read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Сомневаюсь, что это плащ Тюнена.
- Почему?
- Что же это, похититель решил избавиться от вещи спустя четыре
месяца? Хранил плащ у себя?
- Нет. Вещи в ломбарде хранятся три месяца, затем еще льготный месяц.
Лишь потом реализуются через комиссионные.
- Ты где это все узнал?
- Прижмет, узнаешь и не такое.
Их разговор прервал телефонный звонок. Михальченко снял трубку.
- Откуда? Слушаю вас. Так... Помню, помню. Ну как же!.. Наше дело.
Всегда готовы... Сейчас, одну минуточку, - и повернувшись к Левину,
сказал: - Это директор конного завода. Приехал немец, наш заказчик по делу
Кизе. Когда вы сможете его принять?
- Если сегодня пятница, то, разумеется, в понедельник, - после
некоторых раздумий ответил Левин.
- Хорошо бы раньше.
- Мне до встречи с ним надо бы повидать еще одного человека. Так оно
лучше стыкуется, - сказал Левин. Он конечно рад был бы встретиться с
Шоором хоть сейчас, в нем даже засуетилось нетерпение: раз Шоор подал
сигнал о своем прибытии и хочет встретиться, значит он что-то привез от
Анерта. Но может быть кое-что даст разговор с Маргаритой Марголиной, о чем
следует сообщить Анерту через Шоора? - Ты скажи, обратился он к
Михальченко, - что я жду его в понедельник к девяти.
- Если удобно вашему гостю, то в понедельник к девяти, - передал
Михальченко. И, видимо, получив согласие, опустил трубку.
- Ну что? - спросил Левин.
- Его тоже устраивает, у них там какие-то свои дела.
- Вернемся к плащу. Нам нужен ломбард: кто сдал плащ? И хорошо бы
установить покупателя. Но как? - спросил Левин.
- С ломбардом просто - пойду туда. А вот с покупателем... Я решил
дать объявление через газету. Договорился с директором "Комиссионторга",
чтоб от их имени, я им оплачу, - Михальченко вынул из кармана листок
бумажки, подал Левину.
"В связи с недоразумением убедительно просим купившего 21-го августа
импортный темно-синий плащ 50-го размера в комиссионном магазине N_12 по
ул. Червоных казаков позвонить по телефону 42-19-17.
Дирекция "Комиссионторга".
- Надежда слабая, но другого выхода нет, - сказал Левин по прочтении.
- Все ты, Иван, сделал правильно...
Михальченко ушел к себе.
Оставшись один, Левин вспомнил о Шооре и тут же подумал о Маргарите
Марголиной: выписалась ли она уже из больницы, захочет ли разговаривать, а
что если она не помнит этого Кизе и ничего не добавит к тому, что знает о
нем Левин? В таком случае не зря ли отложил свидание с Шоором?.. После
первого звонка на квартиру Маргариты Марголиной прошло всего шесть дней.
А, была не была, и он снял трубку.
- Я вас слушаю, - отозвался старческий спокойный голос.
- Маргарита Семеновна? - наугад спросил Левин.
- Да.
Левин назвался.
- Мне необходимо с вами повидаться. Окажите любезность, уделите
полчаса.
- Я сегодня только из больницы. Если можно, давайте завтра.
- Конечно! - обрадовался Левин. - Когда вам удобно?
- Если вас устроит, приходите часов в двенадцать.
- Очень хорошо! Адрес ваш у меня есть. Благодарю вас!
- Пожалуйста...

Без четверти двенадцать Левин уже шел по улице Бакинских комиссаров к
Марголиной. Дом номер восемнадцать оказался обычной блочной пятиэтажкой
хрущевских времен.
Дверь открыл мальчик.
- Здравствуй, - сказал Левин. - Тебя, наверное, зовут Семен. Я
угадал?
- Да, равнодушно ответил мальчик. - Бабушка ждет вас...
Выйдя из комнаты навстречу, она стояла в глубине коридора - высокая,
худая с совершенно седыми волосами, гладко стянутыми к затылку в большой
узел.
Поздоровались, прошли в комнату. Все здесь было так обычно,
стандартно - мебель, посуда за стеклом серванта, занавеси, - что Левину
показалось, будто он уже посещал эту квартиру.
- Маргарита Семеновна, дело вот какое. По просьбе нашего клиента из
Мюнхена мы пытаемся выяснить обстоятельства смерти его дядьки. Он
находился у нас в городе в лагере для военнопленных. Было это в 1948 году.
По имеющимся у нас данным какое-то время он работал на восстановлении
авторемонтного завода. В одном из его писем той поры он упоминает некую
Риту - кладовщицу в инструментальном цехе. Упоминает самыми добрыми
словами. Мы пришли к мысли, что этой Ритой вероятней всего были вы.
