read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Телефонистка взглянула на президента. Его плотным кольцом окружали техники, стилисты, советники, уточняющие последние детали предстоящего выступления.
- Осталось шестьдесят секунд! - раздался голос координатора.
На борту "Шарлот" Рейчел Секстон стремительно мерила шагами тесное пространство. Внезапно в трубке раздался щелчок.
Потом послышался резкий, хрипловатый голос:
- Алло!
- Президент Харни? - дрожащим от волнения голосом спросила Рейчел.
- Марджори Тенч, - поправил голос. - Старший советник господина президента. А кем бы ни были вы, хочу напомнить, что хулиганские звонки в Белый дом нарушают...
- Ради Бога! Это вовсе не хулиганство! Говорит Рейчел Секстон. Я сотрудница службы связи с разведкой и...
- Я прекрасно знаю, кто такая Рейчел Секстон. А потому очень сомневаюсь, что вы - это она. Вы позвонили в Белый дом по открытой линии и потребовали задержать весьма важную пресс-конференцию президента. Подобный поступок не соответствует...
- Послушайте, - вспылила Рейчел, - пару часов назад я выступала перед аппаратом Белого дома, рассказывая о метеорите. А лично вы сидели в первом ряду. И наблюдали за моим выступлением по телевизору, стоящему на столе президента. Было такое?
Тенч несколько секунд помолчала.
- Мисс Секстон, что все это значит?
- Это значит, что необходимо как можно быстрее остановить президента! Данные о метеорите - ложные! Нам только что стало известно, что метеорит был искусственно помещен в лед - введен снизу. Не знаю, кто это сделал и зачем. Все обстоит совсем не так, как кажется с первого взгляда. Президент сейчас сообщит заведомо неверные сведения. А потому я...
- Подождите-ка! - Тенч понизила голос, перейдя почти на шепот. - Вы хоть понимаете, что говорите?
- Да, понимаю! Подозреваю, что администратор НАСА затеял крупное мошенничество. Во всяком случае, задержите пресс-конференцию минут на десять, пока я объясню мистеру Харни, в чем дело. Ведь кто-то всерьез пытался нас убить! Это не шутки!
В голосе Тенч зазвучали ледяные нотки.
- Мисс Секстон, позвольте предупредить. Если вы засомневались, стоит ли поддерживать Белый дом в этой кампании, то надо было подумать об этом задолго до того, как лично и от лица президента подтверждать данные о метеорите.
- Что вы говорите?
Рейчел поняла, что Марджори Тенч не хочет ни слушать, ни понимать ее.
- Ваше поведение омерзительно. Звонок по незащищенной линии - дешевый трюк. Данные о метеорите фальшивые? Кто из сотрудников разведки использует радиотелефон для того, чтобы звонить в Белый дом и сообщать секретную информацию? Нет сомнений, что вы делаете это нарочно, чтобы кто-нибудь услышал ваши слова.
- Погибла Нора Мэнгор! И доктор Мин мертв. Вы должны известить...
- Хватит! Не знаю, к чему вы клоните, но предупреждаю и вас, и любого, кто подслушивает сейчас наш разговор: Белый дом располагает записанными на видеопленку свидетельствами виднейших ученых НАСА, нескольких крупнейших независимых специалистов и вашим собственным комментарием, мисс Секстон. Все в один голос подтверждают истинность данных, полученных космическим агентством. И можно лишь догадываться, почему вы вдруг передумали, изменив свое мнение. В чем бы ни заключалась причина подобных действий, с этой минуты считайте себя отстраненной от всего, что связано с этим открытием. А если попытаетесь запятнать его еще хоть одной грязной уловкой, уверяю: НАСА и Белый дом выдвинут вам обвинение в оскорблении чести и достоинства. Причем так быстро, что вы не успеете даже сложить чемодан, отправляясь в тюрьму!
Рейчел открыла было рот, чтобы произнести хоть что-нибудь в свою защиту, но слова никак не складывались в предложения.
