read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Рядом в немом удивлении застыл майор.
- Как? Вы откладываете атаку?
- Да. На пятнадцать минут.
- Я протестую. Вы нарушаете приказ. Я буду докладывать.
- Можете докладывать, - спокойно сказал комбат. - Вы видите - темно.
Куда же стрелять? Командир батареи не видит целей.
Майор рассеянно смотрел на него.
- Но приказ в шесть тридцать.
- Приказ отдавался ночью, когда вовсе было темно. Да вот не развиднело
по приказу.
Ветврач обескураженно замолчал, сраженный очевидностью доводов комбата,
но и игнорировать срок приказа он тоже не мог и рассеянно поглядывал на
руку с лежавшими в ней часами.
Волошин тоже вынул часы - минутная стрелка неуклонно приближалась к
шестерке, затем незаметно для глаза переползла ее, и внизу опять
зазуммерил телефон.
- Скажи, что комбат ушел в цепь, - сказал Волошин, и Чернорученко,
путаясь и заикаясь, стал объяснять в трубку отсутствие командира
батальона.
- Так будет лучше. Ну как видимость, Паша? - спросил он Иванова.
- Еще бы десяток минут. Едва заметна стала траншея.
Волошин поднял бинокль.
- Видишь окончание траншеи, самый ее нижний отросток-ус? Там блиндаж
или, может быть, дзот с пулеметом.
- Да, вижу. Вчера еще мои засекли.
- Далее на изломе траншеи еще пулемет, ночью засек сам. Этот самый
опасный, на два склона работает.
- Вот его мы и прихлопнем, - уверенно сказал Иванов. - В первую
очередь.
- Далее все по траншее. Там пулеметов пять-шесть. Надо накрыть.
- Попробуем.
- Ну и спираль Бруно. Хотя бы по одному попаданию на роту.
Не отрываясь от бинокля, Иванов скомандовал телефонисту:
- Батарея, к бою!
- Батарея, к бою, - как эхо тенорком отозвался внизу телефонист и
ясными глазами из-под сбитой набекрень шапки посмотрел вверх на комбата,
ожидая новых его команд.
- По пулемету... Гранатой, взрыватель осколочный... Заряд четвертый...
Репер номер один левее ноль-сорок. Прицел сорок восемь. Первому один
снаряд - зарядить!
Телефонист, передав все дословно, несколько секунд выжидал и наконец
поднял на комбата все тот же ожидающий взгляд синих глаз.
- Первое готово! - почти пропел он.
- Ну что? - вопросительно взглянул на комбата Иванов. - Я готов.
Волошин решительно протянул руку к трубке. Чернорученко понимающе
попросил дать "десятого".
- Я готов! - сказал комбат, как только услышал в трубке микрофонный
щелчок клапана. Командир полка со стоном что-то вскричал, но комбат,
упреждая его, вскинул левую руку по направлению к Гутману.
- Гутман, ракету!
Гутман был наготове и, хрустнув курком немецкой ракетницы, вскинул ее
над головой.
Волошину показалось, что зеленая гроздь ракеты порхнула в тусклое небо
мгновением раньше, чем хлопнул выстрел ракетницы, и красиво распустилась в
высоте над чахлым кустарником болота.
- Огонь! - тотчас негромко скомандовал Иванов.
Секунду спустя сзади туго ударило в воздух, слабо отдавшись за лесом, и
первый гаубичный снаряд, распарывая упругий воздух, прошел над головами.
Потом на несколько секунд его ход где-то там замер, будто затерявшись в
небе, но вот почти у самой макушки высоты возле траншеи обвально грохнул
разрыв. Ветер, подхватив облако пыли, быстро понес ее наискось по склону.


"14"
Бойцы торопливо повыскакивали из окопчиков и, пригибаясь, с затаенным
до поры опасением на лицах сыпанули с обмежка к болоту. В течение
нескольких секунд комбат видел почти весь свой батальон, за исключением
скрытой пригорком роты Кизевича, затем болотный кустарник быстро поглотил
всех. Первый дружный рывок обнадеживал, теперь бы еще пару таких рывков, и
батальон был бы на склоне. Но комбат знал, что скоро ударят немцы и все
может обернуться иначе.
Иванов, не отрываясь от бинокля, продолжал передавать команды, и вверху
через их головы, потрескивая и постанывая, шли тяжелые гаубичные снаряды,
которые с мощным глубинным грохотом обрушивались на высоту. Теперь он бил
по траншее - с блиндажом и пулеметом поближе, наверно, было покончено.
Немцы молчали, и Волошин хотел было уже сказать командиру батареи, чтобы
тот сделал паузу - зачем без толку бить по молчащей траншее? Но только он
подумал о том, как с высоты длинно застегал пулемет. Волошин чуть
подвернул окуляры бинокля и увидел за болотом, в самом начале склона,
несколько серых фигурок, с усилием бегущих по склону вверх. Кто-то из них
там упал, поднялся, вперед вырвался один в телогрейке с коротким автоматом
в руках, и Волошин узнал в нем Нагорного. Пока роты под прикрытием артогня
преодолевали болото, Нагорный атаковал траншею.
