read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



на свободе. Очень рад. Буду откровенным. Все эти два года ваше дело не
выходило у меня из головы. Я вам больше скажу: меня почему-то мучила
совесть. Не понимаю почему. Это трудно объяснить.
- Это легко объяснить, - бесстрастно возразил Калмыков. - Это значит,
что у вас есть совесть.
- Надеюсь, что есть, - с веселой иронией подтвердил судья, пытаясь
перевести разговор в тон легкой светской беседы. - Сам я в этом не
сомневался. Но услышать от других все равно приятно. Ваши слова облегчат мне
жизнь.
- Нет, - сказал Калмыков.
- Нет? Что значит "нет"?
- Не облегчат.
Не получалось светской беседы. Правильнее всего было дать Калмыкову
разрешение на допуск в судебный архив и закончить этот тягостный разговор.
Но что-то мешало Сорокину это сделать.
- Константин Игнатьевич, я не думаю, что вы можете быть на меня в
обиде, - серьезно, доверительно проговорил он. - Приговор не мог быть иным.
Такой же приговор вынес бы любой судья. Против вас было все. И главное -
ваше признание.
- Я не в обиде на вас. Вы делали свое дело.
- Рад, что вы это понимаете. Вы были офицером и знаете, что это такое.
Человек в мундире обязан делать то, что ему может не нравиться как человеку.
Я судья. Мой мундир - мантия. В сущности, каждый человек всю жизнь носит
мундир. Тот или другой. Без мундира он бывает всего один раз - когда
приходит в этот мир.
- Два, - поправил Калмыков.
- Какой второй?
- Когда уходит.
- Да, конечно, - согласился судья. - Вы правы. Мне хотелось бы задать
вам один вопрос. Можете не отвечать. Но если решите ответить, ответьте
честно. Вы знали, что от вашего имени куплена квартира вашей жене?
- Нет.
- Нет?
- Нет.
- А тогда зачем вы признали себя виновным?
- Посоветовал адвокат.
- Вот как? - насторожился Сорокин. - Это вам посоветовал Кучеренов?
- Да. Он сказал, что иначе дело вернут на доследование, я просижу в
Лефортово еще год, а потом получу на всю катушку.
- Могло быть и так, - подтвердил судья.
- Он сказал, что Галину будут таскать на допросы.
- Ей пришлось бы через это пройти.
- Еще он сказал: ее квартиру могут конфисковать.
- Так вам сказал Кучеренов?
- Да. Если будет доказано, что это мой гонорар за убийство Мамаева. Он
сказал, что они могут это доказать. Что они могут доказать все.
- Не в моих правилах плохо говорить о коллегах, - заметил Сорокин. - Но
иногда хочется изменить этим правилам.
- Вы изменили. Я понял.
- Да, изменил. И не жалею об этом. Очень хочется верить, что за этот
совет он получит гонорар полной мерой. Там, куда мы приходим без мундиров.
- Раньше, - сказал Калмыков.
- Что вы имеете в виду?
- Он получит гонорар раньше.
- Полагаете, его замучает совесть? Не рассчитывайте, Константин
Игнатьевич. Он из той породы людей, которые плохо спят только после слишком
плотного ужина. Оставим это. Чем вы намерены заняться?
- Пока не знаю. Сначала нужно кое в чем разобраться. И сделать одно
дело.
- Могу я чем-нибудь вам помочь?
- Можете. Мне нужен телефон следователя, который вел мое дело. Я
спрашивал в прокуратуре, они не дали.
- Они и не могли дать. Следователя застрелили. Недели через две после
суда над вами.
- Кто?
- Неизвестно.
- Почему?
- Неизвестно.
- Как это произошло?
- Ночью, на Рязанском шоссе, километрах в пятидесяти от Москвы. Его
нашли мертвым в салоне его "БМВ".
- Ограбление?
- Нет.
- Это связано с моим делом?
- Может быть. В этой истории много вопросов и нет ответов. Откуда у
него появилась новая "бээмвуха"? При его-то зарплате. Прокурор говорил мне,
что следователь вроде бы вышел на след того, кто вас нанял. "БМВ" - это
могло быть платой за старание. Или за молчание. А убийство? Не знаю.
Гарантией молчания? Все может быть. Но это всего лишь мои предположения, -
предупредил Сорокин. - Преступление не раскрыто. "Висяк". И мне почему-то
кажется, что оно так и останется "висяком".
