read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Ночи полыхали зарницами. Новогородцы с невольною завистью смотрели на
плотные золотые ряды бабок сжатого хлеба на полях, на высокие суслоны ржи
и пшеницы, приговаривали:
- Богатая земля!
Василий Калика любопытно выглядывал из возка, ясными быстрыми глазами
озирал окрестные Палестины. Велика Русь! И всего-то в ней хватает! И поля
хлебородные, и сады благодатные, и винограды обительны, и овощь
многоразличная, и звери, и птицы! Елени по нынешним местам, коих нету в
волости Новогородской, зайцы так и скачут из-под ног, есть и волки, и
лисы, и рыси, и медведи, и лоси, и дрофы, и гуси, и утицы - всего еси
исполнена земля! Теперь, пережив и плен Гедиминов, и торжество
поставления, в чаяньи грядущих дел и забот, Василий попросту отдыхал
душою, любовался окрест сущею землей, легко заговаривал со встречными
селянами. Весело тарахтел возок, весело шли кони, веселы были и слуги и
ездовые, чая, что уже ушли от опасной беды.
Ночевали в поле. Василию Калике постелили в открытом возке. Притащили
гору снопов необмолоченного хлеба из ближнего суслона, укрыли попонами.
Мешанный дух созревших колосьев, конского пота от попон, остывающей пыли,
прохлады и вянущих трав обнял, закружил, уводя в сон. Ярко горел костер, с
треском выметывая беспокойные языки пламени в черно-голубую тьму. Искры
золотою метелью, кружась и затухая, летели ввысь, к мерцающим голубыми
огнями звездам, и не могли долететь, сникали, исчезая во тьме.
Василий Калика был ныне без меры счастлив душою. В такие вот миги,
когда бесконечно струилась дорога и неведомое, чудесно-далекое манило и
марило где-то там, впереди, и возможно становилось отрешитися от
суедневных дел и страстей, в такие миги и снисходило к нему счастье,
счастье странника на путях господних. Он и был странником, <каликою>,
новый владыка новогородский! Его и любили все как прохожего, путника, за
незаботную простоту, за любовь к ближнему, не отягощенную никоим
своекорыстием, любили как птицу небесную, ю же поставил нам в пример Иисус
Христос, сын божий!
А ведь был Калика и быстр, и без тягости мудр, и деловит, и
настойчив, и легок, и саном высоким не зря и не впусте облачен! Но ему и
при этом ничто не стоило, взяв посох, пойти по Руси из веси в весь,
кормясь подаянием, утешая страждущих духом и радуясь благодати божией,
разлитой окрест. Чуден мир! И велик! Коликою благодатью одарил человека
Господь!
Ездовые варили остатнее хлебово. В котле булькало, донося сытный дух
до возка. Кто-то шел с хворостом, большие тени двигались в трепещущем
пламени. Прямо на земле, под возами, завернувшись в попоны, дремали
отужинавшие кмети... Где-то есть Индей-земля, и в ней чудеса неведомые,
зверь инорог, птица феникс, что живет тыщу лет и воскресает из пламени
огня, и нагие мудрецы-рахманы, и храмы чудесные... Как бы сладко было
дойти и туда - через горы и царствы, пустыни и реки - и озреть все тамо
сущее, и беседовать с теми мудрецами-рахманами, яко же и Александр
Македонский! Струи гаснущих искр сливались со звездами; небо плыло,
кружась и мерцая. Вот сорвалась и пролетела куда-то спелая звезда, - не
подумал, не замыслил ничего, а чего и желать? Скоро воротит домой, учнет
вновь строить стены, мирить бояр, уговаривать вятших и меньших, утишать
плесковичей и князя великого, а пока, едучи, и отдохнуть мочно, и
порадовати всему сущему! Полна благодати земля и жизнь земная!
Он задремывал. Звезды плыли уже не в отверстом окне возка, а где-то
над самою головою, ласковые, теплые, и говорили, шептали что-то. А он
плыл, задевая за звезды, за их мохнатые, словно примороженные еловые
ветви, лучи, и даже больно ударился раз, другой о звезду... Его уже
толкали нешуточно. Василий прочнулся, весь еще в кружении серебряных
светил. Над ним склонился Олфоромей и сильно тряс за плечо:
- Вставай, владыко, садись на коня! Беда! Гонют по нас!
Сильно потерев виски и щеки ладонями, чтобы проснуться, Василий
Калика выбрался из возка. Гомонили сбившиеся в кучу кмети, в дымном свете
догорающего костра маячил взмыленный конь и над ним - горбоносое горячее
лицо, разбойные глаза, светлые космы из-под бараньей шапки. Завидя Калику,
гонец из-под расстегнутой, шитой узором и отделанной резною кожею свиты
достал грамотку, протянул с коня:
- Батька митрополит тебе, владыко, шлет!
Весело крутя головой, он зачастил в толпу:
- А я ить издалека вас узрел! Костер во-она отколе видать! Ну, мыслю,
они! Некому боле! Даве-то баяли мне, что вы проходили, так уж по следу
скачу! Двух коней запалил! - хвастливо прибавил посланец. Ему, боярскому
сыну на службе у митрополита, нынешнее поручение было особенно по сердцу:
и скачка, и удаль, и опасность, коею можно станет похвастать после всего.
Василий еще только разворачивал грамотку, когда подошел Кузьма
Твердиславль, повторил строго:
- Беда! Гедимин кметей послал на переймы. Женуть по нас! Ратных,
литвы, с триста душ, бают!
