read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Тогда ему было непонятно, как мог он, Семенов, придавать значение таким
пустякам, как катанье на лодке, и красивым телам девушек, после того, как он
сознательно оттолкнул самые глубокие мысли и высокие понятия; но теперь Юрий
только понял, что иначе и быть не могло: все эти пустяки были жизнью
настоящей, полной захватывающих переживаний и влекущих наслаждений жизнью, а
все великие понятия были лишь пустыми, ничего не предрешающими в необъятной
тайне жизни и смерти, комбинациями слов и мыслей. Как бы они ни казались
важными и окончательными. После них будут и не могут не быть не менее
значительные и последние слова и мысли.
Этот вывод был так не свойствен Юрию и так неожиданно сплелся из его
мыслей о добре и зле, что Юрий растерялся. Перед ним открылась какая-то
пустота, и на одну секунду острое ощущение ясности - и свободы, похожее на
то чувство, которое во сне подымает человека на воздух, чтобы он летел куда
хочет, озарило его мозг. Но Юрий испугался. Страшным напряжением он собрал
все распавшиеся привычные мысли и понятия о жизни, и пугающее слишком смелое
ощущение исчезло. Стало вновь темно и сложно.
Одну минуту Юрий готов был допустить, что смысл настоящей живой жизни в
осуществлении своей свободы, что естественно, а следовательно, и хорошо жить
только наслаждениями, что даже Рязанцев, со своей точки зрения единицы
низшего разбора, цельнее и логичнее его, стремясь к возможно большим половым
наслаждениям, как острейшим жизненным ощущениям. Но по этой мысли надо было
допустить, что понятие о разврате и чистоте-сухие листья, покрывающие
молодую свежую траву, и даже самые поэтические целомудренные девушки, даже
Ляля и Карсавина, имеют право свободно окунуться в самый поток чувственных
наслаждений. И Юрий испугался своей мысли, счел ее грязной и кощунственной,
ужаснулся тому, что она возбуждает его, и вытеснил ее из головы и сердца
привычными, тяжелыми и грозными словами.
"Ну да, - думал он, в бездонное блестящее небо, запыленное звездами, -
жизнь - ощущение, но люди не бессмысленные звери и должны направлять свои
желания к добру и не давать им власти над собою..." "Что, если есть Бог над
звездами!" - вспомнил Юрий, и жуткое чувство смутного благоговения придавило
его к земле. Он не отрываясь смотрел на большую блестящую звезду в хвосте
Большой Медведицы и бессознательно вспомнил, что мужик Кузьма, с бахчи,
называл эти величавые звезды "возом".
Почему-то, тоже бессознательно, это воспоминание показалось неуместным
и даже как будто оскорбило его. Он стал смотреть в сад, после звездного неба
казавшийся совсем черным, и опять начал думать: "Если лишить мир женской
чистоты, так похожей на первые весенние, еще совсем робкие, но такие
прекрасные и трогательные цветы, то что же святого останется в человеке?.."
Тысячи молодых, прекрасных и чистых, как весенние цветы, девушек в
солнечном свете, на весенней траве, под цветущими деревьями представились
ему. Невысокие груди, круглые плечи, гибкие руки, стройные бедра, изгибаясь
стыдливо и таинственно, мелькнули перед его глазами, и голова его сладко
закружилась в сладострастном восторге.
Юрий медленно провел рукой по лбу и вдруг опомнился.
- У меня нервы расстроились... надо идти спать.
Неудовлетворенный, расстроенный и еще томимый мгновенным сладострастным
видением, Юрий с беспредметной злобой в душе, порывисто делая все движения,
пошел в дом.
И уже лежа в постели и тщетно стараясь заснуть, он вспомнил Рязанцева и
Лялю.
- Почему, собственно, так возмущает, что Рязанцев любит Лялю не одну и
не первую...
Мысль не дала ему ответа, но перед ним, возбуждая тихую нежность и
невыразимо приятно лаская разгоряченный мозг, выплыл образ Зины Карсавиной,
и как ни старался он затемнить свое чувство, стало понятно, зачем нужно ему,
чтобы она была чистой и нетронутой.
"А ведь я люблю ее!" - в первый раз подумал Юрий, и эта мысль вдруг
вытеснила все остальные и вызвала на глаза влажность умиления своим новым
чувством... Но в следующую минуту Юрий с озлобленной насмешкой уже спрашивал
себя: "А почему я сам любил других женщин, прежде нее?.. Правда, я не знал
еще о ее существовании, но ведь и Рязанцев не знал о Ляле. И в свое время мы
оба думали, что та женщина, которою мы хотим обладать, в настоящий момент и
есть "настоящая", самая нужная и подходящая нам. Мы ошибались, но, может
быть, ошибаемся и теперь!.. Значит, или хранить вечное целомудрие, или дать
полную свободу себе... и женщине, конечно, наслаждаться любовью и
страстью... Впрочем, что ж я, - с облегчением перебил себя Юрий, -
Рязанцев... не то скверно, что он любил, а то, что он и теперь продолжает
пользоваться несколькими женщинами, а я нет..."
Эта мысль наполнила Юрия чувством гордости и чистоты, но только на
мгновение, а в следующую минуту он опять вспомнил о чувстве, охватившем его
при видении тысяч пронизанных солнцем, гибких и чистых девушек, и смутился в
полном бессилии овладеть собою и справиться с хаосом чувств и мыслей.