Калмыков немного помолчал и встал.
- Спасибо, что приняли меня, - вежливо произнес он.
- Не стоит благодарности, - отозвался судья. - Я позвоню в архив.
Скажу, чтобы вам разрешили ознакомиться с вашим делом.
- Не нужно. Это был предлог. Я хотел поговорить с вами.
- Помог вам разговор?
- Да. Все, что я хотел узнать, я узнал.
- Ну и прекрасно. - Судья Сорокин поднялся из-за стола, чтобы проводить
посетителя до двери. - Я рад, что все это для вас уже позади. Поверьте,
искренне рад. У меня осталось очень тяжелое чувство от того суда. В детстве
бабка мне говорила: не делай этого или того, рука отсохнет. Я, конечно,
делал. А потом смотрел на руку: неужели отсохнет? Такое же чувство у меня
было, когда я подписывал вам обвинительный приговор. Желаю удачи, Константин
Игнатьевич.
Судья протянул руку, но она повисла в воздухе.
- Вы не хотите пожать мне руку? - удивленно спросил Сорокин.
Калмыков немного помедлил и ответил на рукопожание. Так, как это делают
на Востоке: взял руку судьи обеими руками, подержал и выпустил. Ладони у
него были сухие и точно бы заряженные электричеством.
- Вот вы и отпустили мне мои грехи, - с усмешкой констатировал Сорокин.
- Может быть, теперь меня перестанет мучить бессонница.
- Перестанет, - без улыбки ответил Калмыков. - Скоро.
Он вышел. Судья Сорокин остановился у окна. Асфальтовая площадка под
окном была засыпана желтыми и красными листьями кленов. Листья были и на
крыше белой "Тойоты Короллы", одиноко стоявшей перед судом. К машине подошел
Калмыков, сел в нее и выехал в переулок. Тотчас тронулась с места
припаркованная на другой стороне переулка темно-вишневая "Вольво-940" и
скользнула за "Тойотой".
Сорокин вернулся к прерванным приходом Калмыкова делам. Почему-то он
чувствовал себя обессиленным, как будто перекидал кубометры снега. Но прежде
чем взяться за ожидающие его подписи бумаги, вызвал секретаршу:
- Пригласите инженера, мой компьютер завис.
- Он ушел, - сказала она.
- Кто? Инженер?
- Нет, этот человек. Мой компьютер заработал. Ваш тоже должен работать.
Сорокин щелкнул мышью. Картинка на мониторе сменилась.
- В самом деле, - отметил он. - Надо же, какое совпадение.
- Это не совпадение, Алексей Николаевич, - возразила секретарша.
- А что?
- Я не знаю. Но мне почему-то страшно. С вами все в порядке?
- Спасибо за беспокойство. Со мной все в порядке. Идите работайте.
Секретарша ушла. Сорокин внимательно прочитал очередной документ, взял
"паркер", но поставить подпись не смог. "Паркер" выскользнул из пальцев. Он
помассировал руку и повторил попытку. Пальцы не сжимались.
На следующее утро он уже не мог держать ложку. Вечером не смог сжать
правую руку в кулак.
- Это нервы, голубчик, нервы, - успокоил его главврач ведомственной
поликлиники. - Все болезни от нервов, только триппер от удовольствия.
Назначим вам физиотерапию, массаж. И будете, как огурчик. А пока посидите на
бюллетенчике, отдохните. И на всякий случай обследуйтесь в институте
неврологии. Просто так, на всякий пожарный.
Вернувшись из поликлиники, Сорокин неожиданно для себя решил позвонить
адвокату Кучеренову. В коллегии сказали, что он болен. Домашний телефон
долго не отвечал, потом трубку взяла жена. Сорокин представился и попросил
пригласить адвоката к телефону.
- Он не может подойти к телефону, - ответила она.
- Вы не будете возражать, если я подъеду? Мне очень нужно поговорить с
ним.
- Он не сможет поговорить с вами. Он не может говорить.
- Почему? - спросил Сорокин, холодея от жуткого предчувствия.
- Потому что он вообще не может говорить! Я вам русским языком сказала!
Он не может говорить! Он может только мычать!
Сорокин осторожно положил трубку. Он держал ее левой рукой. Правая
висела плетью. Мышцы на ней обмякли, превратились в тряпочки.
Рука отсыхала.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [ 22 ] 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.