read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



упаду над нашим одеянием. Стоя в проеме дверей, они изгибаются всем те-
лом, так им смешно. Какие у них грациозные движения!
- Un moment! [6].
Они снова исчезают в комнате и выбрасывают нам какую-то одежду, с по-
мощью которой мы с грехом пополам прикрываем свою наготу. Затем они раз-
решают нам войти. В освещенной небольшой лампой комнате тепло и слегка
пахнет духами. Мы разворачиваем наши пакеты и вручаем их хозяйкам. В их
глазах появляется блеск, - видно, что они голодны.
После этого всеми овладевает легкое смущение. Леер жестом приглашает
их поесть. Тогда они снова оживляются, приносят тарелки и ножи и жадно
набрасываются на еду. Прежде чем съесть кусочек ливерной колбасы, они
каждый раз поднимают его на вилке и с восхищением разглядывают его, а мы
с гордостью наблюдаем за ними.
Они тараторят без умолку на своем языке, не давая нам ввернуть сло-
вечко, мы мало что понимаем, но чувствуем, что это какие-то хорошие,
ласковые слова. Быть может, мы кажемся им совсем молоденькими. Та ху-
денькая, смуглая гладит меня по голове и говорит то, что обычно говорят
все француженки:
- La guerre... Grand malheur... Pauvres garcons... [7]
Я крепко держу ее за локоть и касаюсь губами ее ладони. Ее пальцы
смыкаются на моем лице. Она наклонилась ко мне так близко. Вот ее волну-
ющие глаза, нежно смуглая кожа и яркие губы. Эти губы произносят слова,
которых я не понимаю. Глаза я тоже не совсем понимаю, - они обещают неч-
то большее, чем то, чего мы ожидали, идя сюда.
Рядом, за стенкой, есть еще комнаты. По пути я вижу Леера с его блон-
динкой; он крепко прижал ее к себе и громко смеется. Ведь ему все это
знакомо. А я, я весь во власти неизведанного, смутного и мятежного поры-
ва, которому вверяюсь безраздельно. Мои чувства необъяснимо двоятся меж-
ду желанием отдаться забытью и вожделением. У меня голова пошла кругом,
я ни в чем не нахожу точки опоры. Наши сапоги мы оставили в передней,
вместо них нам дали домашние туфли, и теперь на мне нет ничего, что мог-
ло бы вернуть мне свойственную солдату развязность и уверенность в себе:
ни винтовки, ни ремня, ни мундира, ни фуражки. Я проваливаюсь в неведо-
мое, - будь что будет, - мне все-таки страшновато.
У худенькой, смуглой шевелятся брови, когда она задумывается, но ког-
да она говорит, они у нее не двигаются. Порой она не договаривает слово
до конца, оно замирает на ее губах или так и долетает до меня недоска-
занным, - как недостроенный мостик, как затерявшаяся тропинка, как упав-
шая звезда. Что знал я об этом раньше? Что знаю сейчас?.. Слова этого
чужого языка, которого я почти не понимаю, усыпляют меня, стены полуос-
вещенной комнаты с коричневыми обоями расплываются, и только склоненное
надо мной лицо живет и светится в сонной тишине.
Как бесконечно много можно прочесть на лице, если еще час назад оно
было чужим, а сейчас склонилось над тобой, даря тебе ласку, которая ис-
ходит не от него, а словно струится из ночной темноты, из окружающего
мира, из крови, лишь отражаясь в этом лице. Она разлита во всем, и все
вокруг преображается, становится каким-то необыкновенным; я почти с бла-
гоговением смотрю на свою белую кожу, когда на нее падает свет лампы и
прохладная смуглая рука ласково гладит ее.
Как все это не похоже на бордели для рядовых, которые нам разрешается
посещать и где приходится становиться в длинную очередь. Мне не хочется
вспоминать о них, но они невольно приходят мне на ум, и мне становится
страшно: а вдруг я уже никогда не смогу отделаться от этих воспоминаний?
Но вот я ощущаю губы худенькой, смуглой и нетерпеливо тянусь к ним
навстречу, и закрываю глаза, словно желая погасить в памяти все, что бы-
ло: войну, ее ужасы и мерзости, чтобы проснуться молодым и счастливым; я
вспоминаю девушку на афише, и на минуту мне кажется, что вся моя жизнь
будет зависеть от того, смогу ли я обладать ею. И я еще крепче сжимаю
держащие меня в объятиях руки, - может быть, сейчас произойдет какое-то
чудо.
Через некоторое время все три пары каким-то образом снова оказываются
вместе. У Леера необыкновенно приподнятое настроение. Мы сердечно проща-
емся и суем ноги в сапоги. Ночной воздух холодит наши разгоряченные те-
ла. Тополя высятся черными великанами и шелестят листвой. На небе и в
воде канала стоит месяц. Мы не бежим, мы идем рядом друг с другом
большими шагами.
Леер говорит:
- За это не жалко отдать буханку хлеба.
Я не решаюсь говорить, мне даже как-то невесело.
Вдруг мы слышим чьи-то шаги и прячемся за куст.
Шаги приближаются, кто-то проходит вплотную мимо нас. Мы видим голого
солдата, в одних сапогах, точь-в-точь как мы, под мышкой у него пакет,
он мчится во весь опор. Это Тьяден, он спешит наверстать упущенное. Вот
он уже скрылся из виду.
Мы смеемся. То-то завтра будет ругани!
Никем не замеченные, мы добираемся до своих тюфяков.