Феогност в грамотке писал о том же. Великий князь литовский послал за
ними погоню, хочет перенять владычный поезд и увести в полон. Василий
поднял очи, еще не понимая. Спросил:
- Почто ныне-то?
Олфоромей Остафьев, вступив в круг огня, изъяснил почти грубо:
- Почто? Эх, владыко! С Арсеньем, вишь, не вышло у него, дак теперича
засадит тя где ни то в Литве и станет твоим именем Новый Город под себя
склонять! А ты и жив будешь, а не возможешь противу, что тогда? При
живом-то владыке ить и нового нам не поставят!
- Свое хоцет взеть, не мытьем, дак катаньем! - подхватил кто-то из
ездовых.
Василий окончательно проснулся. Озрелся с тревогою. Везде уже
шевелились, свертывали стан, снимали шатры, торочили коней.
Горбоносый волынец, испив прямо с коня горячего взвару, покивал,
попрощался, рассыпая улыбки и подмигивая, прокричал:
- Не горюй, браты!
Поднял коня на дыбы, поворотил лихо и ударил в ночь, в темень, только
сухой топот копыт, замирая, прошумел вдалеке.
Бояре, посовещавши, приступили к Василию. Начал Кузьма:
- Олфоромей вот советует митрополичьи возы, с еговыми ездовыми,
послать дорогою, пущай их и ловят! А самим - верхами - уклонити к
Цернигову зараз! Выдержишь ле, владыко?
Василий покивал согласно.
- А не то люльку о дву конь сделам? - подхватил Олфоромей Остафьев.
- Не нать, Олфоромеюшко! - возразил Василий и поглядел весело: -
Уходить нать, дак и подержусь!
Он взобрался в седло подведенной ему кобылы, поерзал, усаживаясь
плотней. Ночь уже засинела, поля приодел туман. Делились, перекладывая что
подороже - казну и серебро - в торока поводных коней, прощались.
Ратьслав, митрополичий протодьякон, что провожал новгородский обоз,
уже сидел на коне. Ему Феогност отписал особо, и протодьякон с двумя
слугами готовился ныне довести новогородского владыку укромным путем до
Чернигова.
Кмети опружили котел воды в костер, с шипением взмыло облако серого
пара, остро пахнуло сырым горячим угольем, словно на пожаре, и тотчас
холодная передрассветная тьма обняла, охватила все: и возы, и коней, и
всадников. В темноте кто-то принял повод Васильева коня, кто-то окликал,
пересчитывая, людей; уже заскрипели оси возов, а верховые, один по одному,
потянулись в сторону по темному полю, мимо темных суслонов хлеба, темными
острыми очерками промаячив на синеющем небосклоне, уже порозовевшем с краю
и отступающем от земли. Спустились в лог, в струю холодного тумана и
теплого понизу, нагретого за день воздуха из-под кустов, один за другим
пропадая в плотно сгустившейся белой и уже начинающей незримо клубиться
мгле.
Ехали до рассвета, петляя по кустам. Солнце уже встало светлым
столбом и вот показалось, брызнуло, разогнав туман, зажегши алмазами росу,
осветив и согрев всадников, выезжавших вереницею на угор. Здесь, остоявши,
посовещались и вновь уклонили, теперь к пойме небольшой речушки. Поймою,
хоронясь по-за берегами, ехали, не останавливая, до полудни. Тут только
остановили передохнуть и покормить коней. Кмети жевали хлеб. Оседланные
кони, мотая головами, засовывали морды по уши в торбы с овсом, хрупали,
переминаясь, позвякивая отпущенными удилами. Василий с облегчением - не
навык ездить верхом, так и размяло всего! - уселся в приготовленное ему из
войлочной толстины место, выпил квасу, от хлеба отказался - есть не
хотелось совсем. С удовольствием чуял, как издрогнувшее за ночь, а потом
взопревшее на жаре тело ласково сушит теплый ветерок. В изножии пологого
холма стояли юные березки, листву коих кое-где уже ярко окропила близкая
осень. Божий мир был чуден по-прежнему!
Задержались они только у Днепра. Не было перевозу; пока искали лодьи,
пока плавились - упустили время и, верно, дали знать° о себе. Уже в виду
Чернигова их нагнал киевский князек Федор, Гедиминов подручник, с баскаком
и пятьюдесятью человек дружины из татар.
К владычному поезду за Днепром пристали купцы-новогородцы, стан был
многолюден, и Кузьма с Олфоромеем порешили не даватися татарам. Стали в
западинке на холме. Нашлись лопаты, кто и саблей, кто и ножом - обрыли
стан, загородились кольями, дерном. Князек, возможно, и от себя деял
разбой, литвы не было с ним. Татары подъезжали с ругательствами, коверкая
русскую речь, требовали датися в полон. Олфоромей в кольчатой рубахе и
шишаке подымал лук, грозил, сам загораживаясь щитом от стрел татарских.
Купцы перепали; слуги, у кого не было оружия, лежали ничью, укрыв головы
толстинами. Двух-трех ранило. Василий Калика сидел, сцепив пальцы рук, и
молча молил Господа. За себя он не боялся. Худо будет не ему - Нову
Городу. За Новый Город и молил он всевышнего, молча шевеля губами.
Сидели так, орали, грозились с той и другой стороны до вечера.
Новгородские кмети кричали неподобное. Татары и сам князь не оставались в



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [ 22 ] 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.