read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- Между тем человек никогда не бывает психологически одинок, - сказал
он. - В самом деле, только что родился, как у него появляется мать.
- Ты хочешь сказать: он появляется у матери...
- Не вижу разницы. Он подрастает, поступает или не поступает в школу,
кончает или не кончает вуз и совершает тому подобные поступки, свойственные
человеческому индивиду. Так?
- Допустим.
- С первой минуты жизни он находится в условиях, исключающих
одиночество. И эти условия отнюдь не мешают ему участвовать в создании
величайших творений. Ты согласен со мной?
- Согласен.
- Ага! - с торжеством закричал Гурий. - Следовательно, ты считаешь, что
Пушкин не прав?
Мы расхохотались, и Ниночка объявила, что в такую ночь грешно
заниматься философией. Но Андрей даже не улыбнулся, и я почувствовала, что
этот спор глубоко волнует его.
- Что значит "великое"? - возразил он. - Египетским фараонам казалось,
что они совершают великое, воздвигая пирамиды. Мы убеждены, что великое -
это то, что совершается во имя и для счастья народа. В основе одиночества
лежит разочарование, ненависть, злоба. Чтобы совершить великое, надо любить.
Он сказал это, когда мы стояли на старом плавучем мосту и смотрели, как
одна баржа стала отходить, чтобы пропустить расшиву - так у нас на Тесьме
назывались парусные грузовые суда. Расшива была видна издалека, еще когда мы
шли по Овражкам, а теперь приблизилась, и можно было различить, как под
большим надувшимся парусом двигаются и что-то делают люди.
Мне почудилось, что руки Андрея, лежавшие на перилах рядом с моими,
немного дрожат. Я взглянула на него - и поразилась. У него были полузакрыты
глаза, и лицо с крепко сжатыми губами было торжественным и сумрачно-важным.
Трудно поверить, но я поняла в этот миг, что в его душе еще звучат слова:
"Чтобы совершить великое, надо любить", - и что они сливаются с этой
картиной ночной реки, расшивы, которая под белым трепещущим парусом гордо
прошла, точно разрезала мост пополам. Лоцман стоял на корме в полушубке и
закуривал - выбивал искры из кремня - и искры гасли и гасли...
Вот и Пустынька! Она была незнакомая ночью, ручьи шумели на дне оврага,
лунный свет был не такой, как в городе, - таинственнее, мягче. Пустынька
стояла на четырех оврагах, и прежде через них вели мосты. Но мосты давно
прогнили, сломались, и теперь нужно было знать тропинку, чтобы подойти к
монастырскому зданию.
Мы спустились этой тропинкой в овраг, и стало так темно и так шумно,
что мальчики, которые спорили теперь о том, что такое любовь, должны были
почти кричать, чтобы услышать друг друга. Володя подхватил меня и перенес
через ручей так бережно, как будто я была стеклянная и, если бы он уронил
меня, разлетелась бы на кусочки. Он был очень милый, я чувствовала, что он
волновался, и в этот вечер мне было все равно, что он немного туповат и
однажды признался мне, что никак не может одолеть "Мертвые души".
На дне оврага был свой, шумный, пахнущий сыростью мир, и когда из этого
мира мы поднялись наверх, я даже ахнула - таким необычайным показалось мне
здание старого монастыря с его чистыми строгими стенами, глухими окнами и
высокой башенкой, в которой виднелись колокола.
Мы зашли во двор - как все пустынно, печально! Каменная панель вела к
разрушенному зданию ризницы. Толстая железная дуга была подвешена на цепи
посреди двора. Гурий постучал по дуге палкой, и сдержанный суровый звон
отозвался и замер.
До утра мы бродили по Пустыньке, ломали черемуху, пели.
Потом Андрей куда-то пропал; я нашла его на развалинах монастырской
стены, над обрывом, с которого далеко виднелась Тесьма, и мы долго сидели и
молчали...
- Да, совершить великое, но не вообще, а конкретно, - наконец сказал
он. - Например, открыть тайну белка. Ведь это было бы подвигом в науке?
- О да!
Я чуть не спросила его, можно ли совершить подвиг, посвятив свою
будущность театру, но такой вопрос показался мне легкомысленным в сравнении
с тайной белка.
- Как ты думаешь, чтобы решить такую задачу, нужно быть гениальным?
- Я думаю, да.
Андрей замолчал. Потом переспросил упавшим голосом:
- Да?
Очевидно, он не считал себя гениальным.
- Да, но мы можем стремиться к великому, - вдруг живо сказал он. -
Представь себе, насколько все становится яснее, когда в жизни появляется
главная цель. К ней можно прислушиваться и проверять себя. Ее можно хранить
в тайне или доверить только близким друзьям. Ты знаешь, я убежден, что очень
скоро в нашей стране великое будет совершаться почти ежедневно.
Я спросила:
- А несчастья?