- Да, я работала тогда кладовщицей именно в этом цехе. Как звали
этого немца?
- Звали его Алоиз Кизе. Он был уже не молод. По-моему, лет пятидесяти
пяти.
Она задумалась, провела узкой ладонью по сухой коже лица, потом
сказала:
- Кизе я помню.
- Что бы вы могли сказать о нем?
- Обыкновенный человек. Вежливый. Несколько замкнутый. Но с теми,
кому доверял, вернее, с чьей стороны не опасался грубости или оскорбления
- все-таки немец, пленный, а война только кончилась, - он старался найти
чисто человеческие контакты. У меня сложились с ним нормальные отношения.
- А кто такой сержант Юра?
- Был такой. Он служил в лагере. Первое время приводил по утрам на
завод группу немцев, конвоировал их. Среди них и Кизе. Вечером приходил за
ними, чтоб сопровождать в лагерь.
- Фамилии его не помните?
- Я ее и не знала. Все звали его по имени. Потом, когда немцев
отправили домой, исчез и этот Юра.
- А кто был тогда прорабом?
- Гуторов Павел Иванович.
- Он здесь, в нашем городе?
- Нет, он уехал, по-моему, весной пятьдесят третьего вроде в село к
матери. Кажется, на Тамбовщину. Точно уже не помню. Давно это было.
Удивляюсь, что и это запомнила, вдруг всплыло.
- У вас прекрасная память, - поощрительно сказал Левин. - Бывает,
помнишь то, что случилось с тобой и тридцать и сорок лет назад, а
что-нибудь позапрошлогоднее вылетает из головы навсегда.
- По-моему, детство и юность как-то особенно прочно держатся в
человеческом сознании. Впрочем, не знаю, - она пожала плечами.
- Маргарита Семеновна, а вы не помните чего-нибудь необычного в
поведении Кизе, скажем за неделю до его смерти? Ведь жизнь его, круг
людей, с которыми он общался, были очень однообразны. Что-то иное,
непохожее могло бы броситься в глаза, - как бы подталкивал ее Левин.
- После того, как Кизе перестал появляться в цехе, я спросила других
немцев, где он. Они сказали, что заболел и умер. Но потом приезжал
какой-то военный. Расспрашивал всех нас. И меня в том числе. Один из его
вопросов был похож на тот, который вы задали мне сейчас. Я ответила тогда,
что видела как Кизе разговаривал с одним из шоферов, которые возили нам
щебень и раствор. Мне показалось, что они хорошо знакомы. Были они,
по-моему, одного возраста. И после разговора с шофером Кизе вернулся
мрачный. На мой вопрос, что случилось, он сказал, что этот шофер очень
нехороший человек. Я спросила, с чего он взял, а он ответил, что
встречался с ним еще в 1918 году. Я удивилась, а Кизе оборвал мои
расспросы, мол, об этом как-нибудь в другой раз. Вот, собственно, и все.
Потом, правда, пошел слух, что шофер этот исчез.
- Не помните ли, когда это было? Хотя бы время года.
- Зимой. Потому что шофер этот носил ватник, ушанку, рукавицы, он
часто заталкивал их за ремень на ватнике.
- Я утомил вас? Вы уж извините, - Левин заметил, что она побледнела,
часто облизывала губы. - Последний вопрос. Военный, который потом
расспрашивал вас о шофере, называл его по фамилии или просто "шофер"?
- Нет, фамилию он не произносил. Говорил "человек, который привозил
щебень" или просто "шофер".
- Я вам очень благодарен, Маргарита Семеновна.
- Не за что, - она проводила его до входной двери...
Левин не стал садиться ни на автобус, ни на троллейбус. Пройтись
пешком его понудило желание осмыслить добытое в разговоре с Марголиной.
Теперь он имел более полное представление об оберсте вермахта Алоизе Кизе.
Оно уводило от стереотипа. В совокупности с тем, что он знал о нем из его
писем жене, перед ним предстал человек как будто непредубежденный,
способный оценивать доброжелательность по отношению к себе и сам в
какой-то мере тянувшийся к людям, видевшим в нем человека, а не
преступника лишь потому, что он немец. Но самым, пожалуй, главным и
неожиданным в рассказе Марголиной оказалось то, что Кизе в 1948 году,
находясь в лагере в Старорецке, встретился с человеком, которого знал
прежде! Кто же этот человек? Судя по всему, он - этот шофер - наш
соотечественник. Где, когда, как они познакомились, при каких
обстоятельствах? Почему Кизе доверил тогда Марголиной такую существенную



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [ 22 ] 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.