read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



стаскивая с себя промокший суконный дождевик. - Мы, лондонские юристы,
изволите видеть, не часто выезжаем за город, а уж если выедем, так стараемся
извлечь из поездки все что можно.
Старая домоправительница с чопорным изяществом показывает рукой на
огромную лестницу. Мистер Гаппи и его спутник следуют за Розой, миссис
Раунсуэлл и ее внук следуют за ними; молодой садовник шествует впереди и
открывает ставни.
Как всегда бывает с людьми, которые осматривают дома, не успели мистер
Гаппи и его спутник начать осмотр, как уже выбились из сил. Они
задерживаются не там, где следует, разглядывают не то, что следует, не
интересуются тем, чем следует, зевают во весь рот, когда открываются новые
комнаты, впадают в глубокое уныние и явно изнемогают. Перейдя из одной
комнаты в другую, миссис Раунсуэлл, прямая, как и сам этот дом, всякий раз
присаживается в сторонке - в оконной нише или где-нибудь в уголке - и с
величавым одобрением слушает объяснения Розы. А внук ее, тот слушает так
внимательно,, что Роза смущается все больше... и все больше хорошеет. Так
они переходят из комнаты в комнату, то ненадолго воскрешая портреты
Дедлоков, - когда молодой садовник впускает в дом дневной свет, то погружая
их в могильную тьму, - когда садовник вновь преграждает ему путь. Удрученный
мистер Гаппи и его безутешный спутник конца не видят этим Дедлокам, чья
знатность, по-видимому, зиждится лишь на том, что они и за семьсот лет ровно
ничем не сумели отличиться.
Продолговатая гостиная Чесни-Уолда и та не может оживить мистера Гаппи.
Он так изнемог, что обмяк: на ее пороге и насилу собрался с духом, чтобы
войти. Но вдруг портрет над камином, написанный модным современным
художником, поражает его, как чудо. Мистер Гаппи мгновенно приходит в себя.
Он во все глаза смотрит на портрет с живейшим интересом; он как будто
прикован к месту, заворожен.
- Ну и ну! - восклицает мистер Гаппи. - Кто это?
- Портрет над камином, - объясняет Роза, - написан с ныне здравствующей
леди Дедлок. По общему мнению, художник добился разительного сходства, и все
считают, что это его лучшее произведение.
- Черт меня побери, если я ее когда-нибудь видел! - говорит мистер
Гаппи, в замешательстве глядя на своего спутника. - Однако я ее узнаю. С
этого портрета была сделана гравюра, мисс?
- Нет, его никто не гравировал. У сэра Лестера не раз просили
разрешения сделать гравюру, но он неизменно отказывал
- Вот как! - негромко говорит мистер Гаппи. - Провалиться мне, если я
не знаю ее портрета как свои пять пальцев, хоть это и очень странно! Так,
значит, это леди Дедлок?
- Направо портрет ныне здравствующего сэра Лестера Дедлока. Налево
портрет его отца, покойного сэра Лестера.
Мистер Гаппи не обращает никакого внимания на обоих этих вельмож.
- Понять не могу, - говорит он, не отрывая глаз от портрета, - почему я
так хорошо его знаю! Будь я проклят, - добавляет мистер Гаппи, оглядываясь
вокруг, - если этот портрет не привиделся мне во сне!
Никто из присутствующих не проявляет особого интереса к снам мистера
Гаппи, так что возможность эту не обсуждают. Сам мистер Гаппи по-прежнему
стоит как вкопанный перед портретом, так глубоко погрузившись в созерцание,
что не двигается с места, пока молодой садовник не закрывает ставен; а тогда
мистер Гаппи выходит из гостиной в состоянии оцепенения, которое служит хоть
и своеобразной, но достаточной заменой интереса, и плетется по анфиладе
комнат, растерянно выпучив глаза и словно повсюду ища леди Дедлок.
Но он больше нигде ее не видит. Он видит ее покои, куда всю компанию
ведут напоследок, так как они очень красиво обставлены; он глядит в окна,
как и миледи недавно глядела на дождь, смертельно ей надоевший. Но всему
приходит конец, - даже осмотру домов, ради которых люди тратят столько сил,
добиваясь разрешения их осмотреть, и в которых скучают, едва начав их
осматривать. Мистер Гаппи, наконец, кончил осмотр, а свежая деревенская
красавица - свои объяснения, которые она неизменно завершает следующими
словами:
- Терраса там, внизу, вызывает всеобщее восхищение. В связи с одним
древним семейным преданием, ее назвали "Дорожкой призрака".
- Вот как? - говорит мистер Гаппи с жадным любопытством. - А что это за
предание, мисс? Может, оно имеет нечто общее с каким-нибудь портретом?
- Расскажите нам его, пожалуйста, - полушепотом просит Уот.
- Я его не знаю, сэр. Роза совсем смутилась.
- Посетителям его не рассказывают; оно почти забыто, - говорит
домоправительница, подойдя к ним. - Это просто семейная легенда, и только.
- Простите, сударыня, если я еще раз спрошу, не связано ли предание с
каким-нибудь портретом, - настаивает мистер Гаппи, - потому что, верьте не
верьте, но чем больше я думаю об этом портрете, тем лучше узнаю его, хоть и
не знаю, откуда я его знаю!
Предание не связано ни с каким портретом, - домоправительнице это
известно наверное. Мистер Гаппи признателен ей за это сообщение, да и вообще
очень ей признателен. Он уходит вместе с приятелем, спускается по другой
лестнице в сопровождении молодого садовника, и вскоре все слышат, как
посетители уезжают.