Меня вызывают в канцелярию. Командир роты вручает мне отпускное сви-
детельство и проездные документы и желает мне счастливого пути. Я смот-
рю, сколько дней отпуска я получил. Семнадцать суток - две недели отпус-
ка, трое суток на дорогу. Это очень мало, и я спрашиваю, не могу ли я
получить на дорогу пять суток. Бертинк показывает мне на мое свиде-
тельство. И лишь тут я вижу, что мне не надо сразу же возвращаться на
фронт. По истечении отпуска я должен явиться на курсы в одном из тыловых
лагерей.
Товарищи завидуют мне. Кат дает ценные советы насчет того, как мне
устроить себе "тихую жизнь".
- Если не будешь хлопать ушами, ты там зацепишься.
Собственно говоря, я предпочел бы поехать не сейчас, а лишь через не-
делю, - ведь это время мы еще пробудем здесь, а здесь не так уж плохо.
В столовой мне, как водится, говорят, что с меня причитается. Мы все
немножко подвыпили. Мне становится грустно; я уезжаю отсюда на шесть не-
дель, мне, конечно, здорово повезло, но что будет, когда я вернусь? Сви-
жусь ли я снова со всеми здешними друзьями? Хайе и Кеммериха уже нет в
живых; чей черед наступит теперь?
Мы пьем, и я разглядываю их по очереди. Рядом со мной сидит и курит
Альберт, у него веселое настроение; мы с ним всегда были вместе. Напро-
тив примостился Кат, у него покатые плечи, неуклюжие пальцы и спокойный
голос. Вот Мюллер с его выступающими вперед зубами и лающим смехом. Вот
Тьяден с его мышиными глазками. Вот Леер, который отпустил себе бороду,
так что на вид ему дашь лет сорок.
Над нашими головами висят густые клубы дыма. Что было бы с солдатом
без табака! Столовая - это тихая пристань, пиво - не просто напиток, -
оно сигнализирует о том, что ты в безопасности и можешь спокойно потя-
нуться и расправить члены. Вот и сейчас мы расселись поудобней, далеко
вытянув ноги, и так заплевали все вокруг, что только держись. С каким
странным чувством смотришь на все это, если завтра тебе уезжать!
Ночью мы еще раз перебираемся через канал. Мне даже как-то страшно
сказать худенькой, смуглой, что я уезжаю, что, когда я вернусь, мы на-
верняка будем стоять где-нибудь в другом месте, а значит, мы с ней боль-
ше не увидимся. Но, как видно, это ее не очень трогает: она только голо-
вой кивает. Сначала это мне кажется непонятным, но потом я соображаю, в
чем тут дело. Леер, пожалуй, прав: если бы меня снова отправили на
фронт, тогда я опять услышал бы от нее "pauvre garcon", но отпускник -
это для них не так интересно. Ну и пошла она к черту с ее воркованием и
болтовней. Ожидаешь чудес, а потом все сводится к буханке хлеба.
На следующее утро, пройдя дезинфекцию, я шагаю к фронтовой узкоколей-
ке. Альберт и Кат провожают меня. На станции нам говорят, что поезда
придется ждать, по-видимому, еще несколько часов. Кату и Альберту надо
возвращаться в часть. Мы прощаемся!
- Счастливо, Кат! Счастливо, Альберт! Они уходят и еще несколько раз
машут мне рукой. И фигуры становятся меньше. Их походка, каждое их дви-
жение - все это знакомо мне до мелочей. Я даже издали узнал бы их. Вот
они уже исчезли вдали.
Я сажусь на свой ранец и жду.
Мною вдруг овладевает жгучее нетерпение, - мне хочется поскорее уе-
хать отсюда.
Я уже потерял счет вокзалам, очередям у котлов на продовольственных
пунктах, жестким скамейкам в вагонах; но вот передо мной замелькали до
боли знакомые виды, от которых начинает щемить сердце. Они проплывают в
красных от заката окнах вагона: деревни с соломенными крышами, нависаю-
щими над белеными стенами домов", как надвинутые на самый лоб шапки,
ржаные поля, отливающие перламутром в косых лучах вечернего солнца,
фруктовые сады, амбары и старые липы.
За названиями станций встают образы, от которых все внутри трепещет.
Колеса все грохочут и грохочут, я стою у окна и крепко держусь за косяки
рамы. Эти названия - пограничные столбы моей юности.
Заливные луга, поля, крестьянские дворы; по дороге, идущей вдоль ли-
нии горизонта, одиноко тащится подвода, точно по небу едет. Ждущие у
шлагбаума крестьяне, махающие вслед поезду девочки, играющие на полотне
дети, уходящие вглубь дороги, гладкие, не разбитые дороги, на которых не
видно артиллерии.
Вечер. Если бы не стук колес, я наверно не смог бы сдержать крик.
Равнина разворачивается во всю ширь; вдали, на фоне бледной синевы,
встают силуэты горных отрогов. Я узнаю характерные очертания Дольбенбер-
га с его зубчатым гребнем, резко обрывающимся там, где кончаются макушки
леса. За ним должен показаться город.
А пока что все вокруг залито уже меркнущим золотисто-алым светом; по-
езд громыхает на кривой, еще один поворот, - и что же? - там, далеко-да-
леко, окутанные дымкой, темные, завиднелись и в самом деле тополи, выст-
роившиеся в длинный ряд тополи, видение, сотканное из света, тени и тос-



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [ 22 ] 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.