- Зак Харни проявил по отношению к вам щедрость и благородство, - продолжала наседать Тенч. - Честное слово, все это сильно отдает фарсом в духе сенатора Секстона. Оставьте свои шутки немедленно, а не то мы подадим в суд. Уверяю, что так оно и будет.
Линия отключилась.
Когда капитан постучал в дверь, Рейчел все еще стояла с открытым ртом.
- Мисс Секстон, - осторожно позвал он, - нам удалось поймать слабый сигнал Канадского национального радио. Президент Зак Харни только что начал пресс-конференцию.

ГЛАВА 68

Зак Харни стоял на трибуне в пресс-центре Белого дома. Он ощущал жар софитов и знал, что в эту минуту на него смотрит весь мир. Те, кто почему-то не услышал о важном предстоящем событии по радио, по телевизору или не прочел в Интернете, все равно узнали - от соседей, коллег, членов семьи. Так что к восьми вечера каждый, кто не жил в пещере в полном одиночестве, размышлял о теме президентского обращения. В кафе, барах, гостиных всего мира миллионы людей приникли к экранам телевизоров, не скрывая волнения.
Именно в такие моменты, стоя лицом к лицу со всем миром, Зак Харни особенно ясно ощущал груз возложенного на него бремени. Те, кто утверждает, будто власть не наркотик, просто никогда не имели ее и не ощущали ее мощной притягательной силы. Однако сейчас, начиная выступление, Харни внезапно почувствовал скованность. Он не относил себя к людям, подверженным страху сцены. Тем более испугало его странное ощущение неуверенности, дурное предчувствие, которое нахлынуло так неожиданно.
Он постарался убедить себя, что дело просто в сегодняшней многомиллионной аудитории. И все же, несомненно, присутствовало что-то еще. Инстинкт. Нечто совсем неожиданное. Это была такая малость, и все же...
Он приказал себе забыть, не обращать внимания. Но не мог. Тенч! Несколько мгновений назад, готовясь выйти под свет софитов, он заметил, что в желтом фойе Марджори Тенч разговаривает по беспроводному телефону. Это само по себе выглядело странно, но еще более странным казалось присутствие рядом штатной телефонистки Белого дома. Та стояла с белым от напряжения и волнения лицом. Харни не мог расслышать, о чем шла речь, однако видел, что тема вызвала у советницы недовольство. Тенч отчитывала невидимого собеседника с яростью и злобой, вовсе ей не свойственными, даже при ее авторитарности и резкости. Президент выдержал паузу, а потом вопросительно взглянул на советницу.
В ответ Тенч подняла оба больших пальца, показывая, что дела обстоят прекрасно. Ни разу в жизни он не замечал за ней этого жеста. Именно он стал последним, что видел Зак Харни перед выходом на трибуну.
На острове Элсмир, в пресс-центре НАСА, на голубом ковре, в центре длинного стола президиума сидел администратор Лоуренс Экстром. По обе стороны от него разместились служащие космического агентства и ученые. Перед ними высился огромный монитор, показывающий президента.
Остальные сотрудники столпились возле других мониторов. Они с волнением наблюдали, как президент начал пресс-конференцию.
- Добрый вечер, - произнес Харни. Голос его звучал непривычно напряженно. - Добрый вечер и моим согражданам, и нашим друзьям во всем мире...
Экстром взглянул на огромную обугленную глыбу, стоявшую напротив него. Потом перевел глаза к боковому монитору, на котором увидел себя и своих коллег на фоне огромного американского флага и логотипа НАСА. Яркое немилосердное освещение превращало происходящее в подобие постмодернистской картины. Двенадцать апостолов на тайной вечере. Зак Харни превратил мероприятие в политическое шоу. Но ведь у него не было выбора.
Экстром ощущал себя телепроповедником, пакующим Господа в красивую обертку - на потребу широким массам.
Примерно через пять минут президент начнет представлять зрителям и самого Экстрома, и сотрудников НАСА. А потом с помощью мощной спутниковой связи они присоединятся к президенту, чтобы с самой вершины мира оповестить всех о важном событии. После короткого отчета о том, как именно было сделано открытие и что оно означает для космической науки, после традиционных взаимных комплиментов президент и НАСА предоставят слово широко известному и всеми любимому ученому Майклу Толланду. Его документальный фильм займет не меньше пятнадцати минут. После этого, когда доверие и энтузиазм зрителей вырастут до крайней степени, Экстром вместе с Харни пожелают всем доброй ночи и пообещают держать человечество в курсе событий, регулярно проводя пресс-конференции.