Смеркается. Миссис Раунсуэлл не сомневается в скромности своих юных
слушателей - кому-кому, а им она может рассказать, отчего здешней террасе
дали такое жуткое название. Она усаживается в большое кресло у быстро
темнеющего окна и начинает:
- В смутное время короля Карла Первого *, милые мои, - то бишь в
смутное время бунтовщиков, которые устроили заговор против этого славного
короля, - Чесни-Уолдом владел сэр Морбари Дедлок. Есть ли сведения, что и
раньше в роду Дедлоков был какой-нибудь призрак, я сказать не могу. Но очень
возможно, что был, я так думаю.
Миссис Раунсуэлл думает так потому, что, по ее глубокому убеждению,
род, столь древний и знатный, имеет право на призрак. Она считает, что
обладанье призраком - это одна из привилегий высшего общества,
аристократическое отличие, на которое простые люди претендовать не могут.
- Нечего и говорить, - продолжает миссис Раунсуэлл, - что сэр Морбари
Дедлок стоял за августейшего мученика. А его супруга, в жилах которой не
текла кровь Этого знатного рода, судя по всему, одобряла неправое дело.
Говорят, будто у нее были родственники среди недругов короля Карла, будто
она поддерживала связь с ними и доставляла им нужные сведения. И вот, когда
местные дворяне, преданные его величеству, съезжались сюда, леди Дедлок, как
говорят, всякий раз стояла за дверью той комнаты, где они совещались, а те и
не подозревали об этом... Слышишь, Уот, будто кто-то ходит по террасе?
Роза придвигается ближе к домоправительнице.
- Я слышу, как дождь стучит по каменным плитам, - отвечает юноша, - и
еще слышу какие-то странные отголоски, вроде эхо... Должно быть, это и есть
эхо, - очень похоже на шаги хромого.
Домоправительница важно кивает головой и продолжает:
- Частью по причине этих разногласий, частью по другим причинам сэр
Морбари не ладил с женой. Она была гордая леди. Они не подошли друг к другу
ни по возрасту, ни по характеру, а детей у них не было - некому было мирить
супругов. Когда же ее любимый брат, молодой джентльмен, погиб на гражданской
войне (а убил его близкий родственник сэра Морбари), леди Дедлок так по нем
горевала, что возненавидела всю мужнину родню. И вот, бывало, соберутся
Дедлоки выступить из Чесни-Уолда, чтобы сражаться за короля, а она
потихоньку спустится в конюшню поздней ночью, да и подрежет жилы на ногах их
коням; а еще говорят, будто раз ее супруг заметил, как она крадется вниз по
лестнице ночью, и пробрался за ней по пятам в денник, где стоял его любимый
конь. Тут он схватил жену за руку, и то ли когда они боролись, то ли когда
она упала, а может, это конь испугался и лягнул ее, но она повредила себе
бедро и с тех пор стала сохнуть и тосковать.
Домоправительница понизила голос; теперь она говорила почти шепотом:
- Раньше она была хорошо сложена и осанка у нее была величавая. Однако
теперь она не роптала на свое увечье; никому не говорила, что искалечена,
что страдает, но день за днем все пыталась ходить по террасе, опираясь на
палку и держась за каменную ограду, и все ходила, и ходила, и ходила взад и
вперед, и по солнцепеку и в тени, и с каждым днем ходить ей было все
труднее. Но вот как-то раз под вечер ее супруг (а она с той ночи не сказала
ему ни единого слова) - ее супруг стоял у большого окна на южной стороне и
увидел, как она рухнула на каменные плиты. Он сбежал вниз, чтобы поднять ее,
наклонился, а она оттолкнула его, глянула на него в упор холодными глазами и
промолвила: "Я умру здесь - где ходила. И буду ходить тут и после смерти. Я
буду ходить здесь, пока не сломится в унижении гордость вашего рода. А когда
ему будет грозить беда или позор, да услышат Дедлоки мои шаги!"
Уот смотрит на Розу. В сгущающихся сумерках Роза опускает глаза, не то
испуганная, не то смущенная.
- И в ту же минуту она скончалась. С тех-то пор, - продолжает миссис
Раунсуэлл, - террасу и прозвали "Дорожкой призрака". Если шум шагов - просто
эхо, так это такое эхо, которое слышно только в ночной темноте, и бывает,
что его очень долго не слышно вовсе. Но время от времени оно слышится вновь,
и это случается всякий раз, как Дедлокам грозит болезнь или смерть.
- Или позор, бабушка... - говорит Уот.
- Позор не может грозить Чесни-Уолду, - останавливает его
домоправительница.
Внук просит извинения, бормоча: "Разумеется, разумеется!"
- Вот о чем говорит предание. Что это за звуки - неизвестно, но от них
как-то тревожно на душе, - говорит миссис Раунсуэлл, вставая с кресла, - и,
что особенно интересно, их нельзя не слышать. Миледи ничего не боится, но и
она признает, что, когда они звучат, их нельзя не слышать. Их невозможно
заглушить. Оглянись, Уот, сзади тебя стоят высокие французские часы (их
нарочно поставили там), и когда их заведут, они тикают очень громко, а бой у
них с музыкой. Ты умеешь обращаться с такими часами?
- Как не уметь, бабушка!
- Так заведи их.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [ 23 ] 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.