read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



механики и оптики, минимум теории, зато каждый шаг подтвержден или
опровергнут экспериментом. Из предыдущего опыта вытекает каждая мысль и
порождает новый опыт. Никаких переваренных знаний, просто все время
чуть-чуть подталкивать их, заставлять до всего доходить своим умом. Я ведь
это умею: немало моих ребят честно заняло свое место в науке, хоть для
славы мне хватило бы и одного Баяса.
Очень смешно? Теперь я понял, как это смешно. Стоит начать - и
Церковь станет стеной на пути. Не поможет ни хитрость, ни притворство -
все равно она прикончит меня, а со мною всех тех, кого я успел разбудить.
Баруф? А чем он мне может помочь, даже если мы победим? Враги внешние
и враги внутренние, ненависть знати, оппозиция армии, где все командиры -
аристократы, могучая прокеватская партия и сам Кеват, всегда готовый
ударить в спину. Ссориться в такое время с Церковью? Да нет, конечно!
Я не мог бы его осуждать, я мог лишь завидовать его стремлению к
победе - к той победе, что порою мне кажется страшней поражения.
Ладно, Квайр останется - независимый и сильный. Мы сколотим из
соседних стран коалицию, которая утихомирит Кеват. Но и только. Церковь мы
не тронем, и еще сотни лет мрак невежества будет душить страну.
Мы не тронем хозяев - они опора Баруфа - и все то же бесправие и
нищета останутся людям предместий.
Мы не тронем землевладельцев - это пахнет гражданской войной - и
почти ничего не изменится для крестьян.
Так зачем же все это?
Да, я знаю: цель Баруфа - единственно достижимая, всякий иной путь
ведет прямиком в бездну. К таким бедствиям и страданиям, что избежать их -
уже благо. Но поражение только убьет нас, победа сделает нас рабами,
загонит в узкий коридор, откуда нет выхода... или все-таки есть?
Проклятые мысли замучили меня; я почти обрадовался, когда однажды
ночью Асаг ввалился ко мне с вестью, написанной на посеревшем лице.
- Все. Акхон отправил гонца. Перенять ладились, да охрана больно
велика.
- Значит, началось, - сказал я тихо, и он угрюмо кивнул. - Давай,
Асаг, готовь и ты гонца.
- Куда?
- В Кас. К Охотнику.
- А я по нем не соскучился!
- По-другому не выйдет. Восстание без головы...
- А у нас, вестимо, головы не сыскать!
- Головы есть, даже ты сойдешь. Не пойдет народ за Братством.
- Что, старое заговорило?
Подозрение было у него в глазах, и я устало вздохнул. Здесь, как в
Олгоне: человеческая жизнь - паутина, неосторожное слово - и ее унесло.
Конечно, можно словчить, уйти от ответа, но я раз и навсегда положил себе
не хитрить с Асагом. Я и теперь сказал ему прямо:
- А я тебе, кажется, не обещал, что отрекусь от Охотника.
- Значит, выбрал уже?
- Еще нет, - ответил я честно.
Он усмехнулся, покачал головой и спросил - уже мягче:
- Так за нами, говоришь, не пойдут?
- Пойдут, только недалеко. В день бунта за кем угодно пойдут. Важно,
кто с нами завтра останется.
- Свои, кто же?
- Вот нас и задавят со своими. Крестьяне только и знают, что Братство
в бога не верует, да лавки жжет. Богачи? Войско? Ну, как вы с Церковью
ладите, не тебе объяснять.
- А Охотник что же?
- Он удержится. Крестьяне его знают и верят ему. Купцы? А он еще
десять лет назад кричал, что счастье Квайра не в войнах, а в торговле.
Войско? Ну, пока до них вести дойдут, пока Эслан на что-то решится, уже и
распутица грянет. Охотнику хватит этой отсрочки. Не из чего выбирать,
Асаг. Если опоздаем - Квайру конец. Сперва Квайр - потом уже Садан.
- Ловко это у тебя выходит! Значит, только и свету, что в твоем
дружке? Самим камень себе на шею повесить?
- Это уже вам решать. Выбор небогатый: этот камень или кеватский
ошейник.
- Одного другого не слаще.
- Может быть. Только с Охотником еще можно бороться, а вот с
Кеватом...
- Да как знать!
- Асаг!
Он поднял голову.
- Война с Кеватом будет все равно. Если Охотник... мы хотя бы сможем
сопротивляться. Если нет - никакой надежды!
- Да, - сказал он угрюмо, - лихую ты мне загадку загадал. Это ж мне
голову в заклад ставить... да уж кабы только свою, - покачал головой и
побрел к выходу.
- Асаг!
- Ну что еще?
- Когда начнется, я должен быть с Огилом.
- На две стороны, что ли?
- Нет. Не умею. Просто там я сумею больше.
- Оно так, - согласился он, - да ты и мне нужен.
- Там я буду нужней. Не торопи меня, ладно? Я правда еще не выбрал.
- А ты разумеешь, что с тобой будет, коль ты его выберешь?
- Конечно.
- Так на что оно тебе?
- Я не терплю вранья, Асаг. Если не веришь в то, что делаешь... зачем
жить?
- Экой ты... непонятный, - как-то участливо сказал Асаг. - Ладно,
долю свою ты сам выбрал. Держать не стану, а одно знай: больше года мне
тебя не оберечь.
- Да мне столько не прожить!
- Как знать, - сказал он задумчиво. - Как знать.