- Паша, ты видишь? - вскрикнул комбат. - Вон мои вырвались! Скорей
накрой пулемет!.. И проходы, проходы в спирали...
- Где же он? От черт, не разобрать...
Пулемет длинно бил по взводу Нагорного, его пули с протяжным визгом
неслись с высоты над болотом, но засечь его позицию не удавалось. Комбат
до боли вдавливал окуляры бинокля в глазницы, пока не услышал, как сзади
задудукали оба его ДШК, и через траншейку и кустарник на высоту понеслись
дымные, заметные в небе струи крупнокалиберных трасс. Волошин подумал, что
Ярощук видит цель, и устремил взгляд следом за трассами, но заметить, куда
они там вонзались, было невозможно. Дымно-трассирующие очереди мчались по
направлению к высоте и бесследно исчезали на ней.
Комбат напряг зрение, ожидая, что из кустарника покажутся наконец
подоспевшие роты, но рот еще не было видно. Похоже было на то, что
Нагорный поторопился, хотя это было лучше, чем если бы он промедлил -
промедление с атакой сводило на нет всю его затею с отвлекающей вылазкой.
Нагорный ударил вовремя и четырнадцатью своими бойцами прикрыл роты. Даже
если он и не ворвется в траншею, этот его маневр сделает свое дело.
Однако огонь с такого расстояния был уничтожающ, и Волошин, внутренне
сжавшись, ждал того неизбежного момента, когда Нагорный заляжет, к тому же
наткнувшись на невидимую отсюда, но где-то там растянутую спираль Бруно.
Он и действительно залег, несколько человек упали на серый склон, то ли
укрываясь от пулеметного огня, то ли были убиты. Но тут же, будто по его
желанию, на высоте выросли подряд три пыльных приземистых разрыва,
которые, наверно, не накрыли траншеи, зато землей и пылью отгородили от
нее распластавшихся на склоне бойцов. И взвод поднялся. Несколько человек,
только что показавшихся ему убитыми, вдруг подхватились с земли и
бесстрашно побежали вверх, в еще не осевшую от разрывов пыль, которую
ветер косо гнал с высоты.
- Молодец! - сказал Волошин. - Ну давайте же, давайте!
Последние его слова относились к соседям-минометчикам, которые открыли
наконец огонь и так подсобили Нагорному. Комбата захлестнуло запоздалое
чувство признательности этому беззаветному труженику войны, без лишних
слов, без рисовки, только за истекшие сутки сделавшему для батальона
столько, сколько не сделал никто. А он не нашел времени сказать ему доброе
слово, пошутить в разговоре - все с холодной командирской официальностью,
в приказном порядке. Запоздалое сожаление на минуту шевельнулось в душе
комбата и тут же забылось, вытесненное другими заботами.
- Ага, вон он, подлец! Вижу! - радостно вскричал Иванов и закомандовал
телефонисту: - Левее ноль-ноль два, уровень больше ноль-ноль один!..
Начиналась ювелирная стрельба, точности которой мог позавидовать
снайпер. Иванов умел, когда было нужно, вопреки артиллерийской теории
положить три снаряда в одну воронку, в своем деле он тоже был снайпер.
Тем временем минометчики дали еще несколько удачных залпов, на
задымленной верхушке заплясали кустистые разрывы мин, между которыми ровно
и мощно крошили траншейный бруствер гаубичные разрывы Иванова. Пологий
склон высоты заволокло дымным туманом, который свежий утренний ветер не
успевал сносить прочь, и рваные клочья пыли косо тянулись в хмурое небо.
Видимость резко ухудшилась, бой громыхал вовсю, все там беспорядочно
ахало, содрогалось, визгом и грохотом наполняя холодный рассветный
простор. Но роты, наверно, уже выходили из болота, и надо было не дать им
промедлить перед решительным броском на склон.
Волошин левой рукой выхватил у Чернорученко трубку.
- Але, десятый! Нет десятого? Передайте от пятого с "Орла" - смена НП.
Карандаши - на высоте, меняю НП. Поняли? Меняю НП.
И, бросив в руки Чернорученко трубку, он с живостью распрямился в
траншее.
- Гутман! Чернорученко! Снять связь и за мной! Быстро!
Чернорученко с несвойственной ему живостью одной рукой выдернул
заземление, другой сгреб аппарат. Гутман подхватил катушку с наполовину
смотанным кабелем, взглянув на которую комбат с опаской подумал: не
хватит. Этого кабеля до высоты не хватит, как тогда быть? Впрочем, связные
от рот уже взбирались на бруствер, и он крикнул Иванову, продолжавшему
управлять огнем:
- Минут десять поддай!
- Десять поддам! - крикнул в ответ Иванов. - Но не больше...



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [ 23 ] 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.