Он не понял, и я объяснила, что борьба с эгоизмом - внутренняя, а есть
еще внешняя - против несчастий и огорчений, которые тоже очень часто
встречаются в жизни. Андрей подумал и ответил, что в подобных случаях должна
помочь воля, а воля и стремление к цели - это две стороны одного и того же
явления.
Звезды стали бледнеть, первые лучи солнца скользнули по башенке, по
куполам, потом спустились прямо на нас. Большой красный шар стал подниматься
на той стороне Тесьмы, над полями. Похожая на флаг сосна стояла на обрыве
шагах в двадцати от нас. До сих пор она была незаметная, ночная, а теперь
под утренним солнцем стала красная, стройная, точно ее преобразило какое-то
чудо.
Стрижи взвились с колокольни прямо к солнцу, крылышки блеснули, как
будто кто-то рассыпал в воздухе осколки стекла. Все вокруг - на небе и на
земле - было теперь красным и золотым от солнца, и уже не прежние угрюмые
купы стояли на берегу, а серебристые ивы с молодыми листьями,
поворачивающимися под утренним ветром своей нежной, беленькой стороной. Как
все было прекрасно! Как великолепно было, что наступило утро, и что я вижу
солнце и небо, и что никто не знает, как я счастлива, и только я знаю, что
буду еще счастливее - счастливее всех людей на земле!
Почему-то много народу было у нас в передней, - так рано? - когда я
вернулась домой. Какие-то женщины громко говорили, ахали и вдруг замолчали,
расступились, увидев меня. Мария Петровна в пальто, в туфлях на босу ногу,
непричесанная вышла из нашей комнаты и, поджав губы, уставилась на меня.
- Что случилось?
- Ничего, ничего!
Кто-то белый был в нашей комнате; я вошла и увидела Митю в халате.
Разобранный шприц лежал перед ним на столе, он укладывал его в коробочку и,
когда я вошла, зачем-то рассматривал одну иголку перед лампой. У него было
усталое, напряженное лицо, энергично-хмурое, со сдвинутыми бровями.
- Что случилось?
Он поспешно бросил иголку, подошел ко мне к взял мои руки в свои. Я
бросилась к маме. Она лежала ровно, неподвижно, с неподвижным лицом. Она
была такая же, как всегда, только глаза закрыты и руки крест-накрест сложены
на груди...


НЕСКОЛЬКО ДНЕЙ
Митя ушел, еще раз крепко пожав мне руки, какие-то женщины заглядывали
в нашу комнату и долге разговаривали в передней, я слушала и не слышала их
и, помнится, удивилась, когда Мария Петровна рассказала, что мама очень
ждала меня и, когда ей становилось полегче, все говорила: "У Тани будет
успех, оттого что она по натуре артистка".
С маминой службы прислали фельдшера, он поставил ей банки, но маме не
стало легче, и она попросила Марию Петровну сходить за Митей. Митя пришел и
остался у нас на всю ночь. Бледный, нахмуренный, он сидел на постели и
каждый час впрыскивал камфору. Под утро он послал Марию Петровну в аптеку за
каким-то редким лекарством и, когда лекарства не оказалось, так набросился
на нее, что мама даже стала смеяться. Она не знала, что умирает. А Митя уже
снова колол ее и делал еще что-то. Потом закричал: "Чашку!" - и вскрыл маме
вену, но кровь не пошла.
Вдруг он наклонился над мамой и громко назвал ее по имени: "Наталья
Тихоновна!" И Мария Петровна ясно видела, как у нее в последний раз
вздрогнули и закатились глаза...
Меня увели из нашей комнаты, потому что маму нужно было "готовить", и я
долго сидела у Марии Петровны.
Андрей приходил несколько раз, но как-то незаметно, так, что я даже
забывала о нем. Потом я вернулась к маме; она лежала причесанная, чистая, и
рукава белого платья были наспех крупными стежками приметаны друг к другу,
так что нитки порвались бы, если бы мама подняла руки. На глазах у нее
лежали медяки. Эти медяки и сшитые рукава - это было то, что никогда не
делают с живыми. Она умерла, ее нет, ветки цветущей черемухи лежат у нее в
ногах, потому что она умерла!
В Лопахине кладбище расположено на Павской горе, поросшей сосновым
лесом, и мальчики с Ниной без меня выбрали высокое, чистое место. Не знаю,
откуда они взяли цветы - садоводство было только в Петрове, но когда мы
уходили, между цветами был едва виден некрасивый песчаный холмик, под
которым лежала мама.
Какой холодной, слишком просторной показалась мне наша комната, едва я
переступила порог! Во всем, что я видела вокруг, была мамина жизнь, ее
заботы, ее прошлое, ее увлечения, а моя в этой комнате была только полочка с
книгами, да и эти книги мама прочитала прежде меня.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [ 22 ] 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.