read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



боясь разбудить ее, спросил Юрий.
"Разве можно об этом спрашивать?" - не подумала, а почувствовала Ляля,
но сейчас же опомнилась и благодарно прижалась к брату за то, что он
заговорил с нею не о чем-нибудь другом, ненужном и мертвом для нее теперь, а
именно о любимом человеке.
- Очень, - ответила она так тихо, что Юрий скорее угадал, чем услышал,
и сделала мужественное усилие, чтобы улыбкой удержать счастливые слезы,
выступившие на глазах.
Но Юрию в ее голосе послышалась тоскливая нотка, и еще больше жалости к
ней и ненависти к Рязанцеву явилось в нем.
- За что же? - невольно спросил он, сам пугаясь своего вопроса.
Ляля удивленно посмотрела на него, но не увидела его лица и тихонько
засмеялась.
- Глу-упый!.. За что!.. За все... Разве ты сам никогда не был
влюблен?.. Он такой хороший, добрый, честный...
- ...красивый, сильный! - хотела добавить Ляля, но до слез покраснела в
темноте и не сказала.
- А ты его хорошо знаешь? - спросил Юрий.
"Эх, не надо этого говорить, - подумал он с грустью и раздражением. -
Зачем?.. Разумеется, он кажется ей лучше всех на свете!"
- Анатолий ничего от меня не скрывает! - с застенчивым торжеством
ответила Ляля.
- И ты в этом уверена? - криво усмехнулся Юрий, чувствуя, что уже не
может остановиться.
В голосе Ляли зазвучало беспокойное недоумение, когда она ответила:
- Конечно, а что, разве?..
- Ничего, я так... - испуганно возразил Юрий.
Ляля помолчала. Нельзя было понять, что в ней происходит.
- Может быть, ты что-нибудь знаешь... такое? - вдруг спросила она, и
странный, болезненный звук ее голоса поразил и испугал Юрия.
- Да нет... Я так. Что я могу знать, а тем более об Анатолии Павловиче?
- Нет... ты не сказал бы так! - звенящим голосом настаивала Ляля.
- Я просто хотел сказать, что вообще... - путался Юрий, уже замирая от
стыда, - мы, мужчины, порядочно-таки испорчены, все...
Ляля помолчала и вдруг облегченно засмеялась.
- Ну, это-то я знаю...
Но смех ее показался Юрию совершенно неуместным.
- Это не так легко, как тебе кажется! - с раздражением и злой иронией
возразил он. - Да и не можешь ты всего знать... Ты себе еще и представить не
можешь всей гадости жизни... Ты еще слишком чиста для этого!
- Ну вот, - польщенно усмехнулась Ляля, но сейчас же, положив руку на
колено брата, серьезно заговорила: - Ты думаешь, я об этом не думала? Много
думала, и мне всегда было больно и обидно: почему мы так дорожим своей
чистотой, репутацией... боимся шаг сделать... ну пасть, что ли, а мужчины
чуть не подвигом считают соблазнить женщину... Это ужасно несправедливо, не
правда ли?
- Да, - горько ответил Юрий, с наслаждением бичуя свои собственные
воспоминания и в то же время сознавая, что он, Юрий, все-таки совсем не то,
что другие, - Это одна из величайших несправедливостей в мире... Спроси
любого из нас: женится ли он на... публичной женщине, - хотел сказать Юрий,
но засмеялся и сказал: - На кокотке, и всякий ответит отрицательно... А чем,
в сущности говоря, всякий мужчина лучше кокотки?.. Та, по крайней мере,
продается за деньги, ради куска хлеба, а мужчина просто... распущенно
развратничает и всегда в самой гнусной, извращенной форме...
Ляля молчала.
Невидимая летучая мышь быстро и робко влетела под балкон, раза два
ударилась шуршащим крылом о стену и с легким звуком выскользнула вон. Юрий
помолчал, прислушиваясь к этому таинственному звуку ночной жизни, и
заговорил опять, все больше и больше раздражаясь и увлекаясь своими словами.
- Хуже всего то, что все не только знают это и молчат, как будто так и
надо, но даже разыгрывают сложные трагикомедии... освящают брак.. лгут, что
называется, и перед Богом, и людьми! И всегда самые чистые святые девушки, -
прибавил он думая о Карсавиной и к кому-то ревнуя ее, - достаются самым
испорченным, самым грязным, порой даже зараженным мужчинам... Покойный
Семенов однажды сказал, что чем чище женщина, тем грязнее мужчина, который
ею обладает. И это правда!
- Разве? - странно спросила Ляля.
- О, еще бы! - со взрывом горечи усмехнулся Юрий.
- Не знаю... - вдруг проговорила Ляля, и в голосе ее задрожали слезы.
- Что? - не расслышав, переспросил Юрий.
- Неужели и Толя такой же, как и все! - сказала Ляля, первый раз так
называя Рязанцева при брате, и вдруг заплакала.
- Ну конечно... такой же! - выговорила она сквозь слезы.
Юрий с ужасом и болью схватил ее за руки.
- Ляля, Лялечка... что с тобой!.. Я вовсе не хотел... Милая...
