read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Но ведь ты же убил?
- Да, убил. Поэтому я в тюрьме, я понимаю. И я все время думаю о
другом...
- О чем же?
- Зачем врал Ванька Морозов? Ну, зачем, например, говорить, что лучше
всего фраера ограбить и убить - будет наверняка молчать? Теперь-то я знаю,
что с убийством во сто раз быстрее попадешь, всю милицию на ноги поднимают,
как на войну... И все, что он про тюрьму рассказывал, - вранье, подлое
вранье... Все, что он рассказывал...
- А он тебе рассказывал, что здесь хорошо?
- Не в этом дело, - он досадливо махнул рукой. - Не говорил он, что
здесь хорошо. Но так получалось у него, что сюда самые смелые попадают.
Просто им немного не повезло. Но здесь их уважают... И среди заключенных
есть свой закон.
- Ну и как, нашел ты уважение в камере? Закон воровской понравился?
- А-а, мне их уважение не нужно. Я и сам их не уважаю. Понимаете, не
уважаю. Не за что уважать. Как животные, кто сильнее - тот умнее. А закона
никакого воровского нет. Ерунда это, выдумки. Может, и был когда, а сейчас
нет. Каждый за себя - вот и весь закон в камере...
- Тебя что, в камере не любят?
- Да нет, не в этом дело. Я еще не привык помнить, кто я такой. Я ведь
относился к ним как к уголовникам, шпане. И медленно привыкаю, что я их не
лучше. Они - воры, хулиганы, а я человека убил...
Я подчеркнула в бланке протокола слово "несовершеннолетнего". С
завтрашнего дня он просто обвиняемый. Я сказала:
- Завтра ты пойдешь на психиатрическую экспертизу.
Он кивнул, потом сказал, криво улыбнувшись:
- В день совершеннолетия полезно узнать, сумасшедший ты или еще на
что-то годишься. Это вообще не мешает. Даже тем, кто людей не убивает...
Уж не гордится ли Юронис, что он не "уголовник, шпана, хулиган", что он
"человека убил"? Что-то легко очень он эти слова повторяет...

Альбинас Юронис
- Юро-о-нис! На вы-ыход!..
Я поднялся, еще сонный какой-то, пошел к двери. Я знаю - это меня
тащат на "пятиминутку" - вчера предупредили. "Пятиминутка" - это
амбулаторная психиатрическая экспертиза. Ребята в камере мне рассказали, что
всех малолетних убийц на "пятиминутке" проверяют. Муртаза, маленький хитрый
воришка с Трубной, который уже не раз сидел, а сейчас попал за грабеж, и по
всем этим вопросам "в курсе дела", растягивая в улыбке толстые губы, сказал:
- Пустое дело. Это все учителя да адвокаты воду мутят. Говорят, что
если малолетка убил - то он скорее всего псих. Мол, обыкновенный пацан на
это неспособный. Вот и таскают. Кой-кто "лепить" пробовал - все ж таки
психов не судят, - не-а, не пролезло: правильные ответы знать надо. А-а,
совсем пустое дело, - Муртаза махнул рукой и отвернулся к стене.
Я иду, руки назад, по бесконечным коридорам и переходам тюрьмы.
Надзирательница, толстенькая, задастая, громыхая здоровенными ключами,
отпирает одну дверь за другой. Вот сильно запахло щами и еще чем-то кислым,
точно как в Паневежисе, в фабричной столовой. Я знаю - теперь уже скоро. В
длинном коридоре следственного корпуса на одном из кабинетов висит табличка:
"Амбулаторная психиатрическая экспертиза. Прием по понедельникам и
средам..." Я ее видел, когда меня водили на допросы к Курбатовой.
"Лепить" я не собираюсь, бесполезно. Еще нажалуются врачи, что
симулянт, в суде за это добавят. А потом, я думаю, в сумасшедшем доме еще
хуже сидеть, чем в тюрьме. Ни к чему мне это...
...Врачи сидят за столом, в белых халатах. Такие любезные все, добрые
вроде. Один, с бородкой, в толстых очках, все улыбается, разговаривает как с
первоклассником. Вопросы задает. Вопросы-то легкие, обыкновенные совсем:
- Сколько лет?..
- Где родился?..
- Где жил?..
- Как учился?..
- Курил?..
- Чем болел?..
- В какие игры играл?..
- Пил?..
- Головой не ударялся?..
- Пьяницы среди родных были?.. Совсем обыкновенные вопросы, легкие.
Курбатова задает куда труднее...
- Расскажите, как было дело?
Рассказал. Как на допросе, только покороче.
- Как вы относитесь к происшедшему? Как отношусь. Дураки были,
конечно. Да и Володька сдрейфил. Объясняй теперь. Опустил глаза, сказал:
- Дурак был. Теперь жалею...

