read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



останешься отъявленной ведьмой. Но что скажет сестрица Олимпия?
- Пусть говорит, что хочет. Если меня подмывает совершить преступление,
в моем сердце нет заботы о репутации.
Я согласилась да и могла ли я остаться равнодушной к злодейству?
Настолько дорого мне все, что несет на себе его печать, что я, не
раздумывая, припадаю к нему, как к живительному источнику. Итак, я
использовала этого итальянца - скорее из нужды, нежели из привязанности.
Клервиль обещала взять на себя все повседневные заботы, которыми занимался
он, и на этом полезность Сбригани была исчерпана: я дала согласие на его
уничтожение. Олимпия также не возражала, и на следующий день, выпив ад из
рук Клервиль, Сбригани отправился в ад сообщать демонам о том, что дух зла,
скрывающийся в теле живой женщины, в тысячу раз опаснее, чем тот, которым
священники и поэты населили Тартар. Завершив эту операцию, мы отправились
осматривать окрестности Неаполя.
Нигде в Европе Природа не выражает себя с такой мощью и в таком
великолепии, как под Неаполем эта роскошь резко отличается от унылой
меланхолической красоты Ломбардской долины, которая вызывает в душе какое-то
оцепенение. Напротив, все здесь приводит вас в смятение: вулканы и другие
катаклизмы вечно преступной Природы постоянно тревожат человеческий дух,
делая его способным на великие дела и на бурные страсти.
- Все это мы, - сказала я подругам, окидывая взглядом окружающий
пейзаж, - а добродетельные люди похожи на те плоские равнины Пьемонта,
которые удручают взор скучным однообразием. Если хорошенько рассмотреть эту
необыкновенную местность, можно подумать, что когда-то в далеком прошлом она
представляла собой один огромный вулкан, ибо куда ни шагнешь, всюду видишь
здесь следы грандиозной катастрофы. Даже Природа нередко предается
безумствам, так как же нам не брать с нее пример! Мы ступаем прямо по
сольфатаре {Почва вулканического происхождения.}, которая есть убедительное
доказательство моих слов.
По извилистой дороге, с обеих сторон окруженной живописными,
беспрерывно меняющимися пейзажами, мы дошли до Поццуоли {В древности это
селение называлось Путеоли. (Прим. автора)}, откуда хорошо виден Низида,
маленький очаровательный островок, куда удалился Брут после того, как убил
Цезаря. Это было бы самое лучшее место для наших излюбленных забав там,
наверное, можно было чувствовать себя словно на самом краю света и творить
все, что захочешь, отгородившись от нескромных взоров непроницаемой зеленой
стеной, ведь ничто так не требуется воображению, ничто так не вдохновляет
его, как таинственная тишина и уединение. Немного дальше, за бухтой, можно
было различить два мыса, Сорренто и Масса, - загадочные развалины, остатки
благородных построек, а за ними - цветущие холмы, навевающие негу и истому.
Поццуоли, куда мы вернулись пообедать, ничем не выдает былого своего
величия, но остается одним из красивейших мест во всем Неаполитанском
королевстве. Однако невежественные жители городка даже не подозревают о
своем счастье, а леность делает их еще грубее и нахальнее.
Когда мы подошли к гостинице, нас окружила целая толпа жаждущих
показать нам местные достопримечательности.
- Вот что, дети, - сказала Олимпия, закрывая дверь, после того, как
дюжина молодых и здоровых мошенников протолкалась гурьбой в наши комнаты, -
мы отберем только тех, у кого есть кое-что между ног. Показывайте свои
сокровища, а мы поглядим.
Мы бесцеремонно спускали с них штаны, щупали, взвешивали на ладони их
атрибуты шестеро показались нам достойными участвовать в утехах, но только
один - смешной увалень, одетый в лохмотья, чей левиафан невероятной толщины
торчал сантиметров на тридцать, - удостоился чести быть нашим проводником
после того, как удовлетворил нас всех троих подряд. Мы назвали его Рафаэль.
Первым делом он повел нас в храм Сераписа {Божество египетской
мифологии, идентифицируется с Осирисом-Аписом.}, впечатляющие руины которого
свидетельствуют о том, что это было некогда великолепное и грандиозное
сооружение. Мы осмотрели соседние достопримечательности и во всем увидели
бесспорное свидетельство величия и вкуса древних греков и римлян, которые,
ярким светом осветив мир на краткий миг, погасли и исчезли, как исчезнут и
нынешние завоеватели и повелители народов и умов.
Нашим глазам предстали остатки монумента гордыне и суеверию. Трасилл
{Трасилл (I век н. э.), египетский философ и астролог, философия которого
объединяла мысли Пифагора и Платона.} предсказал, что Калигула не наденет
пурпурную императорскую тогу, пока не перейдет из Байи {Древний город в
Италии, где в 60 г. до н.э. Цезарь, Помпей и Красс образовали триумвират.} в
Путеоли по мосту. Будущий император приказал расставить, вплотную друг к
другу, множество кораблей на расстоянии двух лиг и прошел по ним во главе
своей армии. Конечно, это было сумасбродство, но сумасбродство великого
человека а злодейство Калигулы, ставшее эпохой в истории, указывает на его
необузданный темперамент и величие души.
От моста Калигулы Рафаэль повел нас в Кум и неподалеку от развалин
этого города показал нам место, где стоял дом, принадлежавший Лукуллу
{Легендарный римский патриций, отличавшийся пристрастием к роскоши.}. Мы
долго молча смотрели на руины и размышляли об этом славном жизнелюбце.
