read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Шарлотта, - когда речь идет о наших удовольствиях? Если у нас есть право
заставить их резать глотки друг другу ради наших интересов, почему они не
могут делать то же самое ради нашего наслаждения?
- Итак, милые дамы, - обратился к нам король, - я жду ваших
распоряжений. В среднем во время праздника гибнет несколько сотен душ, и это
число зависит от степени возбуждения толпы и от сил полиции, охраняющих
порядок. Так какие у вас будут соображения на этот счет?
- Пусть их будет как можно больше, ваше величество, - не раздумывая,
сказала Клервиль, - чем больше вы прикончите этих тварей, тем больше
позабавите нас.
Фердинанд дал команду одному из офицеров. Грянула пушка, и мы перешли
на балкон. На площади уже собралась огромная шумная толпа, и с нашего
возвышения было прекрасно видно все, что творится внизу.
На громадном помосте было выставлено невообразимое количество пищи,
которая также составляла часть украшения. Самым бесчеловечным образом
распятые и подвешенные живьем гуси, куры, индейки, дергаясь и хлопая
крыльями, забавляли гогочущий люд в середине возвышались груды караваев
хлеба, мясных туш, сушеной трески на бутафорском пастбище картонные пастухи
пасли живых, привязанных к кольям овец по морю, сделанному из крашеной
ткани, плыл корабль, груженный съестными припасами и разной домашней
утварью. Это было грандиозное, выполненное с большим искусством и вкусом
искушение для дикой нации, призванное увековечить и восславить ее
хищнические инстинкты и склонность к воровству. Посмотрев такое зрелище,
было трудно не признать, что оно представляет собой скорее упражнение в
грабеже, нежели настоящий праздник.
Не успели мы прийти в себя от всего увиденного, как раздался второй
выстрел. По этому сигналу неожиданно расступился кордон солдат, сдерживавший
толпу, люди ринулись вперед и в мгновение ока смели, растащили, разграбили
все с помоста, причем это было проделано с необыкновенной ловкостью и
лихорадочной быстротой. Эта жуткая сцена, напоминавшая грызню голодных
собак, всегда кончалась трагически, что совершенно естественно при таком
скоплении возбужденных бесплатным угощением людей, тем более в Неаполе, где
любая ссора сопровождается поножовщиной. Но в этот раз, в соответствии с
нашими пожеланиями и благодаря предусмотрительности Фердинанда, когда на
помосте кишел народ, когда в этой толпе то и дело вспыхивали потасовки,
огромное сооружение внезапно обрушилось и раздавило более четырех сотен
несчастных.
- Ах ты дьявольщина! - воскликнула Клервиль, откидываясь на софу. - Ах,
друзья, почему вы меня не предупредили? Я умираю... - И блудница позвала Ла
Риччу - Иди ко мне, мой ангел, ласкай меня скорее. Я уже кончаю ни одно
зрелище в мире не доставляло мне такой радости.
Мы вернулись в будуар, закрыли окна и двери, и в этой роскошной комнате
разыгралась самая восхитительная из всех сладострастных сцен можно сказать,
она происходила на костях несчастных плебеев, принесенных в жертву
изысканной порочности.
Нас уже ожидали четыре юные девушки, прекрасные как божий день, в
одеждах из черного траурного крепа, накинутых на голое тело. В другом конце
комнаты стояли еще четверо женщин от двадцати до тридцати лет - беременные,
совершенно нагие, со скорбным выражением на ангельских лицах. Неподалеку от
них на широкой кушетке возлежали четверо юношей, которые держали в руках
свои возбужденные члены, и члены эти, друзья мои, были чудовищных размеров
сантиметров двадцати пяти в окружности - никак не меньше - и более тридцати
в длину. Мало кому доводилось видеть такие необыкновенные предметы, и мы
вчетвером содрогнулись от внезапного оргазма при одном виде этих атрибутов.
- Эти женщины и эти девицы, - объяснил нам Фердинанд, - вдовы и дочери
людей, которые только что погибли на наших глазах. Я абсолютно уверен в их
смерти, которая была неизбежна. Этих женщин привели сюда еще до того, как
начался праздник, и они через окно видели гибель своих близких. Я отдаю их
вам - это будет ваш праздник. - Король открыл дверь в небольшой сад и
добавил: - Там уже выкопана яма для их останков, где они будут покоиться в
мире после того, как вы ими насладитесь.
Жестокосердный повелитель заставил несчастных посмотреть на их будущую
могилу, спуститься туда и примерить по росту, затем, удовлетворенный тем,
что яма пришлась им впору, обратил наше внимание на четверых юношей.
- Я уверен, сударыни, - сказал он, - что вам не часто приходилось
встречать подобные предметы. - С этими словами он взял в руки ужасающие
члены, будто отлитые из железа, и предложил нам потрогать и поцеловать их. -
Сила этих мальчиков, - продолжал король, - под стать величине их органов
каждый из них способен на пятнадцать или шестнадцать извержений, и при
каждой эякуляции выбрасывается не менее двенадцати унций семени словом, это
элита моего королевства. Все четверо - калабрийцы, а в Европе нет провинции,
которая взращивала бы мужские атрибуты таких размеров.
По соседству с этим будуаром есть еще четыре, в которых имеется все
необходимое для сладострастных утех сейчас мы разделимся, возьмем с собой
по парочке этих тварей и будем развлекаться до изнеможения, тем более что вы
видели такое грандиозное и возбуждающее зрелище.