Экстром сидел перед камерами, дожидаясь своей очереди. В душе его рос едкий, давящий стыд. Он знал, что так все и случится. Ожидал этого.
Но ведь он лгал. Поддерживал обман.
Однако ложь сейчас отступила на второй план. Тяготил другой, куда более мрачный груз.
Гэбриэл Эш стояла в студии Эй-би-си в толпе совершенно незнакомых людей, объединенных общим чувством ожидания: все взгляды были направлены к свисающим с потолка мониторам. Вот наконец настал торжественный момент. Мгновенно воцарилась полная тишина. Гэбриэл прикрыла глаза, умоляя высшие силы не дать ей увидеть на экране собственное обнаженное тело.
В гостиной сенатора Секстона царило взволнованное оживление. Гости поднялись с дивана и теперь стояли, не отрывая глаз от огромного экрана дорогого, самого современного телевизора.
Зак Харни обращался ко всему миру. Странно, но приветствие его выглядело каким-то скованным и неловким. Да и в манере поведения президента ощущалась неуверенность.
Секстон подумал, что оппонент ведет себя совершенно нехарактерным для него образом.
- Посмотрите-ка, - прошептал кто-то из гостей. - Кажется, у него плохие новости.
Секстон пытался отгадать, в чем дело. Космическая станция?.. Харни посмотрел прямо в камеру и глубоко вздохнул.
- Друзья мои, - начал он, - вот уже много дней я раздумываю, как лучше объявить об этом...
Сенатор мысленно подсказал ему, что все может уместиться в три простых слова: "Мы ее взорвали".
Какое-то время Харни рассуждал о том, как неудачно получилось, что НАСА приобрело такую значимость в его избирательной кампании, и что поэтому он считает необходимым начать свое сообщение с извинений.
- Я бы предпочел для этого сообщения любой иной исторический момент, - заявил он. - Накал политических страстей изменяет нас, даже мечтателей превращая в скептиков. И все-таки, оставаясь вашим президентом, я должен рассказать вам то, о чем сам узнал совсем недавно. - Он улыбнулся. - Очевидно, волшебство космоса никак не соотносится с земным, человеческим расписанием... даже с расписанием президента.
Все, кто находился сейчас в гостиной Секстона, невольно воскликнули почти в унисон:
- Что?
- Две недели назад, - продолжал Харни, - новый орбитальный полярный спутник - сканер плотности, состоящий на вооружении НАСА, проходил над островом Элсмир и шельфовыми льдами Милна. Остров этот представляет собой очень отдаленный земной массив, расположенный выше восьмидесятой параллели, в Северном Ледовитом океане.
Секстон и его гости смущенно переглянулись.
- Так вот, - продолжал Харни. - Спутник обнаружил большой камень с высокой плотностью вещества, погребенный под слоем льда толщиной в двести футов. - Впервые за все это время президент позволил себе улыбнуться. Наконец-то он оседлал волну. - Получив эти данные, НАСА сразу заподозрило, что сканер обнаружил не что иное, как метеорит.
- Метеорит? - презрительно выдавил Секстон. - Это такая важная новость?
- НАСА направило туда команду исследователей, чтобы взять образцы породы. Именно тогда и было сделано это... - Он выдержал паузу. - Если говорить прямо, было сделано открытие века.
Секстон непроизвольно шагнул поближе к экрану.
- Черт! - воскликнул кто-то из гостей. Остальные неловко переглянулись.
- Леди и джентльмены, - провозгласил президент Харни, - несколько часов назад сотрудникам НАСА удалось вытащить из арктического льда метеорит весом в восемь тонн. Он содержит... - Президент снова помолчал, давая жителям всех континентов возможность в предвкушении сенсации прильнуть к экранам. - Метеорит содержит окаменелости живых организмов. Десятки. Неоспоримое доказательство существования жизни вне Земли.
