read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



отнести ребенка в церковь и окрестить, а он и жена будут крестными; или,
пожалуй, не стоит оказывать дочери такое снисхождение - он просто
позаботится, чтобы ребенка окрестили без нее. Он обдумал это трудное
положение и, наконец, решил, что крестины должны состояться в какой-нибудь
ближайший будничный день, между Рождеством и Новым годом, когда Дженни
будет на работе. Он предложил это жене и, получив ее одобрение, высказал
еще одну мысль, которая его заботила:
- У девочки нет имени.
Дженни тоже говорила об этом с матерью и сказала, что ей нравится имя
Веста. Теперь миссис Герхардт осмелилась сама это предложить.
- Может, назовем ее Вестой?
Герхардт выслушал жену с полным равнодушием. Втайне он уже сделал
выбор. У него было про запас имя, сохранившееся в памяти со времен юности,
хотя почему-то он не назвал так ни одну из собственных дочерей:
Вильгельмина. Разумеется, он и не думал ни о каких нежностях в отношении к
внучке. Просто это хорошее имя, и девочка должна быть за него благодарна.
С рассеянным и недовольным видом Герхардт возложил свой первый дар на
алтарь родственной любви, ибо в конце концов это был дар.
- Недурно, - сказал он, забывая о своем равнодушии. - А может быть,
назвать ее Вильгельминой?
Миссис Герхардт не посмела ему перечить, раз уж он невольно смягчился.
Женский такт выручил ее.
- Можно дать ей оба имени, - сказала она.
- Мне все едино, - ответил Герхардт, вновь уходя в свою скорлупу, из
которой вылез, сам того не заметив. - Важно, чтоб ее окрестили.
Дженни с радостью услыхала об всем этом, так как ей непременно хотелось
добиться для своей девочки всех возможных преимуществ, будь то в отношении
религии или в любом другом. Она положила немало труда на то, чтобы
образцово накрахмалить и выгладить платьице и все, во что надо было
нарядить дочку в назначенный день.
Герхардт отыскал лютеранского священника из ближайшего прихода -
большеголового, коренастого служителя церкви, педанта и формалиста - и
изложил ему свою просьбу.
- Это ваша внучка? - спросил священник.
- Да, - сказал Герхардт. - Ее отца здесь нет.
- Так, - произнес священник, с любопытством глядя на собеседника.
Но Герхардта было нелегко сбить с толку. Он объяснил, что девочку
принесут крестить он и его жена. Священник, догадываясь, в чем
затруднительность положения, не стал больше расспрашивать.
- Церковь не может отказать в крещении, поскольку вы, как дед,
изъявляете желание стать крестным отцом ребенка, - сказал он.
Герхардт ушел, болезненно ощущая, что тень позора пала и на него, но в
то же время ему приятно было сознание исполненного долга. Теперь он
отнесет девочку в церковь, ее окрестят, и тогда с него снимется всякая
ответственность.
Но, когда настал час крещения, оказалось, что какая-то новая сила
вызывает в нем еще больший интерес к ребенку и чувство еще большей
ответственности. Он снова слышал заповеди суровой религии, утверждающей
высший закон, - заповеди, которые скрепили когда-то его связь с родными
детьми.
- Намерены ли вы воспитать это дитя в духе евангельской любви? -
спрашивал священник в черном облачении; Герхардт и его жена стояли перед
ним в маленькой тихой церковке, куда они принесли ребенка, и он задавал
вопросы, какие полагаются по обряду, Герхардт сказал: "Да", - и миссис
Герхардт также ответила утвердительно.
- Обязуетесь ли вы с должным тщанием и усердием наставлять ее на путь
истинный примером и строгостью, беречь ее от всякого зла и научить
повиноваться воле божьей, как о сем сказано в священном писании?
Герхардт слушал, и вдруг в мозгу его молнией блеснула мысль о том, что
произошло с его детьми. Их тоже вот так крестили. Они тоже слышали его
торжественное обещание заботиться об их праведности... Он молчал.
- Да, обязуемся, - подсказал священник.
- Да, обязуемся, - покорно повторил Герхардт и его жена.
- Предаете ли вы обрядом крещения судьбу этого младенца в руки господа,
который даровал ему жизнь?
- Да.
- И, наконец, если вы готовы по совести заявить пред богом, что вера
ваша крепка и обеты ваши нерушимы и приняты в сердце вашем, подтвердите
это пред лицом господа, сказав: да.
- Да, - повторили они.
- Крещается младенец Вильгельмина-Веста, во имя отца и сына и святого
духа, - закончил священник, простирая руки над ребенком. - Помолимся.
Герхардт склонил свою седую голову и стал набожно повторять про себя
слова молитвы.
Слушая эти торжественные слова, он ощущал великую ответственность за
крошечное отверженное создание, лежащее в руках его жены, почувствовал,
что должен заботиться о внучке, что он за нее в ответе перед самим богом.
Он благоговейно склонил голову, и, когда все кончилось и они вышли из
церкви, у него не нашлось слов, чтобы выразить свои чувства. Он веровал
истово и горячо. Бог был для него живым существом, высшей реальностью.
Религия - это не только занимательные мысли, речи, которые выслушиваешь по
воскресеньям, но могучее, живое выражение божественной воли,
унаследованное от тех времен, когда люди находились в личном,
непосредственном общении с богом. В исполнении ее заветов Герхардт видел
отраду и спасение, единственное утешение для существа, посланного
скитаться в сей юдоли, смысл чего будет открыт нам не здесь, но в небесах.
Герхардт медленно шел по улице, размышлял над священными словами,
слышанными и произнесенными им в церкви, и над обязанностями, которые они
на него налагали, - и Последняя тень отвращения, владевшего им, когда он
шел с ребенком в церковь, исчезла, уступив место совершенно естественной
нежности. Как бы тяжко ни согрешила его дочь, дитя ни в чем не повинно.
Это беспомощное, слабое, хнычущее создание требовало от него заботы и
любви. Герхардт чувствовал, что сердце его рвется к малютке, но он не мог
так сразу сдать все свои позиции.
- Прекрасный человек, - сказал он о священнике, шагая рядом с женой и
быстро смягчаясь под влиянием мыслей о своем новом долге.
- Да, правда, - робко согласилась миссис Герхардт.
- И церковь хорошая, - продолжал он.
- Да.
Герхардт посмотрел по сторонам, на дома, на улицу, такую оживленную в
этот солнечный зимний день, и, наконец, на девочку, которую несла жена.
- Она, наверное, тяжелая, - сказал он по-немецки. - Дай-ка ее мне.
Усталая миссис Герхардт согласилась.
- Ну вот! - сказал он, взглянув на девочку и прислоняя ее головку к
своему плечу, чтобы ей было удобнее. - Будем надеяться, что она окажется
достойной всего, что было сделано для нее сегодня.
И миссис Герхардт хорошо поняла, что звучало в его голосе. Присутствие
этого ребенка в доме, быть может, еще не раз послужит поводом для тяжких
переживаний и резких слов, но другая, более могущественная сила будет
сдерживать Герхардта. Он всегда будет помнить о душе девочки. Он никогда
больше не откажется от заботы о ней.



