read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Мама, как ты думаешь, зачем мы живем на свете?
Мать внимательно взглянула на него и улыбнулась:
- Поздновато приходит к тебе этот вопрос.
- Раньше некогда было, я отвлекался.
- Не притворяйся. Ты все и сам отлично знаешь.
- Свой ответ я знаю, мне хочется знать твой.
- Я лично вижу смысл жизни в исполнении долга по отношению к тебе и...
другим людям.
Второв улыбнулся:
- Да, мама, это я чувствовал всю жизнь. В течение тридцати с лишним лет
я тоже выполняю свой долг, но сейчас меня интересует вопрос, в чем смысл
этого долга.
- Делать добро, быть справедливым...
- Ты считаешь, если я раз и навсегда оттолкну от себя Веронику, это
будет добро по отношению к ней?
Мать чуть покраснела и встала.
- Прости меня, мама, я не хотел тебя обидеть.
- Нет, я понимаю. - Она отстранила его протянутую руку. - Но, если
хочешь внести ясность, необходима требовательность к себе и другим, иначе
все можно так запутать, что и...
- Ясность, ясность! - воскликнул Второв, вскакивая со своего потертого
кресла. - Моя милая мамочка, ты хочешь невозможного! У кого есть ясность,
кто может взять на себя смелость сказать, что у него все в жизни ясно и
просто? Кто? Ты? Я? Да нет же, ей-богу! Все очень сложно, запутанно, не
просто. В нашей жизни нужна не ясность, а чуткость. Мы любой узел считаем
гордиевым, мы слишком часто и слишком легко вынимаем меч, для того чтобы
разрубить сложные узлы наших взаимоотношений. Люблю ли я Веронику? Не
знаю, мама! Не знаю, можешь не смотреть на меня так. Любит ли меня она? Не
знаю, мама! Я ничего не знаю, понимаешь, почти ничего!
- Не кричи.
- Я не кричу, я просто хочу, чтобы ты поняла, что у меня, да и у нее,
есть больное место, которое... которому... - Второв осекся и махнул рукой.
- Успокойся, - сказала мать.
- Я не волнуюсь, мне просто трудно об этом говорить.
- Хорошо, не будем. Только помни: между слабохарактерностью и настоящей
добротой большая разница. Нужно быть мужественным и твердым в некоторых
вопросах.
- Мама!

...В этот вечер Второв долго сидел за своим письменным столом,
уставившись невидящим взором в окно, за которым полыхала многочисленными
огнями Москва. Разговор с матерью взволновал его.
"Ну что за жизнь, ей-богу! - думал он. - Кажется, уже давно определена
главная цель, сделан выбор, отступлений нет и быть не может, и все же
время от времени приходит полоса сомнений, каких-то мелких необоснованных
разочарований. Почему? Ведь все правильно... Вторичные структуры белков -
тема увлекательная, тема грандиозная, нужная людям, нужная стране,
промышленности. Каким откровением был первый искусственный синтез белка!
Ученые и пресса трубили во все серебряные фанфары: у природы отнята одна
из самых главных тайн жизни, люди научились производить кирпичи, из
которых создано все живое. Сенсация, сенсация, сенсация! Приемы и
конференции, приемы и конгрессы. А затем наступило разочарование.
Оказалось, что мало научиться собирать из отдельных химических групп
белковую молекулу, по составу совершенно одинаковую с природным белком.
Нужно было привести эти молекулы во взаимодействие со средой и
определенным образом расположить в пространстве. Возникла проблема
вторичных структур, структур высшего порядка. Оказалось, что активность
белка находится в поразительной зависимости от геометрической конфигурации
молекулы".
Второв был крупнейшим специалистом Союза по вторичным структурам
искусственных биополимеров. Его лаборатории удалось приблизить активность
белка, синтезированного in vitro к активности природного белка. К
сожалению, только для двух типов белка были получены положительные
результаты. Только для двух! А их насчитывалось около тысячи!
Тысячи искусственных белков должны были пройти через руки
структурщиков, прежде чем попасть в больницы и к технологам.
"А я, как назло, связался с лабораторией Кузовкина. Зачем она мне
нужна? Ведь совершенно нет времени, да и Филипп, очевидно, не очень легкий
человек. Ни к чему мне дополнительные заботы о чужой тематике. И
обстановка в лаборатории странная. Одна Рита Самойловна чего стоит! И с
этим комитетом неприятностей не оберешься... Они либо образцы потеряли,
либо... Почему Рита плакала? Нет, нет, с этими загадками нужно расстаться.
Завтра же пойду и скажу Кузьмичу, твердо скажу, глядя прямо в глаза: "Я не
согласен. У меня слишком много работы, своей работы, нужной работы". Пусть
Филипп сам расхлебывает кашу, заваренную покойным академиком-эклектиком".