За спиной президента на огромном экране появилось четкое изображение отпечатка крупного, похожего на жука существа.
В гостиной Секстона все шестеро предпринимателей буквально подпрыгнули, изумленно раскрыв глаза. Сам сенатор замер в неподвижности.
- Друзья мои, - проникновенно продолжал президент, - окаменелостям, изображения которых вы видите за моей спиной, сто девяносто миллионов лет. Они находятся в осколке метеорита, названного Юнгерсольским, который упал в Северный Ледовитый океан почти три века назад. Новый мощный спутник НАСА обнаружил фрагмент метеорита, застрявший в леднике. И само космическое агентство, и администрация Белого дома последние две недели самым тщательным образом проверяли все малейшие детали открытия, прежде чем обнародовать его. В следующие полчаса вы услышите свидетельства многих специалистов НАСА и независимых гражданских экспертов, а также увидите небольшой документальный фильм, созданный ученым, которого вы прекрасно знаете и любите. Но прежде чем мы продолжим сегодняшнюю встречу, я должен представить вам человека, энергия, знания и труд которого и сделали возможным этот исторический момент. С огромным уважением я называю имя администратора НАСА Лоуренса Экстрома.
С этими словами Харни театрально повернулся к экрану за его спиной.
Изображение метеорита моментально уступило место когорте специалистов НАСА, сидящих за длинным столом по обе стороны от возвышающейся в центре огромной фигуры Лоуренса Экстрома.
- Благодарю вас, господин президент, - сдержанно, но гордо произнес Экстром, поднимаясь и глядя прямо в камеру. - Мне очень приятно разделить со всеми землянами этот самый прекрасный в истории НАСА миг.
Потом администратор увлеченно и страстно рассказывал о работе космического агентства, о том, как именно произошло историческое открытие. Воспевая американский патриотизм и триумфальное достижение, он плавно, очень логично подвел рассказ к документальному фильму, в котором ведущим выступал независимый эксперт, знаменитый ученый и любимец телезрителей Майкл Толланд.
Сенатор Секстон не выдержал. Он упал на колени перед телевизором, вцепившись в свою пышную серебристую шевелюру.
- Нет! О Господи! Только не это!

ГЛАВА 69

Смертельно бледная Марджори Тенч стремительно покинула пресс-центр, где воцарилась атмосфера радостного оживления, и быстрым шагом направилась к себе, в дальний конец западного крыла. Ей не хотелось ни праздновать, ни радоваться. Звонок Рейчел Секстон оказался весьма некстати. Он выбил ее из колеи.
Тенч с силой захлопнула дверь своего кабинета, подошла к столу и набрала номер телефонного узла Белого дома.
- Мне срочно нужен Уильям Пикеринг. Директор НРУ. Закурив сигарету, старший советник президента начала нервно мерить шагами маленькую комнатку, ожидая, пока ее соединят. Обычно по вечерам Пикеринг уходил домой, но сегодня, в связи с шумихой вокруг пресс-конференции, вполне мог остаться в рабочем кабинете, приклеившись к экрану телевизора. В мире происходило нечто, о чем даже директор Национального разведывательного управления не имел ни малейшего понятия.
Тенч проклинала себя за то, что не послушала собственного внутреннего голоса, когда президент сообщил, что собирается послать на ледник Милна именно Рейчел Секстон. Советница восприняла этот шаг как риск, в котором не было ни малейшей необходимости. Однако доводы президента звучали убедительно: он объяснил, что сотрудники аппарата за последние две недели настолько разуверились в нем самом и его действиях, что могут не поверить сообщению, исходящему из Овального кабинета. Случилось именно так, как и обещал Харни: подтверждение Рейчел Секстон приглушило все подозрения, остановило скептиков и спорщиков и заставило сотрудников Белого дома поддержать президента. Это действительно была неоценимая помощь. И вдруг сейчас эта самая Рейчел Секстон сменила песню.
Чертова сучка позвонила по незащищенной линии.
