read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



же меня уговаривал, а теперь - поквитаться.
- Он такой,- пожаловался потомственнй барон фон Пфлюген-Пфланцен. -
Этому аббату сколько добра ни делай, он в ответ одно говно. Ему все чужие
секреты доносишь, всю подноготную, про друзей своих, а он после этого
припрется да какого-то педика-итальяшку в дом запустит, чтобы тот все
ошманал.
- Верно, верно,- поддержал Тапкин,- иезуит, одно слово. У них всегда
так: сначала пожрут на халяву, а потом подкараулят где-нибудь в темном
закоулке...
- ...и долбанут по башке кастетом! - бухнул Пфлюген.
Водовоз-вышибала недоверчиво перевел взгляд с одного на другого.
- Да меня не так-то легко долбануть,- ухмыльнулся амбал. - Тем более
этому коротышке-аббату.
- А ты видел, какая у него заточка? - спросил Тапкин.
- А ты видел, какой у него кастет? - спросил Пфлюген.
- А пусть придет и покажет,- лениво отвечал вышибала. - Я и не таких
обламывал, хоть на дубинах, хоть на перьях.
- Ха! ха! ха! - деревянно рассмеялся Пфлюген. - Ты думаешь, он с тобой
в честную сойдется, перо против пера? Он тебя подкараулит где-нибудь в
закоулке...
- ...да долбанет из-за угла кастетом,- закончил Тапкин.
Водовоз задумчиво поскреб голову.
- А вы, мужики, сами-то кто будете? - спросил он.
- Еще два пива! - крикнул Тапкин.
- Мы есть послы Британии и Германии, о да,- отвечал Пфлюген.
Синь Синь скривился.
- Еще четыре пива нам сюда на стол! - крикнул Пфлюген.
- И рыбки вяленой! - прибавил Тапкин.
Синь Синь принялся задумчиво цедить кружку за кружкой. После пятой он
сказал:
- А это без булды, что аббат на меня злобится?
- Бля буду! - поклялся Тапкин.
Пфлюген поддержал:
- Я сам явился свидетелем того факта, что прошлый раз во дворце аббат
имел беседу, на которой убеждал августейшего государя, что подданые,
пинающие проповедников ниже пояса, представляют собой угрозу для
законопослушного общества и подлежат искоренению как подрывные элементы.
Какого же, извините меня, члена тут еще сомневаться!
Водовоз снова принялся скрести голову.
- Ну, и что делать? - спросил он наконец. - Мне что - на дно теперь
залечь?
- Ха-ха-ха! - рассмеялся Тапкин. - От этого иезуита нигде не скроешься,
у него руки длинные - везде найдет.
Пфлюген дополнил:
- Подкараулит ночью и...
- Долбанет меня по башке кастетом,- закончил Синь Синь. - Да, хреново
дело. Может, мне его первому долбануть?
- Вот! - в голос воскликнули Тапкин и Пфлюген. - Сам теперь видишь, что
другого выхода нет.
- Только по-умному надо,- наставлял Тапкин. - Ты его на сходняк позови,
мол, отступного дать ему хочешь. Ужин обещай, выпивку поставить, девочек -
все как положено. Ну, он придет, а ты его попроси проповедь прочитать,-
хочу, дескать знать, как мне надлежит почитать священника моего - этого
аббата хлебом не корми, дай ему проповедь об этом прочесть.
- Точно, забодал в корягу! - сверкнул моноклем барон.
- В общем, он соловьем зальется, а ты знай кивай головой да винца ему
подливай. А потом вскочи с места да ка-ак... - воодушевленный Тапкин сам
вскочил при этом со скамьи и со зверским лицом показал это "ка-ак" ногой по
пустой лавке напротив - ...ка-ак бац ему ногой по яйцам! Бац! И снова бац!
- И по башке кастетом! - Пфлюген, заразившись энтузиазмом своего друга,
тоже не удержался на месте и свирепо оскалившись принялся рубить рукой
воздух: - Вот так ему! Бац!.. Бац!.. А-а!.. Козлина! Вот тебе! А-а!..
- Эй, эй, господа! - закричал встревоженный хозяин. - У меня тут
приличное заведение!
Шумно дыша, оба посла сели за стол. Синь Синь перевел глаза с одного на
другого и покачал головой,
- Да, мужики, достал он вас... - протянул наконец водовоз. - А вы не
думаете, что меня после такого бац-бац того... ну, вы поняли... Аббат-то, я
слышал, нынче у нашего государя первый фраер, нет?
- Еще четыре кружки пива! - крикнул Тапкин.
- И закусить,- дополнил Пфлюген. - Жаркого сюда!
- Раков!
- Воблы вяленой!
Синь Синь съел и выпил все поданное, выдохнул "уф-ф!", похлопал себя по
животу и сказал:
- Че-то, мужики, вы меня нынче напоили совсем, а? Я как воду-от буду
возить? А?
- Поможем,- обнадежил Тапкин. - Сами все развезем.
- А вы сможете?
- Не боись,- успокоил Пфлюген. - Поросенка-аббата возили с этим
боровом-итальяшкой, а уж воду-то! Увезем!
