,
если избавите его от глупой морали, он отплатит вам добром. А все цепи,
выкованные сухими педантами и священниками, - это и ваши цепи тоже, и может
статься, что вы пойдете в них на виселицу, так как ваши прежние жертвы могут
отомстить вам {Следует напомнить, что никогда не было так много полицейских
запретов и законов касательно морали, как в последние годы царствования
Карла I и Людовика XVI. (Прим. автора)}.
- Выходит, по вашему мнению, правитель не должен иметь никаких
моральных устоев?
- Никаких, кроме тех, что идут от Природы. Человеческое существо
непременно будет несчастным, если вы заставите его подчиняться иным законам.
Тот, кто пострадал от обиды, должен иметь свободу самому получить
удовлетворение, и он сделает это лучше всякого закона, ибо на карту
поставлен его собственный интерес кроме того, ваших законов легко избежать,
но редко уходит от возмездия тот, кому мстит обиженный.
- По правде говоря, все это не по мне, - со вздохом признался
венценосный простак. - Я вкушаю плотские наслаждения, я ем макароны,
приготовленные плохими поварами, я строю дома без всяких архитекторов. Я
собираю старинные медальоны без советов антикваров, играю в бильярд не лучше
лакея, муштрую своих кадетов как простой фельдфебель но я не рассуждаю о
политике, религии, этике или государственном устройстве, так как ничего в
них не понимаю.
- Но как же живет ваше королевство?
- О, оно живет само по себе. Неужели вы считаете, что король должен
быть непременно мудрецом?
- Разумеется, нет, и вы тому доказательство, - ответила я. - Но это
меня не убеждает в том, что властитель людей может обойтись без разума и
философии я уверена, что без этих качеств монарх в один прекрасный день
увидит, что его подданные взялись за оружие и восстали против своего глупого
господина. И это случится очень скоро, если только вы не приложите все силы,
чтобы не допустить этого.
- У меня, между прочим, есть и пушки, и крепости.
- А кто стоит за ними?
- Мой народ.
- Когда он устанет от вас, он повернет и пушки, и ружья против вашего
дворца, захватит ваши крепости и низвергнет вас.
- Вы меня пугаете, мадам! Что же мне делать? - с нескрываемой иронией
спросил Фердинанд.
- Я уже сказала вам, берите пример с опытного наездника: вместо того,
чтобы тянуть за поводья, когда лошадь рвется вскачь, он мягко ослабляет их и
дает ей свободу. Природа, разбросав людей по всему земному шару, дала им
всем достаточно ума, чтобы заботиться о себе, и только в минуту гнева
внушила им мысль о том, чтобы они посадили себе на шею королей. Король для
политического организма - то же самое, что доктор для физического: вы
приглашаете его, если заболели, но когда здоровье восстановлено, его следует
выпроводить, иначе болезнь будет длиться до конца вашей жизни, ибо под
предлогом лечения доктор останется на вашем содержании до могилы {Недаром
римляне назначили диктатора, только когда отечество было в опасности. (Прим.
автора)}.
- Ваши рассуждения очень сильны, Жюльетта, и они мне нравятся, но...
признаться, вы внушаете мне страх, потому что вы умнее меня.
- Тогда тем более вам следует поверить моим словам. Ну да ладно, сир,
коль скоро моя мудрость пугает вас, оставим этот разговор и перейдем к
приятным вещам. Так что вы желаете?
- Говорят, у вас самое красивое в мире тело, Жюльетта, и я хотел бы
увидеть его. Возможно, не таким языком я должен говорить, если учесть ваши
аристократические манеры. Но я не обращаю внимания на условности, дорогая. Я
навел справки о вас и о ваших сестрах и знаю, что несмотря на ваше огромное
богатство вы, вне всякого сомнения, отъявленные шлюхи все трое.
- Ваши сведения не совсем точны, мой повелитель, - с живостью заметила
я, - ваши шпионы ничем не отличаются от ваших министров: они также воруют у
вас деньги и ничего не делают. Словом, вы ошибаетесь, но это не важно. Со
своей стороны я не расположена играть роль весталки. Просто надо
договориться о терминологии. Во всяком случае, ваша победа надо мной будет
ничуть не труднее, чем она была для вашего шурина, герцога Тосканского.
Теперь послушайте меня. Хотя вы заблуждаетесь, считая нас шлюхами, и мы не
такие на самом деле, абсолютно достоверно, что по порочности и
развращенности нам нет равных, и вы, если пожелаете, получите нас всех
троих.
- Вот это другое дело, - сказал король, - я с великим удовольствием
развлекусь со всем семейством сразу.
- Хорошо, вы получите это удовольствие, и взамен мы просим немного: вы
оплачиваете наши расходы в Неаполе в течение предстоящих шести месяцев, вы
платите наши долги, если они вдруг у нас появятся, и гарантируете нам полную
безнаказанность несмотря на любые наши шалости.
- Шалости? - удивился Фердинанд. - Что это за шалости?
- Я имею в виду насилие в самых разных и подчас невообразимых формах
мы с сестрами не останавливаемся ни перед чем, там где речь идет о
преступлениях мы совершаем их в свое удовольствие и не хотим, чтобы нас за
это наказывали.
- Согласен, - сказал Фердинанд, - только постарайтесь, чтобы это не
слишком бросалось в глаза и чтобы вашими мишенями не сделались ни я, ни мое
правительство.
- Нет, нет, - успокоила я его, - это нас не привлекает. Мы оставляем
власть в покое, хороша она или плоха, и предоставляем самим подданным решать
вопросы со своими королями.
- Прекрасно, - кивнул мой собеседник, - давайте обсудим наши
удовольствия.
- Вы уже сказали, что хотите насладиться и моими сестрами.
- Да, но начнем с вас. - И, проводив меня в соседнюю комнату,
неаполитанец указал на женщину лет двадцати восьми, почти обнаженную,



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 [ 205 ] 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217 218 219 220 221 222 223 224 225 226 227 228 229 230 231 232 233 234 235 236 237 238 239 240 241 242 243 244 245 246 247 248 249 250 251 252 253 254 255
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.