В этот же вечер на самый большой московский аэродром, расположенный в
Домодедове, прибыл самолет из одной латиноамериканской страны. Среди
пассажиров была высокая, тонкая шатенка с серьезными серыми глазами. Она
легко сбежала по трапу и остановилась, чему-то улыбаясь. Ее обгоняли
высокие темнокожие иностранцы. Один из них заглянул в мокрое от слез лицо
женщины и спросил по-русски:
- Мадам, помочь?
- Зачем? Я дома! - Она энергично зашагала к зданию аэропорта.
Женщину никто не встречал, но это, казалось, не очень ее трогало. Она с
легкой улыбкой прислушивалась к звукам поцелуев и восклицаниям, которые
раздавались вокруг. Эта улыбка не сходила с ее лица, когда она ехала в
такси и когда получала ключи от номера в первоклассной гостинице "Россия".
И, только набирая номер, она на мгновение стала серьезной и в ее глазах
проглянули тревога и робость. Она остановилась на последней цифре и
положила трубку на рычаг. Она больше не улыбалась, глаза ее погасли,
сильные пальцы нервно барабанили по столу. Теперь было видно, что она
немолода, не совсем молода, и очень устала, и ей не идет неровный
пятнистый загар на шее и на щеках. Ей было немножко страшно и неловко, она
помедлила, засмеялась и набрала номер.
...За несколько минут до того, как прозвучал телефонный звонок, Второв
почувствовал странное неприятное волнение. Он готов был поклясться, что с
ним произошел обморок или легкое головокружение. Во всяком случае,
некоторое время он находился в забытьи, в этом он был уверен. И вот где-то
в комнате кто-то произнес:
- Помогите!
Голос был женским, конечно женским. Каким же ему еще быть? Он доносился
издалека, глухой, придавленный неведомым грузом. Женщина кричала:
- Помогите!
И Второв увидел ее лицо в радужных пятнах света, отброшенного
настольной лампой. Потом он себя уверил, что не было никакого крика и он
не видел никакого лица. Потом ему очень легко удалось доказать себе, что
ничего не было, кроме легкого головокружения. Тем более, что резкий звонок
телефона смыл с него забытье, как холодный душ - усталость.
- Это Вероника. Я уже здесь. Если хочешь меня видеть, приезжай сейчас.
- Здравствуй, Вера. У тебя космические темпы. Я только два часа назад
прочел в твоем письме, что ты собираешься приехать, вернее, прилететь...
Уже одиннадцать часов. Это не поздно?
- Ресторан работает до двух, кроме того, здесь есть ночной бар. Я буду
ждать тебя там за столиком, слева от входа.
"Самое главное - не поддаться с ходу ей. Нужно устоять во что бы то ни
стало". Второв напрягся до предела.
- Слушай, Вера, давай отложим на завтра. Ты все-таки устала. Да и я...
Все это так неожиданно.
Он замолк. Трубка тоже молчала.
- Ну хорошо, - равнодушно сказала женщина, - завтра так завтра.
"Ну и денек!" - подумал Второв.



ВТОРОЙ ДЕНЬ
Все повторялось. Повторялся вчерашний день. И летний воздух так же был
пронизан множеством запахов: бензина, разогретого асфальта, тополей. Как и
вчера. Второв направился в кабинет директора, где катил серо-голубые волны
необъятный нейлоновый ковер. Все повторялось. Только память каждый день
накручивалась на новый валик. И Второв думал сегодня не о письме. Он
вспоминал голос. Ее голос. Он проклинал себя за то, что не поехал. Не спал
почти всю ночь. Мучился и размышлял. Вдруг она уедет? Обидится? Обозлится?
Не захочет больше видеть его... Но не мог же он, в самом деле, по первому
зову, по небрежному, едва заметному движению пальца вновь ползти к ее
ногам. Есть же у него, наконец, мужское самолюбие! Есть ли? А может... Да
если и есть, нужно ли оно здесь, в этом случае, когда приехала она? Она!..
Ну и что? Приехала себе и приехала. Он-то тут при чем? Ведь жил же он без
нее столько! И не так уж плохо жил...
Второв толкнул дверь с самым решительным видом. Он должен отказаться от
совместительства. Он категорически возражает, просто не может, физически
не может, черт побери, руководить двумя лабораториями! Пусть назначат
заведующим лабораторией Недельского, он один из лучших учеников Кузовкина,
Или ту же Риту Самойловну. Не бог весть что, но все же... А он не может...
- Дорогой Александр Григорьевич, у вас прекрасный вид! Свежий воздух
явно идет вам на пользу. - Алексей Кузьмич вспорхнул над столом и
приветливо затрепетал крылышками.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [ 23 ] 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.