Так вот и получилось, что двое союзников, британец и германец, в этот
день выдали две нормы извоза - одну водяную, другую - пассажирско-рикшную.
Но душевный подъем и надежды двоих друзей на скорые перемены перевешивали
эту нагрузку и делали их тяготы более выносимыми. В этот вечер рикша,
подражающий Тапкину, даже дважды одолел весьма крутой склон, чем весьма
поразил де Перастини и аббата. Они пришли к выводу, что некитайцы-рикши не
такие уж задохлики, какими кажутся с виду, а с другой стороны, утверждал
аббат, помогла пивная тренировка, устроенная ими рикше.
Но, увы, англо-немецкие надежды и чаяния евда не были похоронены уже на
следующий день - при новой встрече Синь Синь решительно не мог вспомнить
вчерашнего разговора, и лорду Тапкину и барону Пфлюгену все пришлось
начинать сначала: пиво, задушевная беседа, франко-клерикальная угроза,
"долбанет по башке кастетом" и все прочее, включая "че-то вы меня сегодня
совсем напоили" и развоз воды двумя послами вместо отрубившегося вышибалы.
Работа в две смены длилась целую неделю и порядком вымотала послов, а
лечение водовозной амнезии что-то не продвигалось. В конце концов лорд и
барон резко снизили количество пивных кружек при задушевной беседе, и Синь
Синь как будто бы стал склоняться к плану двоих послов. Тапкин, меж тем,
счел нелишним зайти и с другой стороны, а именно - вовлечь в игру уже и
самого аббата. Здесь у британца был свой план, в котором важное место
отводилось другу аббата де Перастини.
Дело в том, что пока британец и немец пестовали свой заговор, у аббата
возникли определенные сложности со своим неизменным утешителем-итальянцем.
Что-то странное творилось в последнее время с де Перастини. Надежды на
скорую встречу с Верди, очевидно, все более ослабевали в его душе, и теперь,
когда аббат посылал де Перастини поискать барона Пфлю вместе с Гринблатом,
итальянец стонал уже не так экзальтированно, как в былое время. Он покидал
дом прусского посла со скучающим и как бы разочарованным выражением лица, а
Гринблат-Шуберт выглядывал из окна как-то надувшись и уже не махал вслед
ручкой. В последний раз он даже повернулся к ним спиной, как бы сердясь
невесть на что.
До аббата доходили какие-то нелепые слухи о каком-то якобы поясе
верности, который одевал на Гринблата то ли какой-то загадочный немец, то ли
какой-то неизвестный итальянец - и якобы, ключ от пояса выдавался Гринблату
всего несколько раз в день по нужде. Но это, конечно, были самые несусветные
домыслы. Аббат не сомневался, что нико из троих не стал бы терпеть ничего
подобного, и уж де Перастини, во всяком случае, не задумался бы ошманать
рикшу, похожего на Пфлюгена, чтобы изъять такой ключ.
Нет, это были дурацкие сплетни, а вот явью было непонятное поведение де
Перастини. Он все назойливее пытался исповедаться аббату. Ехал в коляске,
садился близко, дышал жарко, прижимался тесно и, наконец, стонал:
- Ах, аббат, я такой грешник...
- Да, да, - рассеянно соглашался Крюшон,- все мы грешны, сын мой. Один
только Бог благ да еще граф Артуа, ибо он свят...
- Боже, какая верность, какая верность! - вздымал руку и болтал в
воздухе итальянец и тут же принимался за свое: - Отче, я хочу открыть вам
свое сердце...
- Не нужно, чадо,- кротко останавливал аббат. - Для искушенного пастыря
всякое сердце как открытая книга.
- Значит, вы все знаете? - возопил де Перастини.
- Конечно, чадо,- вы хотите меня утешить в моей скорби из-за разлуки с
милым графом Артуа.
- Боже, какая верность! - вновь стонал де Перастини. - Ах, аббат, ну,
нельзя же так убиваться - он не стоит этого!
- Вот вы говорите, что граф не стоит этого, а милый граф Артуа еще не
этого стоит,- горячо возражал аббат.
Но де Перастини не унимался. После одной из поездок во дворец он
проводил аббата до самой двери его дома и бухнулся на колени прямо на
крыльце, на виду у некитайца А Синя и рикши, косящего под Тапкина.
- Ваше преподобие! Я хочу немедленно исповедаться вам!.. Ах, я такой
грешник! Я...
- Остановитесь, чадо! - вскричал аббат Крюшон. - Вы едва не совершили
серьезного проступка. Неужели вы не знаете? - я не могу исповедать вас.
- Да-а?.. - простонал в изумлении итальянец. - Но, отче, почему же?
- Очень просто,- отвечал Крюшон,- эдикт предыдущего папы, его
святейшества Пия, строжайше воспрещает французским аббатам, особенно
иезуитам, исповедывать итальянцев.
- Да-а-а?.. - протянул еще более изумленный де Перастини. Он поднялся с
колен и недоверчиво вперил взгляд в лицо аббату. - Что-то я об этом не



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [ 23 ] 24 25 26 27 28
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.