Юрий почувствовал что ему неудобно лежать на правом боку и с неловким
усилием повернулся
"В сущности, - подумал он, - все женщины каких я только знал не могли
бы меня удовлетворить на всю жизнь. Значит то что я называл настоящей
любовью неосуществимо и мечтать о ней просто глупо!"
Юрию стало неловко и на левом боку и, путаясь вспотевшим липким телом в
сбившейся горячей простыне, он перевернулся опять. Было жарко и неудобно.
Начинала болеть голова.
"Целомудрие идеал, но человечество погибло бы при осуществлении этого
идеала, - неожиданно пришло ему в голову, - значит это нелепость. A... тогда
и вся жизнь - нелепость!" - с такой злобой стискивая зубы, что перед глазами
завертелись золотые круги, почти вслух сказал Юрий
И до самою утра лежа в тяжелой и неудобной позе, с тупым отчаянием в
душе, Юрий ворочал похожие на камни тяжелые и противоречивые мысли
Наконец, чтобы выпутаться из них, он стал уверять себя, что он сам
дурной, излишне сладострастный и эгоистичный человек, и его сомнения просто
скрытая похоть. Но это только еще тяжелее придавило душу, подняло в мозгу
сумбур самых разнообразных представлений и мучительное состояние разрушилось
наконец вопросом:
- Да с какой стати я себя так мучаю, наконец?
И с чувством отвращения к самому процессу какого бы то ни было
мышления, в тупой нервной усталости Юрий заснул.

XV
Ляля до тех пор плакала в своей комнате, уткнувшись лицом в подушку,
пока не заснула Утром она встала с больной головой и напухшими глазами
Первой ее мыслью было то, что не надо плакать потому что сегодня к
обеду приедет Рязанцев, и ему будет неприятно что у нее заплаканное
некрасивое лицо. Но сейчас же она вспомнила что все равно все кончено и
нельзя больше любить, ощутила острое горе и жгучую любовь и опять заплакала.
- Какая гадость, какая мерзость! - прошептала Ляля, чувствуя, что
задыхается от горьких, еще не выплаканных слез. - За что? За что? - твердила
она и в душе у нее была неисходная грусть о навеки ушедшем невозвратимом
счастье.
Ей было удивительно и жалко, что Рязанцев мог так легко и постоянно
лгать ей.
"И не он один, а значит, и все лгали, - с недоумением думала Ляля, -
ведь все, решительно все радовались нашей свадьбе и говорили, что он
хороший, честный человек! Нет, впрочем, они не лгали, а просто не считали
это дурным. Какая гадость!"
И Ляле стало противно смотреть на привычною обстановку, напоминавшую
людей, теперь противных ей. Она прислонилась лицом к стеклу окна и стала
сквозь слезы смотреть в сад.
На дворе было пасмурно и шел редкий, но крупный дождь. Капли тяжело
постукивали по стеклу и быстро сбегали вниз, а Ляле было трудно различить
когда слезы, а когда дождевые капли застилали перед нею сад. В саду было
сыро, и повисшие мокрые листья были бледны и печально вздрагивали. Стволы
деревьев почернели от воды и мокрая трава забито прилила к грязной земле.
И Ляле казалось, что вся ее жизнь несчастна, будущее безнадежно,
прошедшее черно.
Горничная приходила звать ее пить чай, но Ляля долго не понимала ее
слов. Потом, в столовой, ей было стыдно, когда с ней заговаривал отец. Ей
казалось, что говорит с нею с особенной жалостью, что уже все знают, что ее
грязно и гадко обманул любимый человек. Во всяком слове ей слышалась эта
оскорбительная жалость, и Ляля ушла к себе. Она опять села к окну и, глядя в
плачущий серый сад, стала думать.
"Зачем он лицемерил? Зачем так обидел?! Значит, он не любит меня! Нет,
Толя меня любит и я его люблю! Так в чем же дело? Да, он обманул меня он еще
раньше любил каких-то других, скверных женщин! И они любили его... Как я? -
спросила себя Ляля с наивным и жгучим любопытством. - Вот вздор, какое мне
теперь до этого дело! Ведь с ними он обманул меня и теперь все кончено!
Какая я бедная, несчастная!.. Ну нет мне есть дело: он меня обманывал! Ну а
если бы признался? Все равно! Это гадко... он уже ласкал других, как меня и
даже больше... Это ужасно! Какая я несчастная..."
"Вот лягушка по дорожке скачет, вытянувши ножки!" - мысленно пропела
Ляля, глядя на маленький серый комочек, боязливо прыгавший через мокрую
скользкую дорожку.
"Да, я несчастна, и все кончено! - опять подумала она, когда лягушка
ускакала в траву. - Для меня это было так чудно, так хорошо, а для него
старая привычная вещь... Потому-то он всегда избегал говорить о прошлом!
Оттого мне казалось, что все время у него лицо такое, будто он что-то
думает... Он думал: все это я знаю, все знаю и что ты чувствуешь, знаю, и
то, что сейчас сделаешь... А я-то!.. Как стыдно, как гадко... Никогда,
никогда я уже не буду никого любить!"
Ляля заплакала и положила голову щекой на холодный подоконник, сквозь
слезы наблюдая, в какую сторону идут тучи.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [ 23 ] 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.