read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



сторонам.
Мать и дочь обнялись и расцеловались.
- Знакомьтесь, - профессор Каменская тут же перешла на английский. -
Моя дочь Анастасия. Мой коллега профессор Кюн.
- Дирк, - представился Кюн, пожимая руку Насте.
"Ай да маменька, - мысленно восхитилась Настя. - Привезла своего воз-
любленного, не побоялась. Впрочем, кого ей бояться? Меня, что ли? Смеш-
но. Интересно, кто кому смотрины устраивает, он - мне или я - ему? Но
какая же она всетаки красавица! Почему же я-то такая невзрачная уроди-
лась?"
У Дирка были седые волосы, мальчишеское лицо и веселые желто-зеленые
глаза. Он немного говорил по-русски, Настя, хоть и с большим трудом" но
могла объясняться по-шведски, и разговор всех троих являл собой весьма
забавную лингвистическую смесь.
В первый вечер они просидели до поздней ночи в ресторане, куда их
привел симпатяга-профессор, знавший в Риме каждый закоулок. Настя не
могла припомнить, когда в последний раз столько смеялась. Ей было легко
с матерью и ее другом, ее опасения не оправдались, и ни малейшего напря-
жения она не испытывала. Преодолев барьер неловкости во время встречи с
отчимом и его пассией, аналогичную ситуацию с матерью Настя перенесла
без каких-либо эмоциональных затруднений. Мать счастлива, Дирк смотрит
на нее с веселым обожанием, и что во всем этом плохого, если всем хоро-
шо?
- Завтра пойдем в оперу, я взяла билеты, - сказала, прощаясь, Надежда
Ростиславовна, - а в субботу - Сикстинская капелла. Не проспи, она отк-
рыта для посетителей только до двух часов дня.
- Я рад, что у Надин такая замечательная дочь, - обаятельно улыбнулся
Дирк Кюн.
Настя вернулась в гостиницу довольная и умиротворенная. Переживания
по поводу распада семьи, точившие ее вот уже несколько месяцев, показа-
лись ей пустыми и беспочвенными. Люди имеют полное право быть счастливы-
ми, тем более когда при этом никто не страдает.
Если бы Настя Каменская знала, как резко изменится ее жизнь всего
лишь через три дня, если бы она только догадывалась, какими неправдопо-
добно далекими и призрачными покажутся ей "римские каникулы" из той глу-
бины страха и нервного напряжения, в которую она окунется всего лишь че-
рез трое суток, она бы, наверное, постаралась получше запомнить и закре-
пить в себе то чувство восторга и душевного спокойствия, которое снизош-
ло на нее в Вечном городе. Но Настя, как и все счастливые люди, самона-
деянно полагала, что так теперь будет всегда.
И ошибалась.
В субботу, выйдя из Сикстинской капеллы, мать предложила съездить на
книжную ярмарку.
- Мне надо посмотреть кое-какие книги для себя и для друзей. Давай
сходим вместе, тебе будет интересно.
На ярмарке они разделились. Мать с Дирком пошли искать нужные им из-
дания, а Настя осталась у стендов, над которыми огромными буквами было
написано "Европейский бестселлер". Она разглядывала яркие обложки, чита-
ла аннотации, отмечая про себя: "Вот это я бы почитала, если бы было
время, и это тоже, и это... А такая литература - не на мой вкус". Перей-
дя к очередному стенду, она почувствовала, как земля ушла из-под ног.
Прямо перед ней стояла книга под названием "Соната смерти", автор -
Жан-Поль Бризак. На глянцевой обложке - пять кроваво-красных полос, ими-
тирующих нотный стан, и светло-зеленый скрипичный ключ.
Оправившись от шока, Настя взяла книгу и впилась глазами в аннотацию.
"Жан-Поль Бризак, - гласила она, - одна из самых загадочных фигур совре-
менной европейской литературы. Ни одному журналисту еще не удалось взять
интервью у автора более чем двадцати бестселлеров. Напряженная интрига,
борьба добра и зла, темные стороны человеческой натуры - все это в кни-
гах таинственного затворника, не позволяющего себя фотографировать и об-
щающегося с внешним миром через своего литературного агента".
Она внимательно оглядела стенд и нашла еще несколько книг Бризака на
немецком, французском и итальянском языках. Заметив вдалеке мать, Настя
сквозь толпу пробралась к ней.
- Мама, здесь можно купить книги?
- Конечно. Ты нашла что-то интересное? Пойдем, я тебе куплю, у тебя
все равно денег не хватит, здесь все очень дорого.
- Но мне нужно много... - нерешительно сказала Настя.
- Значит, купим много, - с олимпийским спокойствием ответила мать.
Немецкого языка Настя не знала, поэтому выбрала книги Бризака на
французском и итальянском.
- Зачем тебе это? - Надежда Ростиславовна презрительно скривила губы.
- Неужели ты читаешь такую дребедень?
- Ну... Интересно, - уклончиво ответила Настя. - Писатель-затворник,
темные стороны души... Любопытно.
Мать явно не одобряла увлечение дочери европейским бестселлером и,