Тотчас на пол полетели платья, нижние юбки, панталоны, и прежде чем
начать общие игрища, мы уединились в отдельных комнатах. Ла Ричча взял с
собой одну из девушек, одну беременную женщину и обладателя гигантского
фаллоса Гравинес предпочел Олимпию и одну будущую мать, а Фердинанд увел
Клервиль, копьеносца, несчастную вдову и двоих девочек Шарлотта выбрала
меня, и мы прихватили с собой парочку копьеносцев, одну девочку и оставшуюся
женщину.
Когда мы вошли в свой будуар, королева Неаполитанская взволнованно и
доверительно заговорила со мной:
- Знаете, Жюльетга, я больше не могу скрывать свои чувства к вам,
поэтому знайте, что я вас обожаю. У меня слишком распутный характер, чтобы я
могла поклясться вам в верности, к тому же это романтическое чувство не
имеет никакой ценности в глазах таких людей, как мы. Но я не сердце
предлагаю вам, а влагалище, влагалище, которое начинает истекать соком,
когда к нему прикасается ваша рука. Я вижу в вас родственную душу, мы с вами
даже мыслим одинаково, и уж конечно, я предпочитаю вас вашим сестрам.
Олимпия глуповата, хотя иногда обнаруживает вдохновение, но чаще всего она
остается робкой и нерешительной, а в глубине души она - отъявленная трусиха,
и достаточно удара грома в небе, чтобы обратить ее в добропорядочное
существо. Что касается до Клервиль, она великолепная и бесконечно мудрая
женщина - этого я не отрицаю, но у нас с ней разные вкусы: она упражняется в
жестокости только на мужчинах, я также не прочь принести в жертву
противоположный пол, но мне нравится проливать и женскую кровь. Кроме того,
она высокомерно относится ко всем нам, и это очень задевает мою гордость. А
вот у вас, Жюльетта, достоинств не меньше, а может быть и больше, чем у нее,
и в то же время вы нисколько не тщеславны, поэтому с вами очень легко я
подозреваю, что в сущности у вас мягкий характер, и хотя ваш ум порочен до
крайности, ваше сердце способно на верность по отношению к друзьям. Одним
словом, я вас люблю, и пусть залогом моей любви будет вот этот бриллиант,
который я прошу вас принять и который стоит не менее пятидесяти тысяч крон.
- Вы необыкновенная женщина, Шарлотта, - отвечала я, отказавшись
принять перстень, - и я глубоко тронута вашими чувствами ко мне будьте
уверены, что я отношусь к вам, точно так же. Но должна признаться вам,
дорогая, - и это можно назвать моей идиосинкразией, - что для меня имеет
ценность только то, что я беру сама, а подарки я презираю. И если вы хотите
угодить мне в этом смысле, это будет очень нетрудно сделать.
- Каким же образом?
- Прежде всего поклянитесь своей любовью, что никому и никогда не
расскажете о моем страстном неодолимом желании.
- Клянусь любовью и честью.
- Тогда слушайте: я хочу украсть сокровища вашего супруга, для чего мне
нужна ваша помощь.
- Говорите потише, - предупредила королева, - эти люди могут нас
услышать. Погодите, я отошлю их в соседнюю комнату.
- Теперь, - продолжала Шарлотта, когда мы остались вдвоем, - можно
побеседовать спокойно. У меня к вам есть одно щекотливое предложение, и
только приняв его, вы можете доказать мне искренность своих чувств ко мне.
Дело в том, радость моя, что я также замыслила преступление и хочу знать,
можете ли вы мне помочь.
- Даже если для этого мне понадобится тысячу раз рисковать своей
жизнью. Говорите и ничего не бойтесь.
- Если бы вы только знали, как мне надоел мой супруг!
- Несмотря на всю его снисходительность?
- Но разве он делает это для меня? Он проституирует мною из ревности
пытаясь утихомирить таким образом мои страсти, он надеется подавить во мне
всяческие желания и предпочитает, чтобы я предавалась разврату не по своей,
а по его воле и выбору.
- Довольно странная у него политика.
- Именно так он и поступает, и в этом вся его сущность
итальянизированного испанца: на земле нет хуже и противнее этой породы.
- И вы хотите...
- Отравить этого нудного субъекта и сделаться регент-' шей. Народ любит
меня больше, нежели его, и любит моих детей. Я буду править одна, вы станете
моей фавориткой и будете довольной и счастливой до конца жизни.
- Нет, Шарлотта, я не смогу жить с вами меня не привлекает роль,
которую вы мне предлагаете, я слишком люблю свою страну и мечтаю в скором
времени вернуться туда. Но вы можете рассчитывать на мою помощь, так как
Фердинанд, имеющий целый склад самых разных ядов, конечно, держит их
подальше от вас. А от меня вы получите все необходимое, но услуга за услугу,
Шарлотта - помните мое условие насчет сокровищ вашего супруга. Кстати,
насколько они велики?
- Приблизительно восемьдесят миллионов.
- В каких деньгах?
- В золотых слитках, а также в пиастрах, унциях и цехинах.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217 [ 218 ] 219 220 221 222 223 224 225 226 227 228 229 230 231 232 233 234 235 236 237 238 239 240 241 242 243 244 245 246 247 248 249 250 251 252 253 254 255
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.