read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Чаз не сводил с него глаз. Этот человек был жив и, более того, выглядел
совершенно здоровым, несмотря на язвы на горле. Чаз разглядел язвы еще в
прошлый раз, когда человек валялся среди обломков дрезины. Язвы и сейчас
были на месте, но, похоже, они ничуть не досаждали незнакомцу. Бродяга
сложил ладони рупором и, глядя на дом, прокричал:
Красный Скиталец - мимо иди,
Красный Скиталец - сюда не ходи.
Казалось, крик бродяги завис под темнеющим небом, среди красноватых
облаков. В следующую секунду человек отступил назад и скрылся за склоном
холма.
Его исчезновение словно послужило сигналом: красноватые отблески на
облаках стали блекнуть, багровое марево рассеялось, и на землю стремительно
начала опускаться темнота. Чаз вернулся к действительности.
Он поспешно повесил бинокль на место. Здесь должен иметься хоть какой-то
светильник. Чаз осмотрел рухлядь, громоздившуюся на печи, но не обнаружил
ничего подходящего. Он вгляделся в быстро сгущающийся мрак и уловил тусклый
блеск в одном из углов комнаты. На обшарпанном столе среди нагромождения
каких-то непонятных предметов примостилась старинная масляная лампа. Она
напоминала нечто среднее между соусником и наспех сшитым неумехой-кустарем
старым шлепанцем с загнутым острым носом.
Чаз взял лампу в руки. Это была лишь подделка под старинную вещицу, якобы
прибывшую из Средиземноморья. Чазу не раз доводилось видеть подобные штуки -
считалось, что они способны повысить эффективность медитаций. Встряхнув
лампу, он обнаружил, что она почти наполовину заправлена. В загнутый кончик
был вставлен фитиль из какого-то волокнистого пластика, а рядом на столе
лежала вполне современная пьезокристаллическая зажигалка. Через пару секунд
пламя осветило комнату.
Выругавшись про себя, Чаз повернулся к окну. Ведь свет мог послужить
маяком, приманкой. Над окном была свернута штора, по всей видимости и
предназначавшаяся для светомаскировки.
Чаз опустил ее. Штору изготовили из полосок темной ткани, наклеенных на
серый непрозрачный пластик.
Поплотнее прикрыв окно, он принялся исследовать комнату. Медленно и
методично разглядывая все, что попадалось на пути, он не переставал
удивляться, как много полезных и нужных вещей было собрано в этих четырех
стенах. Большую часть предметов приспособили для той или иной надобности -
вроде того молочного бидона. Вещи свидетельствовали об изобретательности и
искусности своего владельца. Однако вряд ли один человек был способен так
обустроить жилище, особенно если принять во внимание, что на зараженной
территории можно было протянуть не дольше четырех месяцев.
Чаз обнаружил запас продуктов, горючее, боеприпасы, одежду, мыло,
несколько аптечек с полным набором лекарств: от аспирина до ампул с общей
антивирусной вакциной; а в одном из углов комнаты он нашел даже ящик с
домашним пивом. Покончив с осмотром, Чаз решил взяться за более неотложную
задачу - растопить печь. Может, ему это только казалось, но температура
быстро падала.
Он укрыл Эйлин всем, что подвернулось под " руку. Снова напоив девушку,
Чаз занялся печкой, рядом с которой обнаружил бумагу, щепки и груду
поленьев. Щелкнув зажигалкой, он развел огонь, и довольно скоро - гораздо
быстрее, чем он ожидал, - в комнате стало тепло.
Подойдя к окну, Чаз осторожно отодвинул краешек шторы. На дворе наступила
ночь, непроглядная тьма напомнила ему о том мраке, что окружал сознание
Эйлин. Чаз ощутил прилив глухого раздражения. Что толку от его умения
входить в контакт с Массой Причера, если он не в состоянии воспользоваться
им? Может, Масса смогла бы помочь Эйлин?
Вот только как...
Этот вопрос завел его мысли в тупик, они словно наткнулись на кирпичную
стену. Чаз опустил штору и взглянул на Эйлин. В голове, обгоняя друг друга,
мелькали самые невероятные предположения. Быть может, с помощью Массы
удастся телепортировать Эйлин туда, где она была еще здоровой, - или в то
время, когда она еще находилась под защитой куполов и шлюзов стерильной
зоны? А может, Масса способна изменить обстоятельства и избавить Эйлин от
проклятой гнили?
Может...
Чаз почувствовал прилив воодушевления. А что, если с помощью Массы
попытаться очистить легкие Эйлин от спор гнили? Если Масса Причера способна
телепортировать физические объекты - как, например, самого Чаза - на
Землю.., и тут его энтузиазм иссяк. Если хорошенько подумать, то и этот
вариант полностью отпадает.
Однако почему бы все же не попробовать обратиться к Массе за поддержкой?
Чаз попытался вспомнить ощущения, вызванные контактом с
виртуально-психологической конструкцией, представить ее такой, какой она
виделась ему с платформы.