оплачивая отнюдь не дешевую покупку, заметила:
- Бризака можно купить в любом киоске на вокзале или в аэропорту го-
раздо дешевле. И выбор там больше.
Жан-Поль Бризак, по словам Надежды Ростиславовны, был популярным, но
неглубоким писателем. Его книги охотно раскупались для дорожного чтения
невзыскательной публикой, поэтому издавались преимущественно в мягких
обложках в карманном формате. Но одно замечание матери Настю заинтересо-
вало:
- Он идет на поводу у моды. Знаешь, в последние годы возрос интерес к
России. Да и эмигрантов стало больше. У Бризака есть целый цикл трилле-
ров на русскую тему, и представь себе, они пользуются огромным спросом
среди выходцев из России. Могу тебе сказать: кем бы ни был этот затвор-
ник, но он не бедствует. Тиражи у его творений колоссальные, а пишет он
быстро.
- Ты читала что-нибудь? - с надеждой спросила Настя.
- Я же не эмигрантка. Да и триллеры не люблю. Не понимаю, кто привил
тебе такой дурной вкус.
- Но если ты не читала его книги, откуда ты знаешь, что они плохие? -
Настя как будто даже обиделась за писателя.
- Мне достаточно отзывов тех людей, чьему вкусу я доверяю. И потом, я
не утверждаю, что они плохие. Но знаю, что настоящая литература создает-
ся годами. А твой Бризак выпекает свои бессмертные произведения по пять
штук в год, если не больше.
- Как ты думаешь, мама, - задумчиво спросила Настя, - этот Бризак не
может быть русским эмигрантом?
- Маловероятно, - категорически возразила Надежда Ростиславовна, рас-
сеянно листавшая один из купленных дочерью романов. - Он владеет фран-
цузским, как француз. Достаточно прочитать два-три абзаца, чтобы в этом
убедиться. Впрочем, - добавила она, пробежав глазами открытую наугад
страницу, - язык у него хороший, острый, диалоги живые, сравнения инте-
ресные... Может быть, он и в самом деле неплохой писатель. Но он настоя-
щий француз, никаких сомнений быть не может.
На следующий день Настя вместе с делегацией улетела в Москву. В само-
лете она читала "Сонату смерти", надеясь найти в ней хоть какую-нибудь
подсказку, хоть крошечный намек на разгадку невероятного совпадения ри-
сунка на обложке и рисунка, сделанного Борисом Карташовым со слов погиб-
шей Ереминой. Как бы там ни было, в одном Настя теперь была уверена: Ви-
ка не была психически больна. Она действительно могла слышать по радио
описание своего сна: многие западные радиостанции, вещающие на русском
языке, передают отрывки из новых литературных произведений. Идея воз-
действия по радио не была плодом больного воображения. Но как же могло
случиться, что совпали оба рисунка? Совпали до мелочей, до светло-зеле-
ного цвета, которым нарисован скрипичный ключ?
Есть, конечно, самое простое объяснение, которое лежит на поверхнос-
ти: Вика слышит по радио отрывок из "Сонаты смерти", Настя даже точно
знает, какой именно эпизод она могла слышать. Потом пересказывает его в
деталях Борису, который и рисует, сообразуясь с ее словами. Если ей и
снился раньше какой-то кошмар, он мог быть лишь отдаленно, а то и вовсе
не похож на то, что написано в "Сонате" и что оказалось потом на рисунке
Карташова. Просто у Вики что-то нарушилось в голове, и ей показалось,
что... Но тогда придется признать, что она была больна. Нет, опять не
складывается, опять тупик...
Если еще вчера дело об убийстве Ереминой страдало отсутствием инфор-
мации, то сегодня оно в мгновение ока стало невероятно запутанным.

Глава седьмая
- Придется опять начинать все с самого начала, - удрученно сказала
Настя, глядя на Чернышева, Морозова и стажера Мещеринова.
- В пятый раз? - саркастически спросил Андрей, закидывая ногу на ногу
и усаживаясь поудобнее.
Они сидели дома у Насти. Был вечер воскресенья, она обзвонила коллег,
едва переступив порог, и попросила их срочно приехать. В прихожей до сих
пор стояла неразобранная сумка с вещами, через которую приходилось пере-
шагивать, чтобы пройти в кухню. Почему-то никому, в том числе и самой
Насте, не пришло в голову отодвинуть ее в более удобное место.
- А хоть бы и в пятый, - резко ответила Настя. - Двигаться будем с
двух разных концов. На этот раз, я думаю, мы до чего-нибудь доберемся.
Олег, завтра с утра поедете в архив и найдете уголовное дело по обвине-
нию Ереминой-старшей в убийстве. Андрей с Женей начнут поиски в редакци-
онно-издательском мире, отталкиваясь от связей Валентина Косаря.
- А ты будешь осуществлять общее идеологическое руководство? - зло
поддел ее Морозов, даже не пытавшийся скрыть неудовольствие от того, что



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [ 22 ] 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.