3. ВРЕМЯ ПОБЕДЫ
Я все-таки дожил до весны. Приползла долгожданная ночь, принесла
передышку. Странно, но я невредим. Сижу у костра в черном зеве надвратной
башни, а на каменных плитах вповалку спит остаток моих людей. Девятнадцать
из полусотни. Еще на один бой.
Я устал. Вялые бессильные мысли и вялое бессильное тело. Хорошо бы
закрыть глаза, не видеть, не слышать... уснуть.
Не смогу. Зарево лезет сквозь черные прутья решетки, в черном небе
кровавые пальцы хромовых шпилей. Страшный сон. И из черно-багрового ужаса
снова рвется отчаянный вопль, и его уже заглушило рычанье толпы.
Лучше бы снова бой. Пока дерешься, все просто. Нет ни прошлого, ни
будущего - только тени в окнах соседних домов, только тяжесть ружья и
толчок отдачи. Кровь на снегу и щелканье пуль, стоны раненых, вопли
уцелевших и твой собственных рвущий горло крик.
А в промежутках - усталость, как наркоз. Делаешь то, что должен
делать, словно не ты сейчас убивал людей - убивал и будешь опять убивать.
Словно все это не со мной.
Со мной. Отходит наркоз, и память, полная боли, прокручивает сначала
проклятый день. Опять меня тащит в тугом потоке толпы, я скован, я
стиснут, я ничего не могу. Я растворен в ней, я - часть толпы, всем
многотысячном телом я чувствую, как она уплотняется, налетев на преграду,
завихряется, разбивается на рукава, снова смыкается, и тошнота подступает
к горлу, когда я чувствую _э_т_о_... мягкое под ногами. Обломки мебели,
разбитые в щепы двери, веселые язычки огня выглядывают из окна, и вот уже
полотнище пламени, хмельное, оранжево-черное вываливается на улицу и
сыплет искры в лицо.

И вдруг стена. Мы стоим. Улица перекрыта. Впереди четырехугольником
сбился конный отряд. И детское удивление: как ярки для этого мрачного дня
султаны на шлемах и голубые плащи когеров. Уверены лица солдат, кони
топают, звякают сбруей...
И - взрыв. Хриплый, в тысячу глоток, вой, мощное, тугое движение,
запрокинутые, изуродованные злобой лица. Надо мною конская морда, пальцы
впились в узду, острый свист у самого уха и движение воздуха на лице.
Рядом крик, тело валится под ноги, пальцы поднимаются выше, конь храпит и
тянет меня...
И - тишина. Кони без всадников мечутся среди трупов; я гляжу вслед
потерявшей меня толпе, и на моих руках еще теплая, липкая кровь.
Все тянется день, и его безумие сильней меня, оно втягивает меня в
людские потоки, мчит мимо смерти и сквозь смерть. Вот я в толпе у ворот
тюрьмы. Бледные лица солдат, нацеленные на нас ружья, высокий человек
кричит, обернувшись к толпе, и в голосе его нетерпенье и радость:
- Там наши братья! Свободу мученикам!
А потом, когда после первого залпа толпа волочит меня назад, я
спотыкаюсь о труп и вижу на его не тронутом смертью лице ту же
нетерпеливую радость.
И снова эти ворота - они распахнуты настежь, и оттуда выносят или
выводят под руки тех, что совсем недавно были людьми. И я узнаю среди них
человека, к которому меня водила Суил.
И снова свист пуль, удары, трупы, кровь, горький привкус гари во рту,
и многотысячный, леденящий, корежащий душу вой.
И снова свист пуль, удары, трупы, кровь, горький привкус гари во рту,



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [ 22 ] 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.