перестань, не плачь! - бессвязно повторял он, отнимая от лица и целуя ее
мокрые маленькие пальчики.
- Нет... я знаю... это правда... - повторяла Ляля, задыхаясь от слез.
Хотя она и говорила, что уже думала об этом, но это только казалось ей;
на самом деле она никогда не представляла себе тайную жизнь Рязанцева. Она,
конечно, знала, что он не мог любить ее первую, и понимала, что это значит,
но эго сознание как-то не переходило в ясное представление, только скользя
по душе.
Она чувствовала, что любит его и что он любит ее, и это было самое
главное, остальное было уже неважно, но теперь, оттого, что брат говорил с
резким выражением осуждения и презрения, ей показалось, что перед ней
раскрывается бездна, что это безобразно, непоправимо, что в ней навеки
рухнуло невозвратимое счастье и она уже не может больше любить Рязанцева.
Юрий, чуть сам не плача, уговаривал ее, целовал, гладил по волосам, но
она все плакала, горько и безнадежно.
- Ах, Боже мой, Боже мой! как ребенок, захлебываясь слезами,
приговаривала Ляля, и оттого что было темно, она казалась такой маленькой и
жалкой, а слезы ее такими беспомощно-горькими, что Юрий почувствовал
невыносимую жалость.
Бледный и растерянный, он побежал в дом, больно стукнулся виском о
дверь и принес, разливая на пол и себе на руки, стакан воды.
- Лялечка, перестань же... Ну можно ли так!.. Что с тобой!.. Анатолий
Павлович, может быть, лучше других... Ляля! - твердил он с отчаянием.
Ляля вся тряслась от рыданий, и зубы ее бессильно колотились о края
стакана.
- Что тут такое? - встревоженно спросила горничная, появляясь в дверях.
- Барышня, чтой-то мы!..
Ляля, опираясь на крыльцо, встала и не переставая плакать, шатаясь и
вздрагивая, пошла в комнаты.
- Барышня, голубушка, что с вами?.. Может, барина позвать?.. Юрий
Николаевич!..
Из своего кабинета твердой и мерной походкой вышел Николай Егорович и
остановился в дверях, с удивлением глядя на плачущую Лялю.
- Что случилось? - спросил он.
- Да так... пустяки, - насильно улыбаясь, ответил Юрий, - говорил о
Рязанцеве... ерунда!
Николай Егорович пытливо посмотрел на него, что-то подумал и вдруг на
его стариковском лице былого джентльмена выразилось крайнее негодование.
- Черт знает что такое! - круто пожал он плечами и, повернувшись налево
кругом, ушел.
Юрий страшно покраснел, хотел сказать что-то грубое, но ему стало
мучительно стыдно и чего-то страшно. Чувствуя оскорбленную злобу против
отца, растерянную жалость к Ляле и болезненное презрение к себе, он тихо
вышел на крыльцо, сошел по ступенькам и пошел в сад.
Маленькая лягушонка порывисто пискнула и дернулась у него под ногой,
лопнув, как раздавленный желудь, Юрий поскользнулся, весь вздрогнул и,
охнув, далеко отскочил в сторону. Он долго машинально тер ногой о мокрую
траву, чувствуя в спине нервный холод отвращения.
Тоска в душе и гадкое брезгливое чувство в ноге заставили его
болезненно морщиться. Все казалось Юрию нудным и мерзким. Ощупью он нашел в
темноте скамью и сел, напряженными, сухими и злыми глазами вглядываясь в сад
и ничего не видя, кроме расплывчатых пятен мрака. В голове у него копошились
тусклые и тяжелые мысли.
Он смотрел на то место, где в темной траве где-то умирала или, быть
может, в страшных мучениях уже умерла раздавленная им маленькая лягушонка.
Там принял конец целый мир, полный своеобразной и самостоятельной жизни, но
действительно ужасного, невообразимо страдальческого конца его не было ни
слышно, ни видно.
И какими-то неуловимыми путями Юрию пришла в голову мучительная и
непривычная для него мысль, что все, занимающее его жизнь, даже самое
важное, ради чего он одно любил, а другое ненавидел, иное отталкивал против
желания, а иное принимал против воли, все это - добро и зло - только легкое
облако тумана вокруг одного его. Для мира, в его огромном целом, все его
мучительнейшие и искреннейшие переживания так же не существуют, как и эти
неведомые страдания маленького животного. Воображая, что его страдания, его
ум и его добро и зло ужасно важны кому-нибудь, кроме него самого, он нарочно
и явно бессмысленно плел какую-то сложную сеть между собой и миром. И один
момент смерти сразу порвет все эти сети и оставит его одного без оплаты и
итога.
Опять ему вспомнился Семенов и равнодушие покойного студента к самым
заветным мыслям и целям, так глубоко волновавшим его, Юрия, и миллионы ему
подобных, вдруг глубоко оттенилось тем наивным и откровенным любованием
жизнью, удовольствием, женщинами, луной и соловьиным свистом, которое так
поразило и даже неприятно кольнуло его на другой день после скорбного
разговора с Семеновым.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [ 22 ] 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.