- Его уже нет... еще немного - еще несколько месяцев, несколько лет -
уйдем и мы ножницы судьбы не щадят никого - ни богача, ни бедняка, ни
доброго человека, ни злодея... Давайте же радоваться и собирать цветы, пока
перед нами расстилается эта дорога, которая, увы, скоро кончится по крайней
мере, пусть будет из золота и шелка нить наших дней, которую прядет эта
мрачная шлюха - судьба.
Мы бродили по развалинам Кума, где наше внимание особенно привлекли
остатки храма Аполлона, построенного Дедалом, когда, спасаясь от гнева
Миноса, он поселился в этом городе.
Оттуда мы направились в Байу и прошли через деревушку Баули, куда поэты
поместили Елисейские Поля {Царство, где, по преданию, обитают души
мертвых.}.
- Давайте навестим подземный мир, - мечтательно проговорила Клервиль,
глядя в темные воды реки Ахеронт, которая протекает около Баули, - хоть
краешком глаза взглянем на муки проклятых грешников и, может быть, сделаем
их еще сильнее. Если бы только я была Прозерпиной {Богиня Ада, супруга
Плутона, мать фурий, идентифицируется с греческой Персефоной.}... Однако,
коль скоро мне суждено созерцать земные бедствия, я могу считать себя
счастливейшей из живых женщин.
В этой долине царит вечная весна. Среди виноградников и тополей, то
там, то сям, видны невысокие холмики, куда зарывали погребальные урны, а
Харон, вне всякого сомнения, обитал на мысе Мизенум. В этом не трудно
убедиться, если иметь воображение. Это чудесная часть нашего разума оживляет
все, к чему прикасается, и истина, всегда плетущаяся в хвосте у иллюзии,
совсем не нужна тому, кто может творить и украшать свой собственный мир.
Рядом с деревушкой Баули путешественник видит остатки сотен соединенных
друг с другом комнат когда-то все это сооружение называлось тюрьмой Нерона,
и далеко отсюда разносились стоны жертв похоти и жестокости этого злодея.
Немного дальше располагается красивое искусственное озеро, вырытое по
приказанию Марка Агриппы для флота, который находил убежище в бухте мыса
Мизенум. Этот мыс образует удобную гавань, которую высоко ценили
древнеримские адмиралы. Там стояли корабли Плиния, когда извержение Везувия
стоило ему жизни. Даже по развалинам видно, каким большим был этот древний
город. Отсюда можно пройти прямо в Баули, жители которого хвастаются могилой
Агриппины. У берега этого города потерпел крушение корабль с матерью Нерона
- таким образом император рассчитывал избавиться от нее. Однако план его не
удался: возвращаясь с празднеств в Байе, Агриппина и ее служанки успели
прыгнуть в воду до того, как судно перевернулось, и в темноте императрица
сумела доплыть до берега и добраться затем домой. Об этом пишет Тацит, и у
него нет ни слова в поддержку легенды о том, что эта знаменитая женщина
древности похоронена в Баули.
Вспомнив великого императора, Клервиль заметила:
- Я восхищена замыслом Нерона расправиться со своей матерью. В нем
чувствуется жестокость, коварство, презрение ко всем добродетелям. Он
страстно любил Агриппину Свето-ний уверяет нас, что император часто
мастурбировал, думая о ней... и в конце концов убил ее. Позволь мне почтить
твою память, великий Нерон! Будь ты жив сегодня, я бы боготворила тебя, но
все равно ты навсегда останешься для меня примером.
После этого забавного панегирика мы пошли по берегу, славившемуся в
старину обилием великолепных вилл, а сегодня в том, что от них сохранилось,
живут несколько бедных рыбаков. Там же бросается в глаза крепость, которая
защищала побережье. Еще немного, и мы оказались на том месте, где когда-то
пышным цветом процветала Байа, обитель наслаждения и разврата, где древние
римляне предавались самым похотливым и извращенным забавам. Представляю, как
весело жилось в этом чудесном городе, прикрытом горами от северных ветров и
открытом к югу, к солнцу - истоку жизнетворного тепла и союзнику
естественных страстей, - которое ласкает своими священными чудодейственными
лучами счастливых обитателей этой прекрасной страны. Несмотря на все
конвульсии, веками сотрясавшие эту землю, здесь до сих пор можно вдыхать
мягкий и сладострастный воздух, который есть отрава для строгой морали и
добродетели и изысканная пища для порока и так называемых преступлений
похоти. По этому поводу, друзья, вы можете процитировать мне гневные
инвективы Сенеки, но этот суровый моралист ничего не мог поделать с
неодолимым влиянием Природы, и его соотечественники, читая его труды, самым
беспардонным образом нарушали его заповеди.
От некогда великой Байи ныне осталась одна-единственная скособочившаяся
рыбацкая хижина да еще несколько огромных живописно разбросанных камней -
тусклая печать былого величия.
Конечно же, любимым божеством столь развратного города была Венера.
Развалины ее храма видны до сих пор, но они в таком ветхом состоянии, что
трудно судить по ним о его прошлом облике. Сохранились подземные переходы,
мрачные таинственные коридоры, указывающие на то, что эти помещения служили
для тайных церемоний. Огонь пробежал по нашим жилам, когда мы спустились
вниз Олимпия прижалась ко мне, и я увидела в ее глазах вожделение.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 [ 209 ] 210 211 212 213 214 215 216 217 218 219 220 221 222 223 224 225 226 227 228 229 230 231 232 233 234 235 236 237 238 239 240 241 242 243 244 245 246 247 248 249 250 251 252 253 254 255
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.