read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Дом был построен в стиле испанского ренессанса с добавкой духа
инквизиции. Узкие окна, закрытые резными железными решетками, глубоко
сидели в широком массивном бетонном фасаде. Освещенное окно на втором
этаже образовывало высокий желтый прямоугольник с вертикальными
перекладинами. Мне была видна часть потолка комнаты и смутные тени,
плясавшие на нем. Потом тени приблизились к окну и стали более
определенными. Я прижался спиной и прикрыл рубашку пиджаком до самой шеи.
У основания высокого желтого прямоугольника появилась мужская голова
и плечи. На размытом лунным светом лице под спутанными волосами блеснули
черные глаза. Они были подняты к небу. Я тоже посмотрел в его темную
глубину, где купалась луна и откуда капали звезды, и с удивлением спросил
себя, что видел там или что искал стоящий у окна человек.
Он зашевелился. Две бледные руки отделились от его темного силуэта и
вцепились в решетку, обрамлявшую его лицо. Он стал раскачиваться из
стороны в сторону, и я увидел, как в волосах его мелькнула седая прядь.
Его плечи согнулись. Он, казалось, пытался вырвать решетку из бетонных
стен. При каждой своей неудачной попытке, он бросал слово низким капризным
голосом:
- Черт! Черт! Черт!
Слова тяжело выпадали из его рта раз сорок или пятьдесят, в то время,
как его тело дергалось и напрягалось, с яростью раскачиваясь из стороны в
сторону. Потом он отошел от окна так же внезапно, как появился у него. Я
наблюдал, как его тень медленно скользнула прочь по потолку, постепенно
теряя очертания человеческого тела.
Я встал и прошел вдоль стены к окну первого этажа, в котором виднелся
слабый свет. За окном тянулся длинный коридор со сводчатым потолком. Свет
шел из открытой двери в дальнем конце его. Прислушавшись, я уловил
какую-то музыку, слабое царапанье и постукивание джаза по крышке молчания.
Я обогнул дом, прошел мимо ряда закрытых дверей гаража, мимо
теннисного корта, заросшего высокой травой, и запущенного сада, за которым
никто не ухаживал. За ним местность уходила к крутому берегу, а тот
обрывался в океан. Море, подобно железной гофрированной крыше, косо
уходило к горизонту.
Я вернулся к дому. Между ним и заросшим садом находилось замощенное
плитками патио, окаймленное ящиками с песком. Его столы и кресла заржавели
и были засыпаны песком - старые реликвии умерших лет. Из окна с цветными
стеклами падал свет. Джаз за стеной зазвучал громче, словно музыка к
танцу, на который меня приглашали.
Окно не было занавешено, но находилось слишком высоко, и я не мог
увидеть комнату. Виден был лишь потолок и часть дальней стены. Ее дубовые
панели были густо покрыты картинами, изображавшими женщин с куриными
грудями и в кружевных наколках, а также узкоплечих упитанных мужчин с
бакенбардами в черных викторианских пальто. Чьи-то предки, но не Уны,
подумал я. Сама-то она была отштампована машиной.
Я встал на цыпочки и смог увидеть ее затылок, покрытый, как
каракулем, короткими черными завитушками. Она сидела у окна, безупречно
прямо. Напротив нее, профилем к окну, сидел молодой мужчина. Профиль был
тяжелый и бесформенный, хотя в складках под его подбородком и вокруг рта и
глаз таилась сила. У него были светло-каштановые волосы, подстриженные
коротко и небрежно. Центр его внимания находился где-то между ним и Уной,
ниже уровня подоконника. По движениям его глаз, я догадался, что они
играют в карты.
Музыка за окном замолчала, потом заиграла снова. Все та же старая
пластинка "Сентиментальная леди" игралась снова и снова. Сентиментальная
Уна, подумал я, и тут началось завывание. Отдаленное и приглушенное
стенами, оно вдруг повысилось, подобно ночному вою койота. Или человека?
По спине моей поползли мурашки.
Уна громко сказала, так что было слышно за окном:
- Ради всего святого, заставьте его замолчать!
Мужчина с короткой стрижкой поднялся и стал виден уже наполовину. На
нем был белый халат доктора или санитара, но в лице его не было
компетентности, присущей первому и второму.
- Что мне делать? Привести его сюда?
Он сцепил руки в каком-то женоподобном жесте.
- Пожалуй, придется.
Снова раздался вой. Голова санитара медленно повернулась, потом за
ней последовало тело. Он отошел от окна и скрылся из поля зрения. Уна
встала и двинулась в том же направлении. Ее плечи обтягивала хорошо
пошитая пижамная куртка. Уна увеличила громкость музыки, и та покатилась
по дому незримой волной. Вой человека тоже возвысился, как голос тонущего,
и вдруг умолк. Музыка продолжала победоносно греметь.
Потом в комнате послышались голоса, и до меня донеслись обрывки
сказанного Уной:
- Головная боль... Успокоить... Снотворное...