Она хотела посеять сомнения в достоверности открытия. Единственным утешением служило то, что президент записал ее выступление перед сотрудниками на видеомагнитофон. Слава Богу! Хоть небольшая, но страховка. Появлялись серьезные опасения, что она может понадобиться.
Но сейчас Тенч собиралась разделаться с этой головной болью иным способом. Рейчел Секстон, несомненно, умная женщина; если она действительно собралась атаковать в лоб Белый дом и НАСА, то обратится к сильным возможным союзникам. И первым таким союзником, как подсказывала логика, она сочтет Уильяма Пикеринга. Тенч прекрасно знала, как относится директор НРУ к НАСА. А потому она должна поговорить с ним раньше, чем это сможет сделать его ретивая сотрудница.
- Мисс Тенч? - послышался далекий голос. - Уильям Пикеринг слушает. В связи с чем такая честь?
Тенч слышала, как в его кабинете работает телевизор - НАСА комментировало открытие. По голосу и интонациям Пикеринга было понятно, что пресс-конференция произвела на него большое впечатление.
- У вас есть свободная минутка, директор?
- А я-то полагал, что вы целиком уйдете в празднование. Великий вечер для всех вас! Похоже, что НАСА и президент снова на коне.
В голосе директора звучало неприкрытое изумление. К нему примешивался оттенок желчности - несомненно, из-за того, что человек этот терпеть не мог узнавать новости одновременно с остальным миром.
- Хочу попросить прощения, - начала Тенч, пытаясь сразу перебросить мост через пропасть. - НАСА и президент были вынуждены держать вас в неведении.
- Но вы же в курсе, - раздраженно произнес Пикеринг, - что еще две недели назад НРУ засекло деятельность НАСА в этом районе и послало запрос.
Тенч нахмурилась: - Да, я знаю. И все же...
- НАСА заявило, что проводит учения в экстремальных условиях. Испытывает оборудование или что-то в этом роде. - Пикеринг выдержал паузу. - Нам пришлось принять эту ложь.
- Давайте все-таки не будем называть это ложью, - возразила Тенч. - Скорее, более подходящим является выражение "необходимая дезинформация". Учитывая масштаб открытия, вы, конечно, понимаете потребность НАСА держать все в тайне.
- От широкой публики - может быть.
Жалобы не входили в обычный репертуар Пикеринга, и Тенч поняла, что он уже израсходовал запас своих обид.
- К сожалению, у меня не так много времени, - переключилась она, пытаясь вернуть себе инициативу в разговоре. - Я лишь хотела предупредить вас.
- Предупредить меня? - Пикеринг, несомненно, поморщился. - О том, что Зак Харни решил назначить нового, симпатизирующего НАСА директора НРУ?
- Разумеется, нет. Президент прекрасно понимает, что ваша нелюбовь к НАСА проистекает исключительно из стремления к безопасности, и искренне пытается устранить все недоразумения в этой сфере. Нет, дело не в этом. Речь идет об одной из ваших подчиненных. - Тенч выдержала красноречивую паузу. - Рейчел Секстон. Вы сегодня вечером уже разговаривали с ней?
- Утром по просьбе президента я отправил ее в Белый дом. Вы, очевидно, загрузили ее работой. Она еще не появилась и даже не звонила.
Тенч почувствовала облегчение. Ей удалось прорваться первой.
- Мне кажется, что скоро она вам позвонит.
- Хорошо. Я как раз с нетерпением жду этого момента. Должен сказать, когда началась пресс-конференция, у меня мелькнуло подозрение, что Зак Харни убедил мисс Секстон участвовать в этом шоу публично. И очень рад, что она сумела противостоять его напору.
- Зак Харни - приличный человек, - возразила Тенч, - чего, однако, не могу сказать о мисс Секстон.
На линии повисла долгая напряженная пауза.
- Хочу надеяться, что или не расслышал, или неправильно понял вас.
Тенч тяжело вздохнула:
- Боюсь, вы поняли меня именно так, как надо. Не хотелось бы вдаваться в подробности по телефону, но, судя по всему, мисс Секстон решила дискредитировать и это открытие НАСА, и деятельность агентства в целом. Понятия не имею, почему и зачем, но после того, как сегодня днем она собственными глазами все увидела, а потом открыто подтвердила все данные, ваша сотрудница вдруг решила изменить свою позицию и начала изрекать в адрес космического агентства самые оскорбительные и невероятные обвинения. Она приписывает НАСА мошенничество и предательство.
Пикеринг встрепенулся:
- Прошу прощения?
- Да, это неприятно и звучит шокирующе. Очень плохо, что сообщать об этом вам приходится именно мне... Дело в том, что мисс Секстон позвонила за две минуты до пресс-конференции и потребовала все отменить.
- На каком основании?
- Честно говоря, ее доводы звучали абсурдно. Она утверждала, что обнаружила в данных НАСА существенные изъяны.
Долгое молчание Пикеринга оказалось более красноречивым, чем хотелось бы Марджори Тенч.
- Изъяны? - наконец переспросил он.
- После двух недель упорной работы НАСА это звучит смешной...
- Я не сомневаюсь в одном. Если женщина, подобная Рейчел Секстон, советует отложить пресс-конференцию президента, у нее, несомненно, есть на то самые веские основания. - Пикеринг не на шутку встревожился. - На вашем месте я бы последовал ее совету.
- О, ради Бога! - закашлявшись, воскликнула Тенч. - Вы же своими глазами видели пресс-конференцию. Информация о метеорите проверена и перепроверена множеством самых разных специалистов, в том числе и независимых. Не кажется ли вам подозрительным тот факт, что дочь человека, которому это открытие вредит напрямую, внезапно изменила тон?
- Это кажется мне подозрительным лишь потому, мисс Тенч, что я прекрасно знаю об отношениях мисс Секстон с отцом - они едва общаются. И я просто не могу представить, почему Рейчел после стольких лет работы на президента вдруг решила перейти в другой лагерь. Тем более начать лгать в поддержку сенатора.
- Может быть, дело в честолюбии? Я, право, не знаю. Возможность стать первой дочерью... - Тенч замолчала.
Голос Пикеринга изменился, став резким и холодным.
- Слишком прямолинейно, мисс Тенч. Слишком.
Тенч нахмурилась. Но, собственно, чего она ожидала? Попыталась обвинить видную сотрудницу НРУ в измене президенту. Понятно, что руководитель начнет защищаться.
- Дайте ей трубку, - потребовал Пикеринг. - Я хочу сам поговорить с мисс Секстон.
- Боюсь, это невозможно, - ответила Тенч. - В Белом доме ее нет.
- Так где же она?
- Сегодня утром президент послал ее на ледник Милна, чтобы дать возможность все увидеть своими глазами. Она еще не вернулась оттуда.
Пикеринг рассвирепел:
- И меня не поставили в известность?!
- Директор, у меня очень мало времени. Некогда залечивать вашу раненую гордость. Я позвонила только из любезности. Просто хотела предупредить, что Рейчел Секстон решила занять собственную позицию в отношении сегодняшнего сообщения. Ей потребуются союзники. Если она позвонит вам, помните, что Белый дом располагает видеозаписью, на которой эта дама сама рассказывает об открытии, подтверждая его перед всеми сотрудниками администрации Белого дома. И если теперь вдруг по каким-то соображениям она собирается очернить доброе имя президента или НАСА, то, уверяю, падать ей придется жестко и больно. Белый дом позаботится об этом.
Тенч помолчала, чтобы дать собеседнику время осознать услышанное.
- А в ответ на свою любезность я хотела бы получить сообщение сразу, как только мисс Секстон свяжется с вами. Поскольку она нападает непосредственно на президента, мы намерены задержать ее для дознания - пока она не успела натворить крупных неприятностей. Так что жду звонка, директор. Это все. Доброго вечера.
Марджори Тенч повесила трубку. Определенно, таким тоном с Уильямом Пикерингом не разговаривал никто и никогда. Но теперь по крайней мере он не будет сомневаться в серьезности ее намерений.