16
Последние дни, которые Герхардт провел в Кливленде, он словно робел в
присутствии Дженни и старался делать вид, что не замечает ее. Когда
наступило время отъезда, он уехал, не простясь с нею и поручив жене
сделать это за него; потом, по дороге в Янгстаун, он об этом пожалел.
"Надо было с ней попрощаться", - думал он в поезде под грохот колес. Но
было уже слишком поздно.
А жизнь семьи шла своим чередом. Дженни продолжала служить у миссис
Брейсбридж. Себастьян прочно обосновался в табачном магазине приказчиком.
Джорджу повысили жалованье до трех долларов, а потом даже до трех с
половиной. Это было нелегкое, скучное и однообразное существование. Уголь,
еда, обувь и одежда были главной темой разговоров; все выбивались из сил,
стараясь свести концы с концами.
Чуткую Дженни тяготило множество забот, но больше всего тревожилась она
о своем будущем - и не столько из-за себя, сколько из-за дочурки и всех
родных. Она не представляла себе, что ее ждет. "Кому я нужна?" - снова и
снова спрашивала она себя. Как поступить с ребенком, если кто-нибудь ее
полюбит? А это вполне могло случиться. Дженни была молода, красива, и
мужчины охотно ухаживали за нею, вернее, пытались ухаживать. У
Брейсбриджей бывало много гостей, и некоторые пробовали приставать к
хорошенькой горничной.
- Деточка, да вы просто прелесть, - заявил ей один старый повеса лет
пятидесяти с лишком, когда однажды утром она пришла к нему по поручению
хозяйки.
- Прошу прощения, - сказала она, смущаясь и краснея.
- Право же, вы очаровательны. И незачем просить у меня прощения. Я
хотел бы как-нибудь с вами потолковать.
Он попытался потрепать ее по щеке, но Дженни увернулась и поспешила
уйти. Она хотела рассказать об этом хозяйке, но стыд удержал ее. "Почему
мужчины всегда так себя ведут?" - думала она. Быть может, в ней самой от
природы есть что-то порочное, какая-то внутренняя испорченность,
привлекающая испорченных людей?
Любопытная черта беззащитных натур: они - как для мух горшок с медом,
им никогда ничего не дают, но берут у них много. Мягкий, уступчивый,
бескорыстный человек всегда становится добычей толпы. Люди издали чуют его



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [ 22 ] 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.