Затем уже знакомый низкий капризный голос затянул под музыку, а потом
перекрыл ее:
- Я не могу! Это ужасно! Происходят ужасные вещи. Я должен их
остановить!
- Успокойтесь, старина. Вы их уже остановили.
Это был тенор молодого человека; в нем слышалась насмешка.
- Оставьте его! - дико крикнула Уна. - Пусть он выскажется! Хотите,
чтобы он всю ночь орал?
Наступило молчание, если не считать водоворота музыки. Я пробрался
через цветочный куст в патио, подошел к заржавленному столу и испытал его
прочность. Вроде он держался крепко. Я встал на стул, затем ступил на
стол. Он покачнулся и, пока он выравнивался, я чувствовал себя неважно.
Когда я выпрямился, голова моя оказалась почти на уровне подоконника,
только я стоял теперь на три метра дальше.
В дальнем конце комнаты у радиолы стояла Уна. Она сделала звук тише и
пошла прямо к окну. Я инстинктивно пригнулся, но она не смотрела на меня.
С выражением гнева и нетерпения на лице она наблюдала за стоящим посреди
комнаты человеком, в волосах которого светлой лентой вилась седая прядь.
Его маленькое тело было закутано в красный шелковый халат с вышивкой,
свисавший крупными складками, словно был взят с плеча какого-то более
крупного человека. Даже лицо мужчины, казалось ссохлось под кожей. Вместо
щек у него были две белые складки, колыхавшиеся при движении губ.
- Ужасные вещи.
Его надтреснутый голос казался очень громким в наступившей тишине.
- Они все время приходят. Я взял у мамы собак. Они распяли моего
папу. Я вылез из трубы в холле и увидел гвозди на его руках. Он сказал,
убей их всех. Это была его последняя машина, и я спустился в туннель под
рекой, а мертвые мальчики, лежащие под тряпками, ходили повсюду с палками
в руках.
Затем он стал говорить непристойности на смеси английского и
итальянского.
Санитар в белом халате сидел на ручке кресла. Свет от лампы за его
спиной придавал нереальность его фигуре.
- Ты им показал, Дюрано! Отлично выдал старина.
Уна метнулась к нему, выставив вперед сердитое лицо.
- Для вас он "мистер", чурбан! Называйте его "мистер"!
- Ладно, мистер Дюрано, извините.
Дюрано поднял лицо к свету. Его черные без выражения глаза блестели и
были глубоко посажены, как кусочки угля на лице снеговика.
- Мистер районный прокурор! - пылко закричал он. - Он сказал, что в
реке были крысы. Крысы в красном поле. Он сказал, убей их. Крысы в воде,
они плавают по крови в моих венах. Мистер районный прокурор, я обещаю их
выгнать.
- Ради бога, дайте ему пистолет, - сказала Уна. - Давайте, покончим с
этим.
- Ради великого бога, - эхом отозвался Дюрано. - Я видел его на
холме, когда вылез из трубы. Огромные гвозди в его руках. Он сказал,
воткни их себе в ладони, мальчик, у тебя в крови крысы. Я сказал, я их
выгоню.
Его руки, как зверьки, нырнули в карманы. Он вынул их, но они были
пусты.
- Мой пистолет забрали! Как мне от них избавиться, если мой пистолет
забрали?
В приступе гнева он поднял кулаки и стал колотить себя по лбу.
- Дайте мне мой пистолет!
Уна подлетела к проигрывателю, словно ее гнало ветром. Включив его на
полную мощность, она вернулась к Дюрано, борясь на каждом шагу с невидимым
ветром, который, казалось, хозяйничал в комнате. Толстый санитар распахнул
халат и вынул из кармана пистолет. Дюрано ухватился за него нетвердой
рукой. Санитар не сопротивлялся. Дюрано выхватил из его рук пистолет и
отскочил на несколько шагов.
- Так! - сказал он с важным видом и стал сыпать непристойности,
словно они скопились у него во рту, и он спешил их выплюнуть. Теперь, вы,
оба, руки на головы!
Санитар в точности выполнил его приказание. Уна встала рядом с ним и
подняла руки. Ее кольца засверкали. Лицо ее было совершенно бесстрастно.
- Вот так, - громко сказал Дюрано.
На его лбу, в том месте, куда он себя ударял, остался красный след.
Его дряблые губы продолжали шевелиться, но музыка заглушала его слова. Он
шагнул вперед, ощупывая пистолет белыми пальцами. Дюрано выглядел так,
словно держался на поверхности моря.
Уна что-то тихо сказала. Санитар посмотрел на нее с ленивой усмешкой.
Дюрано быстро шагнул вперед и трижды выстрелил в него в упор. Санитар упал
на пол и уронил голову на протянутую руку, все с той же слабой улыбкой на
лице.
Дюрано выстрелил в Уну, тоже трижды. Она покачнулась, театрально



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [ 22 ] 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.