Кандидат медицинских наук Рубин Я. И.
Он опустил глаза и сказал:
- Дурак был, теперь жалею...
И непонятно было, о чем он жалеет: о том, что был дураком, о том, что
убил человека, или о том, что попался? Вопроса этого он не ожидал,
задумался, и видно было, что ему трудно ответить. Но память услужливо
подсказала стереотип: "Дурак был". Взрослые; те чаще говорят стыдливо:
"Пьяный был..."
"Дурак был". А сейчас умный стал? Оттого, что в тюрьме? А если бы не
попался? Не нравится мне такое "раскаяние", сколько лет я с преступниками
работаю, и даже удивительно, до чего однообразно они оправдываются: "Дурак
был", "Пьяный был", "Глупо, конечно, все получилось", "Сам не знаю, что со
мной сталось". И так далее. И все это большей частью люди, которые прекрасно
отдают себе отчет во всех своих действиях: мы же видим - и по уголовному
делу, и по их ответам комиссии, и по анемнезу. А как доходит до объяснения
преступного факта - сразу: "Сам не знаю..." Все знает, кроме этого. В этой
формулировке обычно таится подсознательный жалостный намек, что вот,
дескать, не волен он был в своих поступках, "не в себе" был, произошло с ним
что-то этакое "таинственное". А мы, психиатры, должны эту "таинственность"
учесть и дать ему скидку.
Вот и этот, Юронис. Думает медленно, расчетливо, отвечать не спешит.
Вопросы наши понимает, ответы дает точные. А как последний вопрос услышал -
запнулся, задумался надолго, что-то в уме высчитывает. Сказать, что глубоко
раскаивается, не может: инстинктивно чувствует, что не найдет тех нужных и
искренних слов, которые бы заставили нас, врачей, ему поверить. Сказать
правду не хочет, он знает, что его ответ может попасть в уголовное дело.
Поэтому лицо его из деловито-озабоченного вдруг становится смущенным,
грустным, он опускает глаза и перекладывает всю дальнейшую ответственность
за свою судьбу на нас:
- Дурак был, теперь жалею...

Акт No 660
...Освидетельствован Юронис Альбинас Николаевич.
В школе Юронис учился слабо, дублировал 1, 4 и 5-й классы... Часто
менял места работы и специальности, нигде подолгу не удерживался...
...По физическому развитию соответствует возрасту. Со стороны психики:
сознание ясное. Все виды ориентировки сохранены. Держится развязно, груб, на
вопросы отвечает с раздражением. Понимает цель обследования и сложившуюся
для него ситуацию. На память не жалуется. Обеспокоен предстоящей
ответственностью...
Комиссия приходит к заключению, что Юронис душевным заболеванием не
страдает и в отношении инкриминируемых ему действий является вменяемым...

Евгения Курбатова
Жена Воротникова - Лидия Михайловна - оказалась молодой интересной
женщиной с бледным нервным лицом. Почти год как уехала от мужа и живет
теперь одна. Шестилетняя дочка находится у ее матери до тех пор, пока она
окончательно не устроится. К мужу возвращаться не думает.
- Вы не знаете, какой это ужас, когда муж каждый день пьян. Теперь с
этим покончено навсегда. Решиться трудно было, а теперь уже все нормально.
Людочку только жаль, без отца ей придется расти. Но лучше вообще отца не
иметь, чем иметь отца-алкоголика. Это ведь не только горестно, это же ведь
еще и стыдно.
- Скажите, Лидия Михайловна, а никто из знакомых или родных в Москве
не мог дать Попову адрес вашего мужа в Дзержинске?
- Я уже думала об этом, но ничего путного в голову не приходит. У меня
здесь живут только сестра с мужем, так они с Воротниковым никаких связей не
поддерживают.
- А в Прибалтике у вас нет родственников или знакомых?
Женщина на мгновение задумалась.
- Дело в том, что у меня была подруга - Алла Окк. Она сама латышка, а
вышла замуж не то за эстонца, не то за литовца, точно не помню. Это было лет
пять назад. Потом она уехала жить в Прибалтику к своему мужу, и мы утратили
связь. Если я вас правильно поняла, вы хотите узнать, не могла ли она дать
адрес убийцам?
- Вот именно.
- Не думаю. Она с моим мужем даже не была знакома, и адреса нашего у
нее, по-моему, не было.
- А где она сейчас живет, вы знаете?
- Конечно...
В тот же день я получила из Паневежисской милиции характеристику на



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [ 22 ] 23 24 25
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.