Но ничего не выходило.
Та же самая непреодолимая тьма, помешавшая восстановить тогда контакт с
Эйлин, заслоняла теперь Массу Причера. Чаз безуспешно пытался прорваться
сквозь глухой барьер. Стена, воздвигнутая Эйлин, все еще защищала девушку и
окружающее пространство от возможного влияния Массы.
Чаз сдался. Он подошел к Эйлин. Она беспокойно металась на кровати,
однако ни сон, ни болезнь не ослабили бессознательную силу ее
паранормального дара. Пока она не очнется и не узнает Чаза, нет никакой
надежды объяснить ей, что все изменилось.
Чаз решил не тратить силы попусту. Эйлин судорожно облизала сухие губы.
Он зачерпнул воды и, придерживая голову, помог ей напиться.
- Эйлин? - позвал он. - Это я, Чаз.
Однако глаза девушки невидяще смотрели мимо него. Чаз осторожно опустил
голову Эйлин на подушку, но голова тут же скатилась набок, словно ей что-то
мешало. Чаз принялся взбивать подушку и неожиданно наткнулся на что-то
твердое.
Приподняв подушку, он увидел толстую записную книжку в черном переплете.
Между обложкой и страницами находилось несколько сложенных листов большего
формата, чем, сама записная книжка.
Чаз отнес находку на стол, поближе к свету, и пододвинул кресло.
Устроившись поудобнее, он раскрыл книжку и развернул листки. Первый из них
был озаглавлен:

ПОСЛЕДНЯЯ ВОЛЯ И ЗАВЕЩАНИЕ ХАРВИ ОЛКИНА
Чаз пробежал глазами листок.
"Я, Харви Олкин, будучи в здравом уме и твердой памяти, несмотря на то,
что умираю от гнили, завещаю это жилище со всем его содержимым тому, кто
после моей смерти обнаружит его - точно так же, как я наследовал все это от
человека, жившего здесь до меня. Единственная моя просьба к тому, кто займет
мое место, похоронить меня во дворе, как я похоронил своего предшественника,
а он - своего, и так далее. Думаю, что прошу не так уж много. Взамен мой
наследник получит возможность умереть в комфорте, чего здесь, снаружи, нет
ни у кого. Исполняя волю моих предшественников, я прошу, пока хватит сил,
заботиться об имуществе и предать земле того, кто жил здесь до него - на
этот раз меня.
Вся история нашей жизни изложена в дневнике, который необходимо
продолжать вести, как вели его мы. И если мой наследник сделает все, как
полагается, то когда наступит его час, явится следующий человек, который
похоронит и его. Возможно, тот, кто читает эти строки, не желает даже думать
о смерти, но поверьте - когда гниль поселится в легких, единственное
облегчение станет приносить мысль о том, что тебя по всем правилам предадут
земле - как и положено человеку в конце пути. Другие листы содержат
необходимую информацию, как вести дела и держать бродяг и мародеров на
расстоянии. Все остальное записано в дневнике. Вот и все, на что у меня
хватило сил.
Харви Олкин".
И в самом деле, в конце завещания буквы становились все более
неразборчивыми, а подпись походила на каракули. Чаз не смог бы ее разобрать,
если бы Харви Олкин не написал свое имя в самом начале.
Чаз просмотрел остальные листы. Они содержали в себе схемы, описания и
списки того, что имелось в доме. Очевидно, каждый новый владелец дома
обустраивал жилище, стараясь сделать его как можно комфортнее. Чаз отложил
листки в сторону и принялся за дневник. Его начал тот, кто первым устроил
себе здесь убежище. Это был племянник хозяина, владевшего домом еще до
появления гнили. Он преднамеренно выбрал это место, когда его изгнали из
стерильной зоны за какое-то преступление, о котором он не удосужился
упомянуть.
Чазу понадобилось два часа, чтобы дойти до последней исписанной страницы.
Закончив читать, он долго сидел при мерцающем свете лампы, которую уже
несколько раз пришлось заправлять. У него появилось странное чувство, будто
эти четверо, жившие в этом доме, стали вдруг самыми близкими людьми - не
считая, конечно, Эйлин. Было в их жизни нечто такое, что отвечало его
собственному мировоззрению. То, как они провели последние дни в ожидании
смерти, вызывало уважение. Чаз не желал примириться с тем, что человечество,
закупорив себя в тесные, стерильные анклавы, пассивно ждет неминуемого
конца. Он не мог понять, почему люди смирились и покорно дожидаются смерти.
Его жизненный инстинкт бунтовал против подобной участи. Именно этот инстинкт
гнал его на Массу Причера, не позволяя впадать в пессимизм и уныние. Если бы
он мог найти хоть какие-то признаки бунтарства, неприятия идеи скорой и
неизбежной смерти! Однако нашлись же эти четверо, не пожелавшие сидеть сложа
руки в ожидании смерти.
Но тут ему пришло в голову, что даже с ними было что-то не так. И они



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [ 23 ] 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.