read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



дивана, доводим сим до сведения, что завтра в девять часов утра великодушный
султан даст аудиенцию вдовам офицеров, погибших при исполнении служебных
обязанностей, - затем, чтобы, рассмотрев их просьбы, вынести справедливое
решение. Издан в нашей сенешалии, 12 числа месяца редисаб 147200000009
года".
Все безутешные вдовы Конго, - а их было много, - не преминули прочесть
это объявление или заставили прочесть своих лакеев, и, само собой
разумеется, в назначенный час они собрались в вестибюле перед тронным залом.
- Чтобы избежать сутолоки, - сказал султан, - пусть допускают ко мне
только по шести дам зараз. Когда мы их выслушаем, им растворят дверь в
глубине зала, которая выходит во внешние дворы. Будьте же внимательны,
господа, и вынесите решение по существу их требований.
Сказав это, он подал знак обер-актуарию, и были введены шесть вдов,
стоявших ближе всего к двери. Они вошли в траурных платьях со шлейфами и
отвесили глубокий поклон его высочеству.
Мангогул обратился к самой молодой и самой красивой. Ее звали Изек.
- Сударыня, - спросил он, - давно ли вы потеряли своего мужа?
- Три месяца назад, государь, - отвечала Изек, плача. - Он был
генерал-поручик на службе вашего высочества. Он был убит в последнем
сражении, и шесть человек детей - вот все, что мне осталось от него.
- От него? - произнес голос, который, хотя и исходил от Изек, но по
тембру отличался от ее собственного. - Сударыня говорит не все, что ей
известно. Все они были начаты и доделаны молодым брамином, который приходил
ее утешать, пока хозяин был в походе.
Легко угадать, откуда исходил нескромный голос, давший такой ответ.
Бедная Изек страшно смутилась, побледнела и, пошатнувшись, упала в обморок.
- Сударыня подвержена истерикам, - спокойно сказал Мангогул. -
Перенести ее в одну из комнат сераля и оказать ей помощь.
Затем, обратившись к Фенисе, он спросил:
- Сударыня, ваш муж был пашой?
- Да, государь, - отвечала Фениса дрожащим голосом.
- И как вы его потеряли?
- Государь, он умер в своей постели, измученный трудностями последнего
похода...
- Трудностями последнего похода?.. - подхватило сокровище Фенисы. -
Будет вам, сударыня! Ваш муж вернулся из похода здравым и невредимым. Он бы
и теперь здравствовал, если бы два или три прохвоста... Вы меня понимаете.
Подумайте же о себе.
- Запишите, - сказал султан, - что Фениса просит о пенсии в виду личных
заслуг перед государством и собственным супругом.
Третью спросили о возрасте и имени ее мужа, умершего, как говорили, от
черной оспы в армии.
- От черной оспы? - воскликнуло сокровище. - Нет, совсем от другой
болезни! Скажите лучше, сударыня, от пары добрых ударов саблей, полученных
от санджака Кавальи за то, что ему не нравилось поразительное сходство его
старшего сына с санджаком. И сударыня знает не хуже меня, - добавило
сокровище, - что на этот раз были все основания для такого сходства.
Четвертая хотела заговорить, не дожидаясь вопроса Мангогула, когда
из-под юбок раздался голос ее сокровища, сообщавший о том, что десять лет,
пока длилась война, она не теряла времени даром, что обязанности мужа
выполняли при ней два пажа и продувной плут-лакей, и что она, без сомнения,
предназначает пенсию, о которой хлопочет, на содержание одного актера
комической оперы.
Пятая бесстрашно выступила вперед и уверенным тоном попросила о
вознаграждении заслуг ее покойного супруга, аги янычаров, сложившего голову
у стен Мататраса. Султан направил на нее алмаз, но напрасно. Ее сокровище
безмолвствовало. "Надо сознаться, - говорит африканский автор, - что она
была до того безобразна, что все удивились бы, если бы у ее сокровища было
что рассказать".
Мангогул занялся шестой, и вот подлинные слова ее сокровища:
- В самом деле, у сударыни есть все основания хлопотать о пенсии, -
сказало оно о той, чье сокровище упорно хранило молчание, ведь она живет
карточной игрой. Она содержит игорный дом, который приносит ей более трех
тысяч цехинов годового доходу. К тому же, она устраивает интимные ужины на
счет игроков и получила шестьсот цехинов от Османа за то, что пригласила
меня на один из таких ужинов, где изменник Осман...
- Ваши просьбы, сударыни, будут удовлетворены, - сказал султан, -
теперь вы можете удалиться.
Затем, обращаясь к советникам, он спросил их, не находят ли они смешным
назначать пенсию ораве незаконных детей браминов и женщинам, которые
порочили честь добрых людей, искавших славы на службе султана, не щадя
жизни.
Сенешал поднялся, стал отвечать, разглагольствовать, резюмировать и
высказывать свое мнение, по обыкновению, в самых неясных выражениях. Пока он
говорил, Изек очнулась от обморока; она была в ярости от своего злоключения,
больше не надеясь на пенсию, но пришла бы в отчаяние, если бы ее получила
какая-нибудь другая, что, по всей вероятности, должно было случиться; и вот
она вернулась в вестибюль и шепнула на ухо двум-трем подругам, что их
собрали сюда лишь для того, чтобы послушать болтовню их сокровищ; что она
сама слышала в аудиенц-зале, как одно из них выкладывало разные ужасы; что
она не назовет его имени, но, конечно, надо быть круглой дурой, чтобы
подвергаться такому риску.
Это предостережение быстро передавалось из уст в уста и разогнало толпу
вдов. Когда актуарий вторично распахнул дверь - он не нашел ни одной.
Извещенный об их бегстве, Мангогул спросил сенешала, хлопнув добряка по
плечу:
- Ну, вот, сенешал, будете вы мне верить в другой раз? Я вам обещал
избавить вас от всех этих плакальщиц, - и вот вы от них избавились. А между
тем, они были очень расположены увиваться за вами, несмотря на то, что вам
уже стукнуло девяносто пять лет. Но каковы бы ни были ваши претензии по
отношению к ним, - а мне известно, насколько они были обоснованы, - я
полагаю, что вы будете мне благодарны за их изгнание. Они доставляли вам
больше хлопот, чем удовольствия.
Африканский автор сообщает нам, что в Конго до сих пор сохранилось
воспоминание об этом испытании и что по этой причине правительство Конго так
туго назначает пенсии. Однако это не было единственным положительным
результатом действия кольца Кукуфы, как мы увидим в следующей главе.


ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВОСЬМАЯ

ДВЕНАДЦАТОЕ ИСПЫТАНИЕ КОЛЬЦА.
ВОПРОСЫ ПРАВА
Изнасилование подвергалось в Конго суровой каре. И вот произошел один
очень громкий случай такого рода в царствование Мангогула. Этот государь,
вступая на престол, поклялся, как и все его предшественники, что не будет
прощать такого рода преступления; однако, как ни суровы законы, они не
останавливают тех, кто особенно заинтересован в их нарушении. Виновного
приговаривали к лишению той части тела, посредством которой он согрешил, -
жестокая операция, обычно смертельная для подвергавшихся ей; производивший
ее не принимал таких предосторожностей, как Пти{481}.
Керсаэль молодой человек знатного рода, уже полгода изнывал в стенах
тюрьмы в ожидании такой кары. Фатима, молодая и красивая женщина, оказалась
его Лукрецией и вместе с тем обвинительницей. Они были в интимных
отношениях, и это всем было известно. Снисходительный супруг Фатимы не
возражал против их близости. Поэтому со стороны общества было бы прямо
невежливо вмешиваться в их дела.
После двух лет спокойной связи, по своему непостоянству или в силу
охлаждения к Фатиме, Керсаэль увлекся танцовщицей оперного театра Банзы и
стал пренебрегать Фатимой, не разрывая, однако, открыто с ней связи Ему
хотелось, чтобы его уход обошелся без скандала, и это заставляло его еще
посещать их дом. Фатима, разъяренная его изменой, стала обдумывать план
мести и воспользовалась все еще длившимися посещениями молодого человека,
чтобы его погубить.
Однажды, когда покладистый супруг оставил их одних, Керсаэль, сняв
саблю, старался усыпить подозрения Фатимы уверениями, которые ничего не
стоят любовникам, но никогда не могут убедить встревоженную подозрениями
женщину. Внезапно Фатима, с блуждающим взглядом, быстрыми движениями привела
в беспорядок свой наряд и стала испускать ужасные крики, призывая на помощь
супруга и слуг, которые прибежали и стали свидетелями оскорбления,
нанесенного ей, по ее словам, Керсаэлем. Она показала им саблю, говоря:
- Мерзавец десять раз заносил ее над моей головой, чтобы заставить меня
покориться его желаниям.
У молодого человека, ошеломленного коварством обвинения, не хватило сил
ни отвечать, ни убежать. Его схватили, отвели в тюрьму, и над ним должно
было совершиться правосудие кадилескера*.
_____________
* Военного судьи.
Закон требовал, чтобы Фатима подверглась освидетельствованию; ее
осмотрели, и отчет матрон оказался весьма неблагоприятным для обвиняемого.
Они руководствовались формуляром для определения факта изнасилования, и все
необходимые условия оказались налицо и говорили против Керсаэля. Судьи
подвергли его допросу; ему дали очную ставку с Фатимой; выслушали
свидетелей. Напрасно он заявлял о своей невиновности, отрицал факт
преступления и доказывал, что женщина, с которой он был два года в связи, не
могла быть изнасилована; наличие сабли, их свидание с глазу на глаз, крики
Фатимы, смущение Керсаэля при виде супруга и слуг - все это были, по мнению



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [ 22 ] 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.