Уильям Пикеринг, стоя у окна в кабинете на самом верхнем этаже здания Национального разведывательного управления, смотрел в темноту. Разговор с Марджори Тенч оставил очень неприятный осадок. Хотелось все обдумать, составить целостную картину происшедшего.
- Господин директор! - В кабинет, постучав, заглянула секретарша. - Вас опять к телефону.
- Не сейчас, - рассеянно произнес Пикеринг.
- Это Рейчел Секстон.
Директор стремительно обернулся. Да, Тенч видит все насквозь.
- Конечно! Соедините. Немедленно.
- Сэр, связь закодированная. Перевести звонок в конференц-зал?
- Закодированная? Откуда же она звонит? Секретарша сказала откуда.
Пикеринг застыл. Потом, не успев прийти в себя, поспешил вниз, в конференц-зал.

ГЛАВА 70

Звуконепроницаемая камера подводной лодки "Шарлот", сконструированная по образцу аналогичных камер фирмы "Белл", официально называлась безэховой комнатой. Акустически чистое помещение не имело отражающих поверхностей и поглощало до девяноста девяти и четырех десятых процента звуков. Из-за высокой звукопроводимости металла и воды разговоры на борту могли прослушиваться как всеми вокруг, у кого длинные уши, так и шпионскими микрофонами, оставшимися незамеченными на внешнем корпусе. Безэховая комната представляла собой крошечную камеру в подлодке. Из нее не просачивался ни единый звук. А значит, все разговоры внутри этого замкнутого пространства оставались в абсолютном секрете.
Выглядела камера подобно встроенному шкафу, потолок и стены которого были покрыты бугристым пористым материалом. Своеобразные короткие шипы со всех сторон направлялись к центру. Рейчел невольно представила тесную подводную пещеру с буйно разросшимися сталагмитами и сталактитами, заполнившими всю поверхность. Самым неприятным, однако, оказалось отсутствие привычного пола. Его заменяла туго натянутая, с мелкими ячейками сетка, подобная рыбацкой сети. Из-за этого у находящегося в комнате человека возникало впечатление, что он висит в воздухе. Посмотрев вниз, Рейчел представила, будто по подвесному мосту переходит странную сюрреалистическую пропасть. Внизу, на расстоянии примерно трех футов, настоящий пол был покрыт сталагмитами, зловеще нацелившимися вверх.
Войдя в камеру, Рейчел моментально ощутила полную безжизненность заполнявшего ее воздуха. Точно из странного шкафа выкачали всю энергию. Уши моментально будто закупорились ватой. Лишь в голове слышалось собственное дыхание. Рейчел издала звук, чтобы попробовать акустику, и он тут же словно ушел в подушку. Стены целиком поглощали малейшие колебания, оставляя только те, что происходили внутри черепа.
Капитан вышел, плотно закрыв за собой обитую тем же странным звукопоглощающим материалом дверь. Рейчел, Толланд и Корки уселись за маленький стол в форме буквы "U", металлические ножки которого уходили вниз, под сетку. На столе смотрели в разные стороны несколько микрофонов, укрепленных на длинных подвижных стержнях, лежали несколько пар наушников. На стене, немного выше стола, светился монитор. Приглядевшись внимательнее, на нем можно было рассмотреть маленький глазок телекамеры. Все выглядело словно миниатюрный зал заседаний ООН.
Как человек, работающий в системе разведки США, среди людей, прекрасно разбирающихся в лазерных микрофонах, подводных параболических прослушивающих устройствах и других сверхчувствительных шпионских приборах, Рейчел знала, что на земле осталось очень немного мест, где можно говорить, не опасаясь чужих ушей. Безэховая комната представляла собой одно из них. Микрофоны и наушники обеспечивали возможность свободного общения, а звуковые волны не покидали пределов комнаты. Слова же, сказанные в микрофон, оказывались моментально закодированными и в таком виде отправлялись в долгий путь к адресату.
- Проверка уровня. - В наушниках внезапно раздался голос, заставив троих сидящих в комнате подпрыгнуть от неожиданности. - Вы меня слышите, мисс Секстон?